ГлавнаяНовостиДина Садовская «Осенняя паутина»
Опубликовано 11.08.2016, новости
автор: godliteratury.ru
Показов: 47

Дина Садовская «Осенняя паутина»

Я потихоньку приоткрыла один глаз, затем второй. Уютная комната, кровать, тумбочка, а на ней белые флоксы! Нить уходила сквозь стену, и где-то рядом был человек.

Наблюдательный человек может приметить, что даже пауки порой становятся искателями приключений. Иногда по осени случается перелёт пауков на паутинных кораблях в невиданные края. Зачем и почему летят пауки, я не знаю, но догадываюсь, что они доверяют велению природы, беззаветно служа ей во всех её причудливых желаниях.

Я всегда хотела чувствовать связь всего живого со мной. Этим нелегко поделиться в словах. Но иногда я вижу, как из меня выходит тонкая светящаяся нить паутины. Паутина эта похожа на звонкую струну, она устремляется вдаль и ищет, а мне остаётся лишь идти за ней, как за волшебным клубком ниток, указывающим дорогу в сказках. Да, в сказках.

Утром я проснулась и почувствовала, что должна найти кого-то. Кого-то, кому нужна моя помощь. Знаете ли вы наверняка о невозможности тайных связей между людьми? В то утро из меня вырвался луч и устремил свой полёт в неизвестность. Лёгкость и свет наполнили меня. Где-то там найдётся человек, которого я ещё не встречала, и скоро моя паутинка отыщет его. Я закрыла глаза и увидела прозрачный небесный воздух, блеск капель воды, летящих к земле. Мой луч не угасал, он радугой проходил сквозь дождь, и, сливаясь в белое, искал, искал. Через несколько дней я знала, что луч остановился и прилепился.

Я работала тогда в небольшом цветочном магазине. О, это чудесная работа. Прикасаться к цветам, пока никто не видит, говорить с ними. Цветы нуждаются в заботе в последние мгновения короткой красивой жизни. В затянувшихся перерывах можно даже успевать почитать вслух книгу. Я читала цветам о благородных героях и захватывающих приключениях.

И вот, как-то вечером, из вороха почтовых бумаг в мои руки выпала открытка. Пахнуло морем. Алый закат, ягодное небо, блики солнца на дальней воде, перед ней цветущие травы; травы, на которые смотришь будто сквозь пожелтевшее стекло. Чей-то небольшой белёный дом, увитый цветущей лианой с оранжевыми цветками. Перед домом маленькая пальма. Пальма!

Я перевернула открытку. Ромашка на почтовой марке прижата почтовой печатью к листу, под ней мой адрес, а в адресе отправителя незнакомый посёлок и подпись «Крым». Неужели открытка отправлена мне, или ошиблись? Я не могла понять свою новую нить, она была как-то связана с этой карточкой, но разгадать, как именно, я не смогла. Ночь открытка провела под подушкой. Беспокойный сон о прибрежных ветрах оставил привкус соли. Утром я уже знала, что моя нить ведёт меня к морю. Предчувствие волшебства.

Что мне нужно было делать? Могла ли я поехать в Крым, доверяясь только лишь своим предчувствиям? А ведь здорово было бы полететь на самолёте.

Но мне предложили большой заказ на украшение сада цветами к свадьбе. Белые флоксы, свадебные цветы, я знала одно место, где можно было купить флоксы. У нас не часто их используют в оформлении, но они удивительны. И если украсить ими веранду, она наполнится сладким медовым ароматом. Коробки, бережно заполненные флоксами, я распаковывала сама, и голова кружилась от удовольствия. Белый цвет, сочно-зелёные стебли. Да, им оставалось жить всего один день. Они чувствовали, что я понимаю это, и нежно касались моих рук. Легко ли отдать часть своей жизни в дар кому-то, наполнив её особенным смыслом? Способна ли я?

Связь становилась ярче. Стоило улыбнуться, и можно было увидеть в смутных красках то, что на другом конце. Научиться бы видеть то, что там, далеко. Далеко или близко не важно, главное на том конце радуги.

Через месяц пришла ещё одна открытка. Небольшой водопад в ущелье гор. Вода застыла на миг, прервав свой бег, обнажив под собой гладкие камни. Я положила открытки рядом, и они соединились звонкой нитью. Адрес всё тот же. Но от кого же они?

А через несколько дней, я упаковывала розы в бумагу, тотчас что-то укололо меня. Я не сразу поняла, что произошло. Да и времени не было чувствовать, надо было быть здесь, улыбаться, советовать, упаковывать и складывать цифры. А вечером, вечером я поняла, что нити больше нет. Я выложила открытки на стол, просто открытки. Я присела и закрыла глаза, темнота. Слабые нити, давние нити, знакомые нити, но той, новой, яркой больше нет. Я открыла шкаф и из-под белья достала красную коробочку. В ней хранились дорогие сердцу вещи, с которыми я не могла расстаться. Утром мне предстоял перелёт.

Я видела себя похожей на звезду, лучи которой устремляются вниз. Под самолётом блестело море, мы снижались, нагоняя собственную тень.

Тепло южной осени затопило наш воздушный корабль.

Я легко нашла посёлок из адреса. А вот в поисках улицы мне пришлось немного прогуляться. Дивный посёлок, невиданные цветы и деревья. Я сразу поняла, что в округе он такой единственный. Узкая тропинка, подсказанная небезразличным прохожим, подняла меня над посёлком к вершине холма. Ласточки летали над головой, пахло морем, цветами и надвигающейся вечерней прохладой.

Сомнений не было, найденный дом — точная копия дома с открытки. Я вошла во двор, весёлый пёс приветствовал меня. Входные двери распахнулись, всё залил ослепительно белый свет, из него вырвался луч красного цвета, и внезапно я потеряла сознание.

Не знаю, сколько прошло времени, но, придя в себя, я почувствовала новый день. Ещё не открыв глаз, я осознала присутствие новой нити. Чувство успокоения наполнило меня, но ведь та, другая, что была прежде, так и не появилась. Я потихоньку приоткрыла один глаз, затем второй. Уютная комната, кровать, тумбочка, а на ней белые флоксы! Нить уходила сквозь стену, и где-то рядом был человек.

Постучав, в комнату вошёл молодой мужчина.

— Доброе утро, хорошо, что вы проснулись.

Смущение и досада на собственную слабость овладели мной.

— Я не хотела сразу же доставить столько хлопот.

— Ничего страшного. Вы кого-то искали?

— Да!

Я села, рядом лежала моя дорожная сумка, из бокового кармана которой я достала открытки.

— Эти открытки я получила по почте, на них ваш дом.

— Мой отец попросил меня отправить их вам, а несколько дней назад его не стало.

Честно говоря, я совсем запуталась в своих мыслях и догадках. Но видя моё смущение, незнакомый друг проводил меня в столовую и угостил завтраком из сладкой дыни и персиков.

— Мне очень жаль. Но я не понимаю, почему ваш отец послал мне эти открытки?

— Видите ли, он был чудаком. Считал себя неизвестным сыном писателя Александра Грина. Конечно, он не был его сыном. Мой отец был сиротой, а в детском доме ему сказали, что в его вещах нашли сборник рассказов Грина. Поэтому моему отцу дали его фамилию и имя. Моя мать умерла вскоре после моего рождения. И с этого дня отец совсем растворился в фантазиях. Он делал много хорошего для города, разводил редкие цветы, деревья. На зиму укрывал их от холода. Хоть у нас и достаточно тепло, но не настолько, чтобы тропические растения могли зимовать. Но всё же, для всех он был чудаком, а я мало верил в его чудеса. Недавно я вернулся из плаванья и застал отца в плохом самочувствии. Он предчувствовал скорое завершение жизни, его волновала судьба дома и растений. Мы поговорили, но я не смог успокоить его. Ведь я не мог оставить надолго команду и корабль, чтобы заботится обо всём, о чём заботился отец. Тогда он выдумал очередную затею. Он достал альбомы и отыскал снимки, сделанные мною в юности. Весь день отец был в мечтательном настроении, а под вечер сказал мне: «Я найду достойного человека, который станет смотрителем за домом и растениями. Он нужен нам, а мы нужны ему». Честно говоря, в тот момент я немного испугался, не помутился ли его разум. Он попросил меня назвать любой город, любую улицу и дом. Фотокарточку по этому адресу я отправил в тот же день. Потом по его просьбе отправил ещё одну. Теперь его не стало, но приехали вы. А через неделю я уезжаю на год. Не думайте, я не такой чудак, чтобы предполагать, что вы останетесь.

В тишине ритмично тикали настенные часы.

— Я хотела бы остаться.

— Вы это серьёзно? У вас наверняка есть работа, семья, своя жизнь. Вы ничем не связаны с нами.

— Я хотела бы остаться.

В этот день мы больше не говорили.

В оставшиеся дни мы подолгу гуляли по улицам, в осовном, в молчании. Прохожие улыбались и здоровались с нами, новость о моём приезде быстро разлетелась. Грин старший оставил специальную тетрадь для будущего смотрителя дома. В тетради он описал все растения, за которыми ухаживал в течение года. Работы он проделывал немало, она была его жизнью. Удивительно, как причудливое желание одного человека могло наполнить простые крымские улицы орхидеями, плюмериями, бугенвиллиями, фуксиями, цветущими кактусами и другими цветами с затейливыми названиями. Большинство цветов росло в горшках вдоль улиц, а на зиму, как оказалось, горшки укрывались в просторной стеклянной оранжерее, построенной совместными усилиями местных жителей.

Ранним утром Грин младший уехал. А я осталась одна в новом доме, в новом городе, в новой жизни. Вот и принёс меня паутинный корабль в дивный край. Я чувствовала себя взволнованной, как никогда.

Нить моя алая звенела в ночной тишине под порывами морского ветра, сплетая всё вокруг в невиданную осеннюю паутину. Что-то будет впереди!

Читайте также

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: