ГлавнаяНовостиАля Пожарская. «Небо над озером»
Опубликовано 25.07.2016, новости
автор: godliteratury.ru
Показов: 46

Аля Пожарская. «Небо над озером»

«Надо завязывать с этими бабами», – так думал Юра, что ей удалось восстановить почти слово в слово. – «С замужними. Я устал. Очень устал»

Мы смеялись так долго –
И вот заблудились в раю…
(Ж. Сагадеев. Потерянные в раю)

На озере было тихо. Слабый плеск воды звенящую тишину не нарушал, а странным образом дополнял её, ложился фоном.
Маша осторожно спустилась к берегу и села на камни рядом с молодым человеком, который был здесь так давно, что его силуэт уже воспринимался как часть этой умиротворяющей картины – несмотря на то, что у него самого на душе было неспокойно.
– Я думаю, нам всё-таки стоит поговорить, – чуть слышно сказала Маша, вглядываясь в его профиль.
Молодой человек продолжал сидеть неподвижно. Он смотрел вдаль, но не отрешённо, а скорее безразлично. Как будто подмечал всё, что происходило вокруг, но ему не было до этого никакого дела.
Так они и сидели рядом, как философы-экзистенциалисты, наблюдающие конец света. Или просто как двое нашкодивших детей.
– Юр, – наконец, заговорила Маша, – ты можешь мне не верить… Но у меня в планах не было причинять кому-то беспокойство. И ранить… тем более.
Юра перевёл взгляд на камни у них под ногами, но продолжал молчать. В уголках его глаз были морщинки – совсем не по возрасту.
Маша продолжала – теперь уже совсем тихо.
– Я могу тебе объяснить, в чём тут дело, со своей стороны. Но это тебе откроется целый паноптикум по клинической психиатрии.
Юра молчал.
– Меня действительно всегда тянуло на общение с ребятами, – продолжала она, – но не потому, что у меня муж плохой. Он-то прекрасный… во всех отношениях. Не зря мы ещё подростками были вместе… А тут – тут скорее история про отца. Мне в жизни не хватало именно т а к о г о общения. Я ни с кем ещё не делилась этими соображениями, потому что мне тяжело об этом говорить. Но сейчас я понимаю, что надо.
– А со мной? – спросил Юра.
– А с тобой… вышла осечка. Я никогда не думала, что это со мной случится. Но случилось. Не знаю, как, но ты меня зацепил. Ковырнул глубоко в самый мозг. И я не знаю, что с этим делать.
Юра положил голову на ладонь, его глаза бессмысленно блуждали по каменистому берегу.
– Ты ведь тоже… – Маша старалась говорить мягко, без упрёка, – ты ведь тоже думал совсем о другом, когда начал со мной общаться? Со мной – замужней девчонкой из Москвы, которая здесь одна и скоро уедет?..
Он кивнул. – Да…
– Получается, что мы оба не думали, что всё так обернётся. Прости…
Луна в тёмном и чистом небе освещала каждую маленькую волну на воде, будто издеваясь над ними, придавая обстановке неуместную романтику. В это время, на этом месте можно было сидеть, забыв о собственной телесной оболочке. И даже о душе, потому что это был единственный способ избавиться от горечи, которая её отравляла. Оставались только глаза – и те, чтобы смотреть на водную гладь, а не друг на друга.
– Что дальше? – спросил Юра.
– Ты и так знаешь. Завтра я уеду.
– Я не о том.
– Ты спрашиваешь, буду ли я думать о тебе?
Он кивнул.
– Я буду думать о тебе, – ответила она полным ответом, как в школе. – Но знаешь, Юр… Это будут не сентиментальные мысли. Их я буду отгонять от себя прочь, как наваждение. Они уместны в романах, и то – только в некоторых направлениях, имеющих мало общего с жизнью. Тебе советую делать так же… И знаешь… Дело не только в том, что такие мысли будут мешать мне любить мужа или тебе… найти кого-то. Они помешают и нам… сохранить дружбу.
Юра усмехнулся.
– Да, я знаю, «опять она за своё», ведь так ты думаешь? – вздохнула Маша. – Но это правда. Мы ещё не успели разбередить друг друга настолько, чтобы не оставить шансов на дружбу. Но успели достаточно… чтобы мне не хотелось совсем терять тебя. М н е, заметь, – я могу говорить только за себя. А ты… Я думаю, когда всё уляжется, ты будешь того же мнения. Надеюсь, по крайней мере. А если нет… Если тебе будет всё равно, есть я в твоей жизни или нет, то… Что ж, тогда я тоже исчезну. Я просто восприму это так, будто разочаровалась в тебе. И сама уже не захочу тебя видеть.
Юра молчал – Маша украдкой наблюдала за ним. И тут он улыбнулся. Маша почувствовала облегчение – она поняла, что точки расставлены. Юра был неразговорчив, поэтому ей было достаточно его улыбки.
– Поглядим, – сказал он. Зачем-то в третий раз кивнул и встал на ноги – не спеша, поскольку жёсткая решительность была бы не к месту. Повернулся и так же спокойно пошёл к остальным.
Маша осталась сидеть на камнях перед равнодушным озером. Она знала, о чём сейчас думает Юра. Она даже примерно представляла себе его лексикон: сухой, грубоватый, но честный до предела.
«Надо завязывать с этими бабами», – так думал Юра, что ей удалось восстановить почти слово в слово. – «С замужними. Я устал. Очень устал».
Маша улыбнулась. Осознание того, что Юра остался честен сам с собой, успокаивало её. Это значило, что с ним всё будет хорошо.
Сама она сначала подумала о муже. Как ни странно, ей хотелось его увидеть. То надёжное, тёплое и родное, от которого успела отстраниться за эти пару дней, сейчас влекло её и заставляло чувствовать свою вину, и от этого влекло ещё больше. Но она решила, что пока находится здесь, нужно ценить то, другое, щемящее чувство, которое в Москве уже утратит свою подлинность. И, воздав по справедливости ночной тишине, отправила свои мысли в свободный полёт, при этом наблюдая со стороны: куда они направятся?..
И вдруг она обрадовалась: оказалось, что мысли они витают не вокруг самого Юры, а лишь где-то рядом.
А кружились они вокруг этого города. С его природой, его настроением, его людьми.
«Как хорошо, что это не Питер», – думала она. «Что это не Питер, и не Тверь, и не Ярославль, и вообще не тот город, в который есть основания часто приезжать из Москвы. Иначе было бы тяжко. Воспоминания обычно распространяются на весь город, даже если из декораций были только пара улиц и водоём. И в случае с Питером или Ярославлем смысл наполнил бы слишком большое пространство – а он бы наполнил, я это знаю. А так… Это всего лишь островок. Островок горечи, которая, может, и отпустит. Это большое везение».
Тут она впервые заметила в ночном небе облако. Откуда его пригнал ветер?.. Оно не спеша направилось в сторону луны. Но закрыло её не полностью – прошлось по касательной. И Маша ощутила тревогу.
«Но если так», – продолжала она рассуждать, – «то этот самый островок получается квинтэссенцией горечи. Её невозможно разбавить, из-за своих маленьких размеров он уже впитал её в самом чистом виде. И уж если – если! – меня каким-то невероятным образом занесёт сюда ещё раз, то…»
Она тянула время, не торопясь покинуть это место, уже сейчас вызывавшее у неё ностальгию по всему, что здесь происходило. Она знала, что для неё оно всегда будет особенным. Здешние улицы. Здешнее озеро.
И здешнее небо.

Читайте также

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: