ГлавнаяНовости№88-Ll. Мария Бахметьева. «Золотая параллель»
Опубликовано 13.09.2016, новости
автор: godliteratury.ru
Показов: 56

№88-Ll. Мария Бахметьева. «Золотая параллель»

Конкурс короткого рассказа «Дама с собачкой». Длинный список (№51-100)

-Слушай сюда, суповой набор! Повезу тебя на море, буду откармливать, а то никто не позарится и замуж не возьмет, — сказал папеус решительно.

Старый моим воспитанием совсем не занимается, но за питанием следит. Этим летом ему причудилось, что я похудела, вот он и задумал море. Разумеется, папа маскируется по своей привычке отставного военного. Его не столько худоба моя беспокоит, сколько несчастная первая любовь. Он тут недавно застал меня за сочинением некролога. «Юная и прекрасная девушка покончила жизнь самоубийством путем прыжка с девятого этажа, — печатала я. – Записки она не оставила, но в ее преждевременной смерти надо винить физрука Игоря Борисовича. А отец девушки — черствый служака, даже Коэльо не читал. Что он мог дать своей продвинутой дочери…»

— По шее могу дать, — сказал неслышно подкравшийся «черствый служака».

-Отвали! — рявкнула я, но поздно. Он успел прочитать. И про Коэльо тоже. Раздражение мое стремится к бесконечности.Глубоко дышу и повторяю про себя: «Я — странник, одетый в рубище. Медленно поднимаюсь к сверкающей вершине Фудзи…» Но расслабиться по методу японских даосов не успела. Хотя телячьи нежности у нас не в моде, папа обнял меня и, уж не знаю, как это получилось, но я все выложила про свою позорную любовь.

— Физрук совсем на меня внимания не обращал, а я и по канату лучше всех и кувырок назад у меня что надо, — подвывала я. – Короче, влюбилась, как зюзя.Выследила, где живет. Ну, а что мне было делать, пап? Надо же как-то развивать отношения. А у него дома, оказывается,пеленки-распашонки. Разбивать молодую семью не стала, наоборот, решила пожертвовать собой. Встретила его жену в парке, когда она с малышом гуляла, и говорю: «Я из школы, мы помогаем пожилым, ветеранам и семьям с детьми. Такое задание. Давайте я вам буду за продуктами ходить?» Она обрадовалась, сунула мне денег и отправила в магазин. Все было очень благородно: ношу им еду всякую, беседую с женой про эту жизнь, об Игоре Борисовиче многое узнаю. Потом катастрофа.Схватил он меня в подъезде за шкварник и говорит: «Ветеранам помогаешь, Полякова? Ну, чего ты к нам привязалась?»

Отец поскреб подбородок. Знаю я, о чем он думает. «Вот жена нашла бы нужные слова». В действительности мама сказала бы: «Что ты хотела? Это же муж-чи-ны! Ошибка эволюции, Рептилии в штанах».

Папеус спросил:

— Ну, а кувырок назад у тебя достойно получается?

-Вполне, – шмыгаю носом.

— Значит, физрук тебя не оценил. Ефрейтор Полякова, за достойные кувырки и прочие упражнения награждаешься поездкой на море.

-Примитивно, папинамбур. Никуда не поеду.

Итак, море. Волны изумрудные, солнышко припекает – все, как надо. Я в купальнике красуюсь. Конечно, взрослые дылды эффектнее выглядят, но и я в своей категории очень даже ничего.Мне уже надоела роль дамы, испытавшей муки неразделенной любви, но еще держусь. Из развлечений здесь слабоумная пляжная собака Шашлык, которая бросается в воду, даже если туда булькнет камень. Возможно, я еще долго ходила бы с грустной миной, если б не новый знакомец. Столкнулись из-за Шашлыка. Дело в том, что отец научил меня запускать голыши так, что они отскакивают от поверхности воды несколько раз, точно лягушки. Пса это приводит в неописуемый восторг, он бесстрашно плывет за камушками, хватает пастью воду и лает на весь пляж. Но, оказалось, у меня есть соперник. Мальчишка тоже камни кидает неплохо, причем, украдкой поглядывает в мою сторону. Шашлык мечется между нами, видимо, и с пацаном ему интересно. А я девушка ревнивая.

— Бэтл, лопоухий?! — спрашиваю, а сама просчитываю на всякий случай, куда б дернуть. Если что, на расправу я жидкая, хоть и дочь индейца. Мальчик на голову меня ниже – рахитичное дитя города. Но, чувствуется, что за ним не заржавеет.

Однако драться он и не думает.

-Маман считает, что ты, когда вырастешь, затмишь всех здешних красавиц и не только их. Да я и сам соображаю. У меня очень высокий IQ.

Все, я уже люблю его мамашу.

Родители Саши, так его зовут, во всю трещат, что их сын выигрывает любые олимпиады по математике, вот прям решает слету. Мой папа этим похвастаться не может, поэтому больше помалкивает. Пацан в отличие от предков не пафосный, хотя и ботаник. Гуляем с ним по берегу, за ракушками ныряем, он полотенце мне на плечи набрасывает и все такое. Приятно, но я делаю вид, что для меня это тьфу.

-Я тут ради отца, — втираю ему. — У него кризис среднего возраста. Представляешь, влюбился в училку по физре. Сильно уговаривал начать с ним новую жизнь. А она его не оценила. В общем, все, как у классика. «Злая-злая, нехорошая змея молодого укусила воробья».Вот я и говорю ему: «Море – лекарство от всяких глупостей».

Сашка внимательно на меня посмотрел.

-Угу, понял. А мама твоя где?

Вопросы он задает в лоб.

-Она испытывает что-то, — буркнула я. – За полярным кругом.

Чувствую, не верит. Но молчит и правильно делает. Так обычно Старый отвечает особо любопытным. По правде, мама от нас ушла. Не знаю, может, устала и от меня, и от папы. Каждое утро папеус начинал с дикого рева. «Бойцы, подъем! Полотенце – лицо вытирать!» А вечером: «Полотенце – нога вытирать! Отбой». Маму он называл «капитан Титилкин», меня — «ефрейтор Полякова».

А еще мы с папирусом любим сочинять экспромтом стишки, одна строчка моя, следующая — его. Я ему: «Эшбеля мамушту! Музру заманду». Он мне: «Экелена чалду, арэа бабанду». Это на языке несуществующего племени хты уж. Нам страшно нравилось, но мама говорила: «Вы поэзию оскорбляете». Отцу жаловалась: «я хочу высокого». Какого еще высокого? Папа и так под два метра. Закончилось тем, что родительница моя подалась в богему. Однажды привела в дом художника. Так, мол, и так, прошу любить и жаловать. Отец застыл в состоянии «папайя маракуйя», а когда очнулся, сказал:

— Вот пуля пролетела и ага. Ты что, Титилкин?

Только это и смараковал. Я-то думала, отец сразу выкинет бородатого с балкона, но он за весь вечер не сказал ни слова, лишь про пулю эту дурацкую, которая «ага». Новоявленный мамин друг ей «дражайшая», «сладчайшая», а сам нет-нет, да и погладит взглядом мои коленки. Я смачно показала гладиатору из-под стола средний палец, как сделала бы любая нормальная девчонка. Гость побагровел и надулся. Когда прощались, высказал папеусу:

-Воспитанием дочери надо заниматься, милейший.

-Каков бобер! – удивился папа и закрыл за ними дверь.

В общем, выдержки и извлечения из очень средней истории. Мой курортный знакомец, Саша, подробности не выяснял. Его больше заинтересовал папин роман с учительницей физры. Нет, угрызений совести я не испытываю. Ведь придумка эта не ради выгоды, а так — для пущей драматичности. Все шито-крыто, попробуй догадаться. Но Сашка сказал почему-то: «Физкультуре вашей я бы точно мозги вправил». Какой там у него IQ?

Надо признать, люди мы с ним разные. В смысле духовных соответствий. Пацан этот мороженое не ест, я лопаю в три горла. Любит такую музыку, которую я даже не слышала. Но и он в моей не разбирается, «СБПЧ оркестр» и «Пекин Роу-Роу» для него пустой звук. Ну, и так далее. Саша считает, что это пустяки.

-Хочу забить последний логический гвоздь в крышку гроба нашего недопонимания, — говорит он. — Пройдет времени чуть-чуть, и я тебя перерасту на две головы, как минимум. Если это вообще имеет значение. В нашем мире мужской успех определяют не рост и бицепсы, а высокий интеллект. Самые красивые девчонки достаются умным. Ты только подожди, не выскочи за какого-нибудь…

Смотрю на него, а в голове звучит

«Жизнь жестче, чем все, что кто бы то ни было в книгах написал…»

— Сашка, ты умный-умный, но дурак. Думаешь, жизнь за тебя, лопоухий?

«Жизнь жестче, чем все, что решился показать телеканал…»

— Почему не за меня?

Я вскочила с коврика и прокричала в море на всю громкость, какую только смогла выжать из своих легких:

Жизнь жестче, чем ты ожидал, когда был мал.

Чтобы ее смягчить даже у динозавра не хватит мощи!

На меня смотрят с испугом. Надеваю очки, все — я в домике.

«Жизнь жестче. Да, точно. Жизнь жестче!»

На следующий день он подошел ко мне с таинственным видом.

-Видишь дорожку? – показывает выложенную вдоль прибоя полосу из белых камней. — Она бесконечная, сколько ни иди.

Когда он успел дорожку эту сделать, всю ночь что ли трудился?

— Это 45-ая параллель, ее еще называют золотой. Золотая параллель, понимаешь? Она проходит посередине между экватором и Северным полюсом. Мы точно на ней сейчас находимся. Ну, почти точно.

— И что?

— Представь, что мы по ней пойдем, но лучше, конечно, по воздуху. Допустим, на восток. Представила? Вот под нами виноградники, дорога на Коктебель, мыс Опук и Скалы-Корабли. Резко набираем скорость. Что-то мелькает внизу, это Каспий, за ним казахстанские солончаки. О, а вот космодром Байконур, горное озеро Эби-Нур. Смотри, пустыня Гоби, Китай, Японское море. За ним Охотское, остров Итуруп, потухший вулкан Иван Грозный. И вот уже Тихий океан. Это мы только на восток двинули, а если на запад… Там тоже чего только нет.

— К чему ты это?

-Легко затеряться – грустно сказал он.

— Давай вернемся.

— Правильно. Здесь самый длинный летний день, солнца, сколько хочешь. Давай договор? Как только решишь, что все так хреново, что даже у динозавра не хватит мощи, гони прямо сюда. Бросай все и сюда в любое время года. А я тебя здесь буду ждать. Тогда не потеряемся. Давай, а?

Гляжу я на эту золотую параллель. Лопоухий светит локаторами напротив солнца, собака Шашлык бегает туда-сюда, неподалеку папеус сидит, уткнувшись в книжку, — делает вид, что зачитался. Дети загорелые, тетки какие-то неучтенные. Разве это не первое в моей жизни признание в любви? Мама говорила, что мужчины – ошибка эволюции. А я не знаю. Я сомневаюсь. Но у меня впереди еще очень много времени, чтобы в этом разобраться.

Читайте также

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: