ГлавнаяНовостиМещерякова Анастасия «Глубокое синее море»
Опубликовано 21.08.2016, новости
автор: godliteratury.ru
Показов: 206

Мещерякова Анастасия «Глубокое синее море»

Лето – это маленькая жизнь. Летом все краски становятся ярче, а чувства сильнее. Летом мы часто теряем голову от мимолетных увлечений и чудесных романов. Уютные закаты, нежно ласкающее слух биение моря и легкие касания дуновения ветра превращают даже самый скучный или печальный день в нечто прекрасное и захватывающее. Словно все невзгоды рассыпаются на миллионы мельчайших частиц, словно все проблемы оставляют тебя.… И внутри все порхает, все бурлит и кипит! Величественные горы в одночасье превращаются в […]

Лето – это маленькая жизнь. Летом все краски становятся ярче, а чувства сильнее. Летом мы часто теряем голову от мимолетных увлечений и чудесных романов.

Уютные закаты, нежно ласкающее слух биение моря и легкие касания дуновения ветра превращают даже самый скучный или печальный день в нечто прекрасное и захватывающее. Словно все невзгоды рассыпаются на миллионы мельчайших частиц, словно все проблемы оставляют тебя.… И внутри все порхает, все бурлит и кипит! Величественные горы в одночасье превращаются в холмики с белыми шапками — ушанками, глубокое и синее море становится похожей на маленькую лужицу, в которой не помещается отражение твоей летней любви. Весь мир словно замирает. И в этой тишине всегда можно услышать стук. В этой тишине можно увидеть молчание и тишину, можно потрогать их руками, кончиками подушечек своих пальцев.

Она была прекраснее всех в том захудалом отеле: невысокая и чуть полноватая фигура привлекала немногочисленных постояльцев своей томной изящностью и плавностью линий. Светлые, выгоревшие на солнце пряди длинных, завивающихся на концах волос, мягко ложились на оголенные смуглые плечи. Тонкие линии ключицы обрамляла золотая цепочка, ниспадающая в глубокий вырез своим лазурным как летнее небо камнем. Ее пальцы играли незатейливую мелодию, выстукивая аккорды по деревянному наличнику окна в холле. Зеленые с карими вкраплениями глаза задумчиво и с легким оттенком грусти всматривались в далекие очертания голубого моря. Она подперла рукой свой маленький подбородок, на котором были видны очертания милой ямочки, и переминулась с ноги на ногу, так, что ее платье оголило часть бедра с правой стороны. Вся ее натура излучала спокойствие с легкими нотками знойного блаженства и легкости.

Он вошел в зал стремительной походкой. Высокий стройный брюнет с просединами на висках очаровал всех своей неиссякаемой харизмой. Кипельно-белая рубашка с подвернутыми до локтя рукавами еще мерцала от лучей полуденного солнца. От него пахло солью и морской водой. На широкой и чуть коротковатой шее выступили испарины прозрачного пота. Темные как ночь глаза устремили свой взор на плетеные из тростника кресла и стоящий рядом вентилятор. Уверенным и быстрым шагом мужчина направился прямиком оазису прохлады в царстве зноя и невыносимой жары. Он расстегнул пару верхних пуговиц на рубашке и принялся обмахивать себя лежащим на подлокотнике веером. Его длинные ноги вытянулись вперед и едва касались оппонентов за соседним столиком.

Немногочисленные посетители этого холла сменяли друг друга один за другим уже несколько часов подряд, но мужчина в плетеном кресле упорно не хотел покидать свой уголок холода, наблюдая за юной прелестницей в белом хлопковом платье. Зеленоглазая девушка с грациозностью кошки варьировала между деревянными столика и плетеными креслами, охлаждая прибывавших гостей кокосовыми молочными коктейлями в красиво украшенных бокалах.

Каждый раз, проходя мимо него, она как будто бы случайно задевала его своим бедром или касалась кончиками пальцев. Легкая эротичность буквально наполняла атмосферу в помещении, и каждый вновь прибывавший гость словно поддавался неведомому очарованию юной нимфы.

В конце концов, жара спала, и зной ушел в закат минувшего дня, уступив место легкой прохладе и томной ночи с ее невесомым сиянием звездных кристаллов. Полная, круглая, словно кусок сыра луна, вышла из-за тени высоченных гор и медленно покатилась по иссиня-черному небосводу.
То тут, то там неспешно проходили мимо отеля молодые юноши и девушки, пожилые седовласые пары и зрелые знойные красавцы мужчины, пытающиеся поймать взгляд юной девушки-официантки в белом платье. Мужчина, сидящий в кресло, давно допил свой сотый коктейль и уже наслаждался тишиной в своем номере, но что-то тяжелое и одновременно волнующее не давало ему уснуть. Он мечтал и вспоминал легкие касания его юной музы. Он вспоминал ощущения: нежная и мягкая кожа, теплый запах соленого моря и смешивающийся с ним запах молока. При мыслях о девушке, его прошиб горячий жар, и он решил немного охладить свой пыл, прогулявшись по тихому и безлюдному пляжу.

Юная нимфа днем, превратилась в прекрасную русалку в свете луны и в сиянии звезд. Море плавно поднималось и тут же опускалось на мокрый, покрытый кое-где водорослями песок. Мужчина тихо присел рядом с девушкой, вытянув ноги вперед и облокотившись на руки, и глубоко вдохнул в себя легкий морской воздух.

— Вам не холодно? – спросила его вдруг девушка. – Погода сегодня холодная для обыденности…

Он с улыбкой посмотрел в ее глаза и слегка покачал головой.

-Боюсь, моя прекрасная нимфа, — ответил он. – Мое сердце наполнено горячей южной кровью. В такие минуты рядом с вами, оно греет меня еще больше.

Девушка кокетливо улыбнулась и коснулась рукой его ладони. Мужчина вздрогнул и слегка напрягся. Ему не хотелось, чтобы она убирала свою руку – слишком нежным было касание ее руки.

— Ваша кожа,- сказал он. — Такая она нежная.

Она прищурила свои зеленые глаза и наклонила голову на бок, всматриваясь в его темные как ночь глаза. Золотистые волны волос скатились вслед за движением головы на ее грудь. Она погладила его по щеке. Трехдневная щетина заколола ее пальцы. Она томно вздохнула и приблизилась к лицу мужчины. Он побоялся спугнуть девушку и поэтому замер в ожидании. От нее пахло все тем же полуденным молоком, и запах соленого моря перемешался с его собственным запахом. Она коснулась своими мягкими и тонкими губами его губ, и можно было бы заметить, как вокруг них преобразилась атмосфера – море больше не шумело, ночные птицы больше пели свои песни, и где-то в траве больше не играла музыка сверчков…

Они провели прекрасную ночь на берегу глубоко синего моря и наутро вернулись в старый захудалый отель. Мужчина предложил незнакомке зайти в его номер, но нимфа отказалась, лишь поцеловав его в последний раз на прощание, спешным шагом направилась в другой конец отеля. Она убежала так же неожиданно и быстро, как и появилась. Мужчина даже не знал ее имени…

Плыл рассвет, и первая роса уже покоилась на листьях пальм и папоротников. Воздух пропитался утренней прохладой. Небо сияло пастельными красками радужного спектра. Первые сонные посетители кафе уже выходили из своих жарких и душных номеров за горячим кофе с булочками и тарелками с фруктами. За окнами отеля постепенно просыпался маленький провинциальный городок.

Поднявшись в номер, мужчина принял душ, вымывая песок из самых неприятных и неожиданных мест. Вскоре, он спустился вниз по лестнице и присел за барную стойку.

Мужчина решил спросить, как звали ту девушку и где он мог бы ее найти, но ни бармен, ни мальчик-официант не поняли, о ком говорил этот странный посетитель и поспешно принялись за других обитателей отеля.

В тот же день, примерно в час пятнадцать по местному времени, когда на улице уже господствовало южное жаркое солнце, мужчина стоял на платформе старого вокзала в ожидании своего экспресса до города. Из его головы никак не выходил образ этой девушки, он старался как можно дольше удержать ее голос, ее взгляд и ее движения в своем сознании.

Примерно через пару минут к платформе подъехал скорый поезд. Мужчина поспешил укрыться в салоне своего вагона. Он бросил на верхнюю полку свой небольшой, но аккуратный кожаный чемодан и достал из рюкзака небольшой блокнот со старыми потрепанными и пожелтевшими листами. Он принялся набрасывать образы своей молодой музы, которые застряли в его голове и не заметил, как к нему подсел старый и сморщенный старик:

— О, — произнес его новый спутник. – А я знаю эту девушку.

Мужчина поднял свой взгляд:

— Кто она? – нотки интереса и власти пробежались струной в его голосе.

Старик загадочно покачал головой и ответил:

— Морская нимфа, дочь бога морей и океанов Посейдона. Приходит к одиноким мужчинам и дарит им себя на одну ночь. Она выбирает их тщательно. Вместе с собой она дарит им свою любовь, в надежде, что хоть кто-то примет ее и полюбит. Говорят у нее золотые волосы, медового оттенка и яркие зеленые глаза. А кожа….Пахнет молоком и соленым…

— Морем! – прервал его мужчина. — Она пахнет морем…

Мужчина угрюмо погрузился в свои наброски и больше не слушал слов старика о прекрасной дочери морей. Он пытался передать бумаги свои воспоминания и чувства. Он пытался передать мягкость ее волос, нежность кожи и мелодию ее тихого голоса. Он пытался передать легкую искру ее прикосновений и плавность ее движений листку бумаги.

А поезд тем временем тронулся и повез вечно спешащих пассажиров в огни большого города, оставляя позади зной и легкую прохладу ночного моря, оставляя позади тот старый и дряхлеющий отель с его странными обитателями. И с той прекрасной девушкой, что вечно будет стоять у деревянного окна в белом хлопковом платье с золотистыми, как рожь волосами и зелеными, словно первая трава глазами.

Читайте также

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: