ГлавнаяНовости№46-Ll. Шеина Ирина Валерьевна. «Настоящей даме собачка не нужна»
Опубликовано 07.09.2016, новости
автор: godliteratury.ru
Показов: 40

№46-Ll. Шеина Ирина Валерьевна. «Настоящей даме собачка не нужна»

Конкурс короткого рассказа «Дама с собачкой». Длинный список (№1-50)

22 года – возраст надежд для девушки.

27 лет – возраст ожиданий для юноши.

Танцпол – место встреч одиноких сердец.

Солнце изнуряло листья акаций, цветы магнолий, тротуарные плиты и оголенные фигуры курортников, отдыхающих от кипучей деятельности рабочих будней.

Листья акаций скручивались в пыльные поникшие лоскуты, нуждающиеся в стирке очистительных гроз. Но надежды их были напрасны, гроз не было.

Цветы магнолий светились как китайский фаянс, выставленный на продажу в витрине стильного магазина. Лепестки цветов отражались в глянцевой зелени и делали вид полного безразличия к зною. Их изнурение выдавали пожелтевшие края. Эти пожухлые краешки лепестков напоминали о бренности юности, краткосрочности счастья и невозможности идеальной красоты.

Цветы магнолий не надеялись ни на что. Они были уверены в своем совершенстве, а совершенство, как известно, не нуждается в надежде – оплоте слабых.

Тротуарные плиты тихо изнемогали под давлением солнца, копили в себе градусы Фаренгейта и Цельсия и с особым наслаждением выдыхали из себя аккумулированный жар. Они не возражали бы против душа поливальной машины. Душ не был предусмотрен городским бюджетом.

Оголенные фигуры курортников стремились к морю и радовали наблюдателя «теплыми» оттенками кожи – от розового с золотым отливом до густо-коричневого цвета натурального кофе.

Радость наблюдателя вызывалась возможностью построения предположений. Так легко быть гением дедукции можно только на курорте! Только ленивый не способен с первого взгляда понять, для кого отпуск только начинается, а кто уже пакует чемодан в обратный путь.

Гений дедукции в футболке «я люблю тебя, Россия», порванных в нужных местах джинсах и кожаных сандалиях на босу ногу сидел на террасе летнего кафе с одной целью – вычислить одинокую девушку без сопровождения мамы–бабушки-соседки–папы–папика – и далее по списку возможных связей.

Ему была нужна девушка, еще не успевшая запечься до состояния гриль.

У него было впереди две недели для развлечений. Менять девиц ежедневно у него не было достаточного количества денег. Да и осторожность напоминала ему о рисках случайных связей. Он однозначно нуждался в подружке на эти две недели расслабона, и подружка должна была соответствовать целому ряду критериев.

Желательно симпатичная, стройная, юная и улыбчивая.

Предпочтительно провинциальная.

Без комплексов.

И не дура!

Мимо проходило множество юных симпатичных светлокожих провинциальных девушек, строивших из себя столичную штучку.

Эти раскрашенные куклы нашему герою тоже не подходили.

Он возвел в культ естественность. Опыт близкого общения с девушками из категории «на заре ты ее не буди» научил его, что «эффект панды» в этом случае – не худший вариант. Отмытая до естества его последняя бывшая подружка вызвала у него утром в постели шок от удивления, а где же есть ее лицо? Губы, там, глаза какие-нибудь… ну хотя бы брови….

Повторения пройденного он не хотел. Расставание было болезненно бурным. Ей понравилось в его квартире все. И он сам ей тоже очень даже нравился. Ему стоило немалых усилий тушение пожара страстей в результате отказа от ее настойчивой целеустремленности к браку.

Он не имел таких устремлений.

Не случайно же он носил имя Роман.

Роман должен иметь продолжение, но не должен тянуться бесконечной дорогой семейного благополучия. Такой роман скучен.

Наш Роман был жизнелюб, женолюб и искатель безопасных приключений.

Солнце продолжало нещадно палить изо всех своих орудий, не жалея боезапаса. Асфальт прогибался под множеством ног. Взгляд Романа лениво скользил по горизонтали на уровне метр от пола. Роман разглядывал ноги, изредка вскидывая взгляд выше, если ноги были женские, красивые и почти без загара. Но мимо шли в основном целлюлитные ляжки на полусогнутых коленках. Смотреть было не на что.

Соответствующих определению ног было мало, а когда такие ножки мелькали в толпе, наметанный взгляд Романа взлетал и вновь опускался в полном разочаровании. У красивых ножек каждый раз оказывалось бесплатное приложение в виде сопровождающих лиц, страшненькой внешности, прожитых не напрасно лет или струпьев обожженной кожи на облупленном носу.

Стакан со льдом уже наполнился тепловатой водой, а нужных ног все не было.

Официантка стала демонстративно вытирать грязной тряпкой стол, за которым сидел Роман. До этого она вела себя по-другому, ожидая заказа. Роман ожиданий не оправдал, а место занимал. Она решила, что пора ему и честь знать. Запах тряпки неприятно ударил в нос. Роман поднял глаза и заметил, что официантка очень мила. Он улыбнулся ей и, наконец-то, сделал заказ.

Она записала в блокнотик, старательно повторила с вопросительной интонацией названия блюд, наугад произнесенных Романом, и, покачивая бедрам, пошла к буфету. Роман проследил за ней взглядом и разочарованно вздохнул. У милашки оказались кривоватые ножки, а Роман не желал отступать от намеченного идеала.

Но он получил права на дальнейшее пребывание на своем уютном наблюдательном посту. Мимо этого места не мог пройти никто из отдыхающих.

Это была единственная в городке дорога к морю.

Время шло, солнце ушло в сторону Болгарии, тени обрели плотность. Официантка принесла приборы, шницель с гарниром из свежих овощей, сырную тарелку, хлебную корзинку, бутылку сухого красного вина и кофе. Все одновременно, на одном подносе, который несла двумя руками, упирая его край себе в живот. Роман снова улыбнулся ей, и она не шмякнула поднос на стол, как ожидал от нее Роман, а мягко опустила это сложное сооружение. Плавными движениями полных рук официантка, не поднимая глаз, расставила все перед Романом, вытащила из кармана нож сомелье, откупорила вино и, не спрашивая Романа, стала наливать вино в бокал. Он движением руки остановил ее с дежурной ласковой улыбкой. Она улыбнулась в ответ, но он, ничего не сказав, приступил к еде.

Официантка, медленно покачивая бедрами, пошла к бару. Роман больше не смотрел ей в след. Ему было безразлично то, о чем судачат эти две простушки – полная барменша и кривоногая официантка.

Он с отвращением поковырял жесткое мясо. Есть не хотелось. Роман долил бокал и залпом выпил. Вино было теплым и противным на вкус.

День был потерян.

Роман положил под тарелку две тысячерублевые купюры и, легко перепрыгнув через балюстраду, вышел на улицу.

Официантка метнулась за ним следом, но заметив деньги, успокоилась. Клиент оказался точным в расчете, а чаевых от него она не ждала. У нее был наметанный глаз, и он ей не понравился.

Роман был уверен, что переплатил вдвое. Это, по его мнению, должно было утешить бедную девушку, вынужденную в адову жару вместо культурного отдыха на пляже выслушивать претензии оборзевших клиентов.

На улице Роман слегка притормозил в раздумье, куда пойти – к морю, там обнаженные разгоряченные тела сразу укажут нужный объект внимания, или в город — принять в гостинице душ, отдохнуть в тишине и отложить на вечер процедуру знакомства с девушкой мечты, которую он должен сегодня встретить.

Пляж пересилил. В конце-то концов, он приехал отдыхать на море.

Ну, а девушки? А девушки, как известно, потом….

Подождут своего счастья.

Роман решительно двинулся к пирсу, на ходу снимая патриотическую футболку. Он заплатил деньги растрепанной тетке, караулившей вход на платный пляж, кинул на топчан футболку и джинсы, сунул под топчан сандалии и ринулся в пенную волну.

Вода вперемежку с галькой и песком окатила его бодрым напоминанием о необходимости ежедневных тренировок. Роман преодолел первый вал и с наслаждением поплыл, взяв курс на оранжевый буек.

Большинство отдыхающих барахталось в узкой полосе рядом с берегом. Его не устраивало подобное каботажное плавание. И он гордился собой, своим умением красиво и мощно плавать. Он чувствовал себя юным морским богом.

И тут он увидел богиню.

Она лежала, покачиваясь на воде, как в гамаке. Волосы широким веером колыхались вокруг головы. Капли сияли на светлой коже нежного лица. Дыхание равномерно приподнимало над водой высокую грудь. Длинные ресницы прикрывали глаза. Казалось, она спит.

Роман от увиденной им так нежданно ундины, нет, Афродиты! даже забыл о необходимости двигаться. Он заворожено смотрел на безмятежное лицо незнакомки и вдруг мучительно захотел увидеть цвет ее глаз.

Он легонько плеснул водой в лицо русалки.

Она вздрогнула, распахнула глаза и вдруг резко пошла вниз, под воду.

Роман не успел увидеть испуга в ее лице.

Он не понял, что девушка от неожиданности захватила вместо воздуха воду и едва не захлебнулась. Он решил, что она просто нырнула, чтобы избавиться от его присутствия.

Он не хотел отступать. Нырнул за ней следом, но следующий довольно мощный вал подхватил девушку и быстро понес ее к берегу.

Роман увидел, как она, с трудом справившись с прибрежным буруном, неуверенной походкой вышла на мелководье, а потом вдруг пропала из виду.

Роман подплыл к берегу, а потом долго ходил по переполненному пляжу, заглядывая под каждый зонт, но ее не было нигде.

Солнце садилось в море, раздаривая волнам золото бликов. Отдыхающие потянулись с пляжа длинной вереницей. Роман понял, что потерял самую важную часть своей жизни. Теперь ему была нужна только эта неизвестная девушка. И он решил, что найдет ее, чего бы это ему ни стоило.

Где может быть после захода солнца красивая девушка в маленьком курортном городке?

Правильно, в ночном клубе!

Роман отправился в клуб.

Музыка гремела на весь парк.

Народ толпился по периметру танцпола.

А в центре была она!

Там был еще кто-то. Роман не видел.

Он видел только ее.

Он вышел к ней и сказал: «Будьте моей женой!»

Она удивленно посмотрела на него и спросила: «Вы сумасшедший?»

«Нет. Просто я встретил Вас и понял, что Вы моя лучшая половина», — ответил он.

— Но я не знаю, как Вас зовут….

— Роман.

— А я — Вера.

Магнолии источали слабый аромат.

Акации расправляли пальчики, наслаждаясь вечерним бризом.

Асфальт отдавал ночной прохладе дневное тепло.

Музыка продолжала греметь.

Но они слышали друг друга.

Им было, о чем говорить.

Они живут с тех пор вместе.

Долго и счастливо.

Но она ему так и не сказала, что едва не утонула из-за него в их первую встречу, там, на воде.

Читайте также

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: