ГлавнаяНовости№39-Ll. Евгений Толмачёв. «Неоправдавшиеся надежды»
Опубликовано 07.09.2016, новости
автор: godliteratury.ru
Показов: 49

№39-Ll. Евгений Толмачёв. «Неоправдавшиеся надежды»

Конкурс короткого рассказа «Дама с собачкой». Длинный список (№1-50)

Константин Иванович с важным видом, заложив руки за спину, прохаживается между рядами столов аудитории, в которой витает запах намокшей под дождём кожаной куртки. Фигура преподавателя имеет значительное выражение; он среднего роста, крепок, и тёмно-коричневый костюм-тройка очень ему к лицу. В лице Константина Ивановича живёт строгость, даже надменность, пугающие студентов. Однако наибольший страх они испытывают перед его саркастическими шутками. Преподаватель знает, какие чувства стыда и смущения испытывают студенты, и это приободряет его и даже забавляет; в глазах Константина Ивановича горит ироническая искорка, однако она сокрыта под линзами элегантных очков.

В последние дни Константина Ивановича стало преследовать непонятное предощущение, будто потерял он что-то важное и переживает по поводу этого. И в тоже время не может постичь — что потерял? И потерял ли вообще?… И насколько это важно?

Часто вечерами, уединившись в маленькой комнате, служащей рабочим кабинетом, он, включив настольную лампу, сидит за массивным столом, с аккуратно расставленными стопками книг, в проникновенной задумчивости рассуждает о своей жизни.

— Пятьдесят лет позади,- глубокомысленно произносит он вслух. — А дальше сколько? Конечно же меньше. И ради чего это всё? А мог бы я добиться большего? Наверное, мог…

В темноте за окном дождь барабанит по отливу. И вдруг Константин Иванович ужасается от того, что это не воды небесные стучат по железу, а его годы улетают в небытие…

— Бросить бы всё, и уехать с семьёй в деревню, куда-нибудь на Алтай или еще дальше.., — думает преподаватель, и в его воображении посреди зелёных просторов, пахнущих хвоей лесов, где поют птицы, вырисовывается бревенчатый дом на берегу чистой реки. — А лучше — одному…

Он запахивается в старомодный халат, словно от холода.

На работе Константин Иванович забывается.

— Итак, зачин к Илиаде прочтёт Голощапов,- оглашает преподаватель.

Голощапов встает и, волнуясь, начинает бормотать, от волнения, не зная, куда девать рук:

— Гнев… богиня, гм…воспей Ахиллеса Пелеева сына…

— Воспой!- наигранно кричит Константин Иванович. Он входит в свое излюбленное состояние властолюбца. — Еще раз и громче!

Голощапов теряясь и запинаясь, краснеет. Первокурсники напряжены — они знают, что достанется каждому.

— Довольно!- Константин Иванович хлопает с размаху мясистой ладонью по столешнице, от чего студентка, сидящая за первой партой, вздрагивает.

— Катя, спокойно,- произносит преподаватель, играя глазом. И рот его кривит лукавая улыбка.

Константин Иванович встаёт и громко, баритонально, отстукивая каблуком туфли, словно котурном, ритм, речитативом декламирует:

— Гнев богиня воспой Ахиллеса Пелеева сына…

Декламация слышна сквозь гипсокартонные стены.

— Повторяйте!- повелевает Константин Иванович. Он видит себя кормчим на галере, миновавшей Лесбос.

И студенты нестройно, однако громко вторят ему.

— Отстукивайте ритм! Вставайте! Гнев богиня..,- кричит Константин Иванович, размахивая кулаком.

Гремят отодвигаемые стулья, и кроме декламации нарастает топот. В аудитории этажом ниже, недоуменно и испуганно водит белками глаз философ Юрий Николаевич.

— Господи, затихните Христа ради, — думает он.

Смятение и гнев поднимаются в душе Валентины Петровны, которая проводит пару в аудитории за стеной. Мигом она изменяется в лице — мрачнеет, а глаза полыхают злобой.

Валентина Петровна много времени и сил отдаёт жизни факультета, поскольку собственной у неё нет. Однако в этом она не решается признаться себе. Её лучшая подруга — также одинокая женщина, и Валентине Петровне бессознательно нравится чужое тоскливое положение. Живет она в двухкомнатной квартире, которую боится из-за многолетнего молчания…

С Константином Ивановичем у неё неприязненные отношения. Однако лет восемь тому назад между преподавателями был роман. И в большей степени так думала Валентина Петровна. Её не смущало женатое положение мужчины. Константин Иванович флиртовал лишь, как говорил он себе, от «бессмысленности бытия».

В одно лето, по завершении сессии и защит, преподавательский состав, кто пожелал, отправился на университетскую базу отдыха в Сочи. Валентина Петровна перед поездкой купила красивое лёгкое платье цвета морской волны. И непрестанно примеряя обновку дома, представляла, как будут они с Константином Ивановичем вечерами гулять у моря, слушать прибой и смотреть на заходящее большое солнце.

Валентина Петровна приехала первым рейсом (их было два) немного ранее. И ей казалось, что всё вокруг — голубое лёгкое небо, лазурное море, и яхты вдали берегут тайну. И сердце сжималось в приятном ожидании.

Но Константин Иванович пожаловал с молодой, но уже располневшей, лаборанткой. Произошло крушение. Валентина Петровна была вне себя от гнева; она знала, что красивее и умнее лаборантки. Денно и нощно Валентина Петровна желала, чтобы Константин Иванович утонул, и не могла понять — как он мог так поступить? Она ни разу не надела голубое платье, ей хотелось, чтобы грянуло ненастье: море почернело, вспучилось и захлестнуло берег со всеми шезлонгами и забегаловками, чтобы сек дождь… Но этого не происходило.

С той поры Валентина Петровна возненавидела Константина Ивановича.

— В казнь, что Атрид обесчестил жреца непорочного Хриза…, — нарастает в соседней аудитории.

Валентине Петровне кажется, что Константин Иванович творит это нарочно, ей назло.

Женщина в исступлении быстрыми шагами устремляется в аудиторию, где происходит вакханалия. Её сердце бешено колотится. Она резко отворяет двери, топот прекращается, студенты растерянно глядят на неё. Лицо Константина Ивановича невозмутимо — он желает продолжать декламировать. Но Валентине Петровне кажется, что он усмехается.

— Вы, вы… Мерзавец и потаскун, как вы можете учить детей!?- мысленно кричит она.

— Вы мешаете мне вести пару, что вы себе позволяете!?- говорит она, едва переводя дух.

Губы её дрожат.

— Закройте дверь с той стороны,- твёрдо произносит Константин Иванович. Он негодует на то, что ему мешают вести любимый предмет и создавать колоритную атмосферу, за которую студенты всегда любили античную литературу. Первокурсники еще не понимают красоты античности. Но через пару таких занятий они всей душой возлюбят Древнюю Грецию, колыбель свободы…

С грохотом захлопывается дверь. Валентина Петровна чувствует себя неотмщённой и даёт себе слово вынести на обсуждение преподавательского совета недостойное поведение Константина Ивановича.

По окончании рабочего дня Константин Иванович заходит в небольшой, но уютный ресторанчик, где в центре округлого помещения в бордовом полумраке, пахнущем кофе и лимоном, стоит светящийся аквариум с безмятежными медлительными рыбками. Константин Иванович занимает излюбленное место поодаль у окна и заказывает бокал красного вина. Он с задумчивым видом мелкими глотками пьет вино и смотрит в окно на прохожих, на проезжающие автомобили, на стремящуюся в никуда жизнь. Глаза его выражают уныние. Константин Иванович почему-то вспоминает своего знакомого — подхалима и молчальника, выбившегося в начальники. И преподавателю становится досадно и противно; он залпом выпивает остаток вина и сокрушённо произносит:

— Несправедливость… бессмыслица…фарс..

Читайте также

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: