ГлавнаяСтатьи«Я и сам смотрю и слушаю очень разное: от классики до рока, и берусь делать разное»
Опубликовано 3.04.2018 в 13:15, статья, раздел , рубрика Киновзгляд
автор: Юлия Сергеева
Показов: 413

«Я и сам смотрю и слушаю очень разное: от классики до рока, и берусь делать разное»

Герой рубрики — режиссер из С-Петербурга, Константин Селиверстов. Родился в Ленинграде в семье профессиональных музыкантов. В 1989 г. закончил сценарные курсы при киностудии «Ленфильм» и с 1990 г. работал обозревателем в газете «Литератор». В 1997 г. дебютировал в кино полнометражной комедией «Моцарт в Петербурге», где выступил в качестве сценариста, режиссёра, оператора и звукорежиссёра. 

В 1999 г. экранизировал собственные иронические новеллы о жизни и приключениях представителей петербургской богемы — «Я искушён в любви и в чистом искусстве» (позже вошли в одноимённый сборник избранной прозы). Международная премьера фильма состоялась в том же году в Париже. С этой картины у Константина Селиверстова определился постоянный круг актёров, которые из фильма в фильм исполняли роли практически самих себя. В 2008 г. Селиверстов снял первую в творческой биографии экранизацию классического литературного произведения — романа Анри Мюрже «Сцены из жизни богемы», действие которого было перенесено из Парижа XIX века в современный Санкт-Петербург. В 2009 г. Селиверстов снял короткометражную комедию для двух актёров «В крови горит огонь желанья...» и полнометражную фантазию на темы Н. В. Гоголя «Женитьба». Фильм «Женитьба» представлял Россию в основной конкурсной программе Московского Международного Кинофестиваля «Tomorrow». В 2014 году Константин Селиверстов снял фильм «Процесс» по роману Франца Кафки. Его документальные фильмы «Профессионалы» и «Я хочу ехать в лифте один!» приняли участие в Международном кинофестивале Артдокфест (Москва, 2016 г.). А совсем недавно, на киностудии «Лендок» состоялась премьера одной из последних работ режиссера «Женщины». Мы поговорили с культовым питерским режиссером о том, как прошла премьера фильма, как зритель реагировал на кино и, какими методами режиссер работает с героями своих фильмов? 

У Константина Селиверстова есть все шансы получить титул одного из основоположников малобюджетного кинодвижения. Кроме того, он имеет свое, вполне точное объяснение того, откуда само движение взялось и, почему сейчас вдруг безбюджетное кино стало всем интересно. Константин Селиверстов

— Если говорить о российском кино — том, которое называют профессиональным и бюджетным, — оно в большинстве своем малоинтересно. В лучшем случае. И аудитория потихоньку начинает понимать, что смотреть это уже невозможно. И нужна какая-то альтернатива. А какая может быть альтернатива? Либо зарубежное кино, либо самопальное — интернет, где можно найти практически все. Часть аудитории смотрит Голливуд, мейнстрим, а другая, которая хочет посмотреть что-то более серьезное, ищет это кино в интернете. Ну и потом, в российском кино понятие «малобюджетный» не может существовать. Вернее, его можно распространить вообще на все кино. В американском понимании все эти наши блокбастеры — малобюджетные. Так что у нас функцию малобюджетного кино выполняет безбюджетное. Страшно себе представить, что выполняет функцию безбюджетного.


— Константин, поздравляю с премьерой. Какое впечатление у Вас от показа?

— Публика очень тепло приняла фильм, смеялись. И было активное обсуждение после просмотра. Это хороший показатель.

— Большинство героинь фильма пришли?

— Да, но меня даже немножко удивило, что они совершенно не стесняясь (а ведь в фильме они произносили очень откровенные, очень интимные тексты), все вышли на сцену после просмотра и отвечали на вопросы зрителей. Хотя, конечно, волновались, как все пройдет. И, тем не менее, на сцену вышли все героини фильма. Наверное, почувствовали, что общий настрой аудитории был положительный.Константин Селиверстов

— Согласна..

— Да, и еще хороший критерий оценки фильма: все зрители остались на обсуждение. Считаю, все прошло отлично.Селиверстов-женщины

— Интерес прессы вызывают Ваши фильмы? 

— А разве в стране ещё существует какая-то регулярная кинопресса? Честно говоря, опусы наших кинокритиков меня мало интересуют, как, впрочем, и мои опусы их.

— Почему решили взяться за тему Женщин? И изменилось ли, в процессе работы над фильмом, отношение к женщинам?

— Я уже не в том возрасте, чтобы во мне кардинально что-то изменилось. Для чего я снимаю кино? Прежде всего, чтобы мне было интересно, чтобы сделать свою жизнь максимально радостной. Это главный стимул. Игровое кино, правда, снимать очень трудно, энергозатратно. А на документальных картинах — я просто отдыхаю.

— Кастинг таких фильмов, какие вы делаете, это, наверняка 90% вообще всей работы?

— Да, именно так. Главное — найти интересных, оригинальных, нестандартных людей. Остальное — дело техники.  

— Когда вы снимали фильм «Женщины», были ли у вас к героиням — ключевые вопросы? И, какую задачу для себя вы ставили? 

— У меня были очень простые вопросы. Я просил их вспомнить истории из жизни о взаимоотношениях с противоположным полом... Какие-то самые интересные моменты. То, что произвело наибольшее впечатление. Если героиня уходила в сторону от главной темы, и я понимал, что мне это не надо, то останавливал, возвращал в нужное русло. И наоборот: где интересно было, задавал дополнительные вопросы, копал поглубже. Можно сказать, что это журналистская работа. Константин Селиверстов

— Так это любимый ваш жанр.. Я видела очень много ваших работ в жанре интервью. Почему именно этот жанр эксплуатируете?

— Для меня док кино — это удовольствие. Я не стремлюсь кому-то что-то доказывать, завоевывать призы, мне просто интересно этим заниматься. Придет в голову другая форма, буду делать по-другому. У меня есть фильмы, сделанные в совершенно иной стилистике. 

— Есть свои секреты работы с героем? Ведь самое главное для документалиста — умение работать с героем на площадке?

— Секрета как такового нет. Главное — найти нужного героя. А как расположить?.. Кастинг — 90% удачи. Я, когда подбираю героев, уже чувствую, кто раскроется, а кто нет. Хотя, пожалуй, есть одна хитрость. Если вы обратили внимание, в док фильмах я часто фигурирую как сценарист. То есть, бывают случаи, когда герои ссылаются на меня, как на автора сценария (если рассказали что-то слишком откровенное, допустим).

— Вы сознательно повторяете визуальную стилистику своих фильмов? 

— Ну да. Стараюсь поставить героев в не совсем удобную ситуацию. Когда человек стоит между каким-то дверьми, например, и с необычными предметами в кадре... Чтобы создавалось впечатление, что среда очевидно искусственно созданная. Вроде, кино документальное, но и элемент игрового кино присутствует. В «Профессионалах», например, есть девушка-фотомодель, полуобнаженная. И фон, на котором мы ее снимали — очень странный: ободранная кирпичная стена, лестница с эмалированным ведром, детский резиновый слоник, электросчетчик, строительная лампа... Мне кажется, все эти детали создают дополнительный эффект «сюрреализма». Что очень хорошо отражает современную действительность.Селиверстов-женщины

— Вам самому, что интереснее: игровое или документальное снимать? И, что планируете в дальнейшем снимать?

— Пока ничего не планирую: в наше время трудно какие-то грандиозные планы реализовывать. Понятно, что все зависит от финансов. Хорошо, что помогают и поддерживают друзья, неравнодушные к моему творчеству люди. Поэтому, как сложится. Ничего не загадываю.

— Как возник в вашей жизни Кафка? Вы экранизировали 3 его романа... 

— Первый раз возник в 2012 году. Произошло это довольно спонтанно. Просто слонялся летом по квартире в поисках, что бы почитать, и взгляд упал на роман «Процесс» Франца Кафки. Я его открыл, и он мне показался удивительно актуальным, и в то же время весьма кинематографичным. Я сразу понял, что это моё, что это надо обязательно сделать. И фильм был готов к осени 2013 — почти через год. После этого, практически сразу, я взялся за роман «Замок». На эту затею ушло целых 2 года: роман оказался невероятно сложен для экранизации, много разных локаций, персонажей, костюмов, реквизита и пр. Съемки были сложными. К тому же сама специфика текстов Кафки очень выматывает психологически. И, завершив работу над «Замком», я решил взять паузу... Занимался приятным для себя документальным кино... А когда отдохнул, снял еще один фильм по Кафке — «Превращение». Для меня это было интересно и ново, некий эксперимент с формой. Результат даже превзошел мои ожидания, если учесть, что я вообще не был уверен, что смогу сделать такой фильм.Константин Селиверстов

— Ваш режиссерский портрет довольно многогранный. Вы работаете в разных жанрах, с разными темами и формами. Вам все интересно? 

— Не скажу, что все... Я смотрю разные фильмы, слушаю очень разную музыку (от классики до рока) и, наверное, поэтому берусь делать очень разное кино... Все зависит от настроения. Иногда бывает, что сам материал идет в руки. В прошлом году, допустим, мне заказали очень интересный клип. И там я впервые «откатал» технику совмещения в одном кадре разных изображений, которую в дальнейшем использовал в своем фильме «Превращение» по Кафке.

— Я обратила внимание, что вы еще и, как звукорежиссер работаете в своих картинах? 

— Приходится. Бюджет, знаете ли, не позволяет нанимать большое количество сотрудников...

— Не могу не задать вопрос: откуда деньги на производство авторского игрового кино? 

— Вот как раз, пользуясь случаем, еще раз поблагодарю тех людей, которые внесли свои пожертвования — свой вклад в создание моих картин. Хотя понятно, что бюджет у меня всё равно минимальный. Константин Селиверстов

— Вам делают предложения независимые продюсеры? Хотели бы поработать над созданием коммерческого полнометражного кино, которое пойдет в прокате? 

— Не особо много предложений, если честно. Какие-то разговоры периодически случаются, но к конкретным результатам пока не приводят. Я бы с удовольствием поработал над коммерческим кино, если поступит хорошее предложение. Я в андеграунде оказался не по собственной воле. Был бы у меня выбор — андеграунд или бюджетное кино, — я бы выбрал бюджетное. Просто ради любопытства. Но с одной, очень существенной, оговоркой. Никому не позволю вмешиваться в производство своего фильма, ни на одном из этапов его создания. Если это условие невыполнимо, что ж, не беда. Буду продолжать, пока есть силы, делать то, что мне нравится.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: