ГлавнаяНовостиЦапки и другие
Опубликовано 05.09.2016, новости
автор: godliteratury.ru
Показов: 70

Цапки и другие

Выходит книга руководителя управления взаимодействия со СМИ Следственного комитета РФ Владимира Маркина «Самые громкие преступления XXI века в России»

Текст: Наталия Соколова/РГ
Обложка и книги предоставлена издательством

Маркин_Самые громкие преступленияВ книге описаны самые громкие преступления последних лет в России. Реальные преступники, убийцы, потерпевшие, жертвы. А главное — читатель погрузится в поэтапную работу следователей, которые по ниточке распутывали эти жуткие преступления. Книга основана на пяти самых громких преступлениях новейшего времени — истории кущевской банды, деле таганрогского маньяка, крупных хищениях бюджетных средств в Подмосковье, убийстве Анны Политковской и массовой гибели пассажиров «Булгарии». События, люди и, самое главное, эмоции участников и самих следователей — все это в книге. Владимир Маркин впервые раскрывает профессиональные секреты следствия, которые, как правило, скрыты от людей.
Владимир Маркин — выпускник факультета журналистики МГУ им. Ломоносова, работал в газете «Вечерний Челябинск», на Всесоюзном радио в программах «Время, события, люди» и «Человек и закон», был ведущим передачи «Следствие покажет» на Первом канале. Поэтому за перо он взялся не раздумывая. «Всем поклонникам криминального детектива, я думаю, книга будет очень и очень интересна… Жизнь здесь выглядит куда изощреннее любого, даже самого поражающего воображение киносценария!» — говорит о книге Владимира Маркина актер Сергей Безруков.
Подробно о книге Владимир Маркин скоро расскажет читателям сам на ММКВЯ на ВДНХ. Встреча с автором запланирована на 7 сентября с 14:00 до 15:00.
До выхода книги Следственный комитет РФ поделился с читателями «Российской газеты» одной из глав книги. Она посвящена событиям, происходившим в станице Кущевская Краснодарского края, где в 2010 году произошло массовое убийство, всколыхнувшее не только маленькое село, но и всю Россию.

Глава 5. Царство страха

(о расследовании массового убийства в станице Кущевской)

От страха к надежде

Я очень хорошо помню, как получил первоначальную информацию о некоем пожаре в доме фермера и гибели 12 человек, включая детей.
Изначально это даже не показалось каким-то экстраординарным происшествием. Таких случаев было немало, когда в пожаре погибали целые семьи. Но такие смерти, как правило, случались от неосторожного обращения с огнем, беспечности взрослых или халатности должностных лиц. И естественно, когда пришли первые сообщения информагентств о том, что в станице Кущевской во время пожара погибла целая семья и даже их гости, первое предположение было таковым, что причиной стало что-то из вышеперечисленного. Но так было до того момента, пока на месте происшествия не оказались наши следователи. Это произошло 5 ноября — в выходной день. Тогда я впервые узнал, что в доме фермера Сервера Аметова случился не пожар… Восемь взрослых и четверо детей были зверски убиты. Изначально информацию я дал на федеральные информагентства, после чего прямо к моему дому, как рой пчел, прилетели представители всех телеканалов со спутниковыми тарелками, чтобы оперативно получить официальные комментарии для новостных выпусков. У всей страны возник вопрос: кто посмел? И за что? И при чем тут маленькие дети? Вот на все эти вопросы и предстояло ответить следствию.
И вот началось расследование. Практически сразу уголовное дело из следственного управления по Краснодарскому краю, где первоначально оно было возбуждено, передали для дальнейшего расследования в Главное следственное управление по Северо-Кавказскому федеральному округу. Так распорядился Председатель Следственного комитета России Александр Иванович Бастрыкин, который буквально на следующий день после трагедии приехал в Кущевскую.
И ему сразу показалось странным упорное молчание станичников, которых по горячим следам опрашивали оперативные сотрудники МВД. Получалось, что никто ничего не видел, не слышал и не знал — короче, свидетелей нет, и точка. Понятно, что такого быть не могло, и за этим молчанием необходимо было разглядеть его причины.
И вскоре стало понятно, что стоит за молчанием людей, — страх. Страх перед теми, кто, как постепенно выяснялось, уже много лет держит станицу Кущевскую в своих жестоких и безжалостных руках. Вскоре впервые прозвучала фамилия Цапки. Но эти сведения были обрывочными, недостаточными, лишь на уровне предположений. Все нужно было устанавливать, доказывать… И при этом на первый план выступила необходимость донести до людей: вас защитит закон, преступники будут наказаны, их время прошло навсегда. Это было очень трудновыполнимой задачей. Следователи поражались тому, насколько запуганы кущевские жители.
В очередной раз вылетая в Кущевку, Председатель СК России взял меня с собой. Я стал свидетелем и участником очень важного события, которое оказало огромное влияние на дальнейший ход следствия, придало ему новый импульс. После планового совещания, где Председателю доложили о результатах работы, была организована встреча со станичниками в одном из актовых залов администрации.
Об этом очень трудно рассказывать — невозможно словами передать то колоссальное напряжение, что ощущалось в зале. Вот тогда я понял смысл расхожего выражения: «обстановка наэлектризована». Действительно, казалось, что, пролети искра, и зал взорвется, вспыхнет огнем.
Казалось, что эту напряженность и стену недоверия невозможно будет преодолеть. У людей, видимо, настолько накипело, что это недоверие и даже ненависть к местным властям и правоохранителям они теперь с накопившимся ожесточением выплескивали на московских гостей. Но не ради праздного любопытства Председатель совершает подобные поездки и устраивает такие встречи с гражданами. Вообще у Александра Ивановича есть совершенно потрясающее качество: он обладает умением, или скорее даже талантом, найти подход к каждому собеседнику, расположить к себе людей самого разного уровня — социального и образовательного, с самыми разными представлениями о жизни и ее ценностях. Люди ощущают искренность, которая исходит от него, и лед недоверия тает, падает стена отчуждения, открывается путь к откровенному разговору. Редчайший талант!
И вот эта искренность Александра Ивановича, помноженная на его уверенность в том, что виновные понесут наказание и в станице воцарится законность и порядок, сделали свое дело. Ситуация в зале стала меняться буквально на глазах. На лицах людей вместо страха, злобы и обиды появились блики надежды. Они с трудом, но все же приходили к пониманию того, что все еще может измениться, что все их страхи останутся в прошлом и справедливость восторжествует, несмотря ни на что. Они смогут спокойно жить и работать на своей родной земле, ничего не опасаясь и никого не боясь, ни перед кем и ни перед чем не склоняя голову, кроме закона. Это много значило.
Наконец, плотину прорвало — люди заговорили. Сначала робко, неуверенно, потом все громче и смелее. За долгие годы страха и обреченности в их душах накопилось много обид, и теперь у них была возможность наконец-то вылить их тому, кто смог выслушать, поверить и помочь. Звучали жалобы на местную власть, на милицию и прокуратуру. Их обвиняли в бездействии, а фактически — в молчаливом содействии тому беспределу, который на их глазах творила банда Цапков. Это был очень тяжелый разговор. Во многое из того, что мы слышали, просто невозможно было поверить, но было очевидно, что люди говорят правду о своей жизни. Правду горькую и порой страшную…
После коллективной встречи начались индивидуальные беседы с гражданами. Людей было очень много, Председатель не мог принять всех, поэтому с кущевцами встречались и его заместитель, и другие сотрудники СКР. Картина станичного беспредела становилась все более яркой и осязаемой.
Эта картина складывалась уже не из подозрений и слухов, а из конкретных фактов. Люди стали писать заявления о преступлениях, совершенных в прошлые годы. Они поверили, что на свете есть правда и на всемогущих Цапков нашлась управа!
Я постоянно переходил из одного кабинета в другой, где принимали людей, и поэтому уже тогда у меня сложились первые впечатления, что же все-таки происходило в станице все эти годы. Уже вечером я вышел на площадь перед администрацией, где были выставлены камеры всех федеральных и региональных телеканалов. И что меня тогда удивило — никто не задавал вопросов. Обычно шумные и разговорчивые журналисты на этот раз напряженно молчали. Но это молчание было красноречивее любых слов. Именно от меня ждали первых слов и любых подробностей. Как сейчас, спустя столько лет, помню мой первый немногословный комментарий: «Если хотя бы одна четвертая часть того, что сказано станичниками, подтвердится, то можно только представить, какой ужас творился все эти годы в станице».
Несмотря на очень большую усталость, Бастрыкин выслушал абсолютно всех — из станицы мы улетели лишь глубокой ночью.
Очень тяжелые впечатления остались у меня от этой встречи. Я увидел своими глазами, как профессионализм и еще в большей степени способность от всей души переживать чужую беду творят чудеса. Кущевцы поверили главному следователю страны — и лед тронулся, появилась надежда, а затем и твердое убеждение, что возмездие неизбежно, преступники не уйдут от ответа.

Читайте также

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: