ГлавнаяНовостиОстин Марс. «Пушинка четвёртая, фатальная»
Опубликовано 25.07.2016, новости
автор: godliteratury.ru
Показов: 45

Остин Марс. «Пушинка четвёртая, фатальная»

«В день первой встречи они взорвали мир, разобрали, как надоевший пазл, и собрали заново, совершенно по-другому, гораздо лучше и ярче»

Волны мерно накатывали на золотистый песок пляжа, по-вечернему нежное солнце раскрашивало всё в тона лета и отдыха, поглаживало кожу своими мягкими лучами, тихо шептало на ушко: «расслабься, всё хорошо, здесь не может быть по-другому»…

На пустынном пляже, как иллюстрация к книжке на тему курортного романа, сидели обнявшись два человека. Им было хорошо. Приятно, уютно, нежно и волнующе-трепетно, как от первого в их жизни поцелуя, случившегося на этом самом месте не далее как три дня назад. Они были вместе – подумать только! – почти неделю. А в 14 лет это небольшая локальная вечность, в которой они вместе, только они в целом мире, во всей их огромной личной вселенной, помещающейся между их узкими ладошками.

В день первой встречи они взорвали мир, разобрали, как надоевший пазл, и собрали заново, совершенно по-другому, гораздо лучше и ярче. Сейчас мир был прекрасен, он напоминал добрую сказку… вот только они оба знали, когда эта сказка закончится.

Неделя, целая неделя, всего лишь неделя. Семидневная путёвка в сказку заканчивалась, как хорошая книжка, они оба видели, как стремительно сокращается количество оставшихся страниц и потому не спешили дочитывать. Вечера стали долгими и тихими, родители успели привыкнуть к поздним приходам и юные романтики получили в своё распоряжение ещё и прохладные полуночные часы.

Парень погладил девочку по плечу, пощекотал носом шею, тихо шепнул в самое ухо:

— Я тебя…

— Тихо, — она закрыла ему рот ладонью, серьёзно и грустно посмотрела в глаза, качнула головой, — не надо… Нам остался только этот вечер, он последний, и всё, понимаешь? Потом мы разъедемся и больше никогда не увидимся.

— Я буду тебе писать, — он взял её ладонь, сжал в руках. — Интернет никто не отменял.

— Будешь, — она опустила голову, — какое-то время. А потом тебе надоест, ты захочешь найти девчонку в своём городе, — она замолчала, перед глазами опять появилась карта, где от её города до его примерно полматерика. — Ты всё равно меня скоро забудешь.

— Я тебя никогда не забуду, — он подхватил её на руки, посадил себе на колени, обнял, закопался в растрёпанные ветром волосы, остро пахнущие морем, зажмурился. — Ты мне номер телефона так и не дала.

— И не дам. Зачем мучить друг друга, всё равно из курортных романов обычно не выходит ничего хорошего…

— Это твоя мама так говорит? – хмыкнул он.

— Она права, — девушка обняла его, поцеловала в щеку, спрятала лицо на его шее. — Мне очень жаль. Я тебя тоже… в смысле, ты мне нравишься…

…солнце покраснело и смущённо спряталось за горизонт; небо молчало – оно видело очень много таких историй; море возмущалось и спорило, но его, как всегда, никто не понял.

А потом были суматошные сборы, тяжёлые сумки, шумный вокзал и уплывающий вдаль перрон, теряющий чёткие очертания. А из глаз лились остатки моря, горькие и пекущие, она запрокинула голову и заставила их уняться – хоть немного нужно всё-таки увезти с собой.

А ещё потом был унылый пыльный город, восхищающиеся загаром подружки и одинаковые вечера, в один из которых она сидела за компьютером и в очередной раз искала в городе N 14летнего Диму, о котором больше ничего не знала. Дим находилось тьма, вот только того, нужного, среди них не было. Девочка закрыла страницу и открыла фотографии, тайком от мамы скопированные в компьютер и стёртые с цифровика. И вот он ОН, белобрысый, конопатый, мокрый, обгоревший, такой обычный и такой особенный… И такой катастрофически потерянный на этой огромной планете. Он где-то есть, он где-то прямо сейчас, возможно, смеётся, или играет в стрелялку, или просто спит, он существует, но вот протянуть к нему зыбкую цифровую ниточку и сказать «привет» уже не получится. Потому что сама виновата.

В комнату, как всегда не вовремя, вломился брат. Деликатно, как слон в посудной лавке, зыркнул в монитор и заржал:

— Ага! На мальчиков любуешься? – Она поспешила закрыть фотку, но комп предательски завис, прикрыв половину картинки другим окном, но оставив торчать посреди экрана. Брат подошёл поближе, ткнул пальцем в монитор, — а откуда у тебя Димкина фотка? Вы ж не знакомы.

Её глаза молниеносно округлились, а длительность вдоха устремилась к бесконечности:

— Ты его знаешь?!

— Ну да, мы на футбол вместе ходим.

— Ну он же чёрте где живёт, я у его родителей спрашивала!

— Так он с бабушкой живёт, а родители да, чёрте где, на заработках. А чего это он тебя так интересует, а?

Она замешкалась с ответом, по-рыбьи хватая ртом воздух, но в этот момент раздался звонок, брат чертыхнулся:

— А вот и он… Зараза, раньше пришёл! Ты мои носки не видела? – она шокировано покачала головой, брат сделал умильную рожу, — слушай, открой ему, а? Скажи, я щас буду. Вы ж знакомы… Мама, где мои носки?!

Девочка всё ещё ошарашено кивнула, криминально выдернула зависший комп из розетки, незаметно буцнула подальше под кровать братовы носки и пошла открывать дверь.

Читайте также

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: