ГлавнаяСтатьиСуперлуние (фантастический рассказ)
Читальный зал:
дверь в параллельные миры открыта...
Опубликовано 30.01.2018 в 12:15, статья, раздел Искусство, рубрика Читальный зал
автор: Дмитрий Иванов
Показов: 603

Суперлуние (фантастический рассказ)

Здоровенная Лунища заглядывала с неба в окно, словно желая удостовериться в том, что я уже готов воспринять это редчайшее астрономическое явление — Суперлуние. Она нехотя вылезла из серо-серебристого облака, и поползла к крыше универмага.

Я был готов. Стоял у окна с биноклем и восхищённо любовался ковром ночного неба, по которому огромным увальнем катилось ночное светило. Рядом, на подоконнике, сидела кошка, тоже привлечённая этим необычным зрелищем. А может, она просто была рада посидеть в компании со мной. Суперлуние ФросяВедь не каждый день такое случается. Тихо. Лишь шум изредка проезжающих машин вносит в монотонную тишину какое-то разнообразие. Лунный свет упал на зеркало трюмо, что стояло напротив окна, и отразился на стене белым прямоугольником. — Словно дверь. — Подумал я. — Дверь в другой мир. 

Подойдя к зеркалу, я протянул руку. На белом прямоугольнике тут же появилась тень, завершающаяся собачьей мордой с разинутой пастью. Собаку сменил олень, затем птица. А Луна, словно масляный блин висела за окном, разглядывая моё скромное жилище. — А вот сейчас я тебя поймаю! — С этой мыслью я сдвинул зеркальные створки трюмо так, что в каждой из них появился длинный коридор, уходящий в бесконечность. Лунный свет, попавший в этот тоннель, теперь заблудился в его лабиринтах навечно. Отойдя на шаг, чтобы полюбоваться результатами своего эксперимента, я взглянул в зеркало и... не узнал комнату, отражённую в нём. В моей, прямо напротив, должна стоять кровать, старая швейная машинка, используемая под компьютерный стол и удобный, крутящийся стул. В зеркале я увидел непонятный фанерный шкаф, часть стены с картиной на тему моря и кровать, но не такую, как у меня. Та, что отражалась в зеркале, была высокая, с блестящими шарами на металлических спинках. В общем, в зеркале отражалась не моя комната!Суперлуние
Несколько секунд я пытался поверить в то, что вижу. Ещё некоторое время мне потребовалось чтобы удостовериться, что не сплю, не брежу, не умер и не сошёл с ума. От зеркала я перевёл взгляд на свою мебель. Всё стояло так, как и должно было стоять, согласно моему представлению. Кровать, швейная машинка, стул... А вот зеркало говорило об обратном. 

В лицо мне подул приятный ветерок, и я окончательно понял, что не сплю. Кошка мяукнула, и спрыгнула с подоконника на пол. Вот тут я внезапно осознал, что все окна в моей квартире были закрыты. И что если ветерок и появился, то дуть он мог только из зеркала. И он подул снова. Я протянул руку вперёд, и рука прошла сквозь невидимую преграду между моей, и той, непонятной комнатой. Зеркала не было. Была просто дверь... Точнее проём, ведущий в какой-то незнакомый мне мир. А что мне было ещё делать? И я шагнул в него.

Комната, в которой я оказался, была такого же размера, как и моя, только обставлена иначе. Простая мебель, которая была мною датирована веком XIX, точнее его последней четвертью, была добротной и приятной глазу. На секретере, возле того проёма, из которого я вышел, стояла белая ваза с букетом засушенных роз. Затем окно, круглый столик, этажерка в углу, и распахнутое окно на другой стене. Возле него, спиною ко мне, стояла девушка, в длинном платье с распущенными волосами, доходящими до талии, и смотрела в небо, на огромную, мерно ползущую по небосводу Лунищу. Суперлуние
Внезапно, видимо услышав за своей спиной странные звуки, она обернулась. Несколько мгновений она смотрела на меня, не в силах осознать причину внезапного появления в её комнате постороннего мужчины. — Ты кто? — Тихо спросила она, прижимаясь спиной к подоконнику. — Уходи... Незнакомка сделала отстраняющий жест слабой рукой, а потом вдруг схватила со стола стеклянную вазу, и запустила ею в меня, стараясь попасть в голову.
Я увернулся, и ваза упала на кровать, оставаясь целой. — Не бойся... — Попробовал я заговорить с хозяйкой комнаты. — Я не сделаю тебе ничего плохого. 

В руках незнакомки появился нож, который она выхватила из ящика стола. У ножа было короткое широкое лезвие, которым вполне можно было бы нанести ощутимые раны. Но нападать на первую попавшуюся жительницу параллельного мира я не собирался. Чтобы дать ей понять это, я поднял руки и постарался улыбнуться максимально дружелюбно. Суперлуние Селена

— Ты кто такой? — спросила она, стараясь казаться максимально грозной. Именно поэтому я понял, что моя собеседница уже взяла контроль над своими эмоциями. Я назвал себя.
— Откуда ты взялся? — В этом вопросе слышалось уже больше любопытства, чем агрессии.
— Вышел из зеркала. — Честно отрапортовал я. Но моя правда только разозлила, начавшую было успокаиваться, девушку.
— Отвечай, а то запущу в тебя второй вазой. — Сказала она угрожающе, и указала взглядом на секретер.
— Я, правда, вышел из зеркала. — Повторил я максимально спокойно, указав глазами на открытый проём в стене, в котором виднелась часть моей комнаты. — Вот смотри... — И с этими словами, я взял и сунул руку в пространство между нашими мирами. Хозяйка комнаты от изумления замолчала, затем доверчиво наклонила голову на бок и с неприкрытым любопытством поинтересовалась: — Как ты это сделал?
— Да сам не пойму! — Начал рассказывать я, обрадованный установлению первого контакта в незнакомом мире. — Смотрел Суперлуние. Затем поймал лунный свет в портал между зеркалами трюмо. И вот... я здесь.
— Макролуние? — Переспросила незнакомка. — И я смотрела его, пока... ты не помешал.
— Значит наше Суперлуние у них Макролуние. — Догадался я. — Забавно.
— Не двигайся. — Девушка направила на меня нож, затем осторожно, но решительно направилась в мою сторону. Подойдя к зеркалу, она заглянула в него и несколько секунд рассматривала мою комнату. — Ты там живёшь?
— Ага. — Кивнул я, и понял, что меня уже не боятся. Всё внимание моей новой знакомой было поглощено изучением окна между нашими мирами. — А ты тут живёшь? — перефразировал я её вопрос, желая добиться от неё улыбки.
— Да. — губы её чуть дрогнули, но она всё ещё старалась держать маску серьёзности. — Вот уже десять лет тут живу. — Почему-то добавила она печально.
— Странно. И я десять... — Удивился я, и почувствовав, что меня больше не боятся, стал разглядывать хозяйку комнаты с нескрываемым любопытством. Одета она была в длинное белое платье, в тонкую серую полоску, с голубым воротником, под цвет её глаз. Волосы были распущены и доходили до пояса, голову украшала заколка в виде серебристого дельфина. Про себя я отметил, что моя новая знакомая так же разглядывает меня с не меньшим интересом.
— Странно, но я никогда не думала о реальности подобных миров...
— Параллельных. — Поправил я.
— Каких? — переспросила девушка, кажется не расслышав.
— Параллельных. — Произнёс я более отчётливо.
— Параллельных... странное слово. — Она наклонила голову, прислушиваясь, как оно звучит. — Параллельных...
— У вас нет такого слова? — удивительная догадка поразила меня.
— Нет.
— А как вы называете прямые, которые не пересекаются? — Во мне проснулся исследователь, и теперь уже я знал, что хочу увидеть этот мир, насколько возможно подробнее.
— Непересекающиеся... так и зовём. — Осторожно произнесла собеседница.
— Здорово! — Изумился я, и сразу же, как ребёнок, стал тыкать пальцем во все предметы, находящиеся в комнате, а девушка говорила их название. Больших различий я не заметил. Только вот ваза у них называлась цветочница, а мой свитер она обозвала шерстяником. А что, я не против. Тепло так, по-домашнему: «шерстяник»...
В процессе этой детской игры мы окончательно позабыли страх, возникший изначально. Никто уже не пытался запустить мне в голову вазой, или как там у них... цветочницей. Напротив, моя собеседница долго и весело смеялась, когда узнала, что у цветка есть листья.
— Лист — это у книги, отвечала она. А у цветов и деревьев — зелёница. Разве можно читать зелёницу? Странный у вас мир!
— А вот и можно! — Засмеялся я. — Пойдём на улицу, покажу, как читают зелёницу.
Мы выбежали на улицу. Это была прекрасная летняя ночь в незнакомом мне мире. Дома были двух или трёхэтажные, выкрашенные в голубые, зелёные, розовые тона, с большими окнами. Где-то играла весёлая музыка, наподобие латиноамериканской. Весёлые люди, освещённые сиянием огромной луны, гуляли и парами и целыми компаниями, пели песни, смеялись.Суперлуние
— Что у вас тут происходит? — спросил я, заворожённый всей этой кутерьмой.
— Праздник Макролуния. — Ответила моя спутница. — Карнавал и все веселятся.
— Это я удачно зашёл. — Взяв девушку за руку, я потянул её туда, куда устремлялось большинство парочек. — Тогда пойдём веселиться.
Она согласилась, и мы направились вниз, по извилистой, мощёной булыжником улице, туда, где звонко бренчали гитары и какой-то парень громко пел:
От любви, одни лишь слёзы,
Только муки от любви!
В этот тихий вечер звёздный,
Ты о ней не говори...Суперлуние
— Язык наш, а по манерам чистые латинос! — Отметил я первую странность этого мира, которая лишком уж бросалась в глаза на каждом шагу. Интересно, как тут принято обращаться друг к другу? «Гринго» или «амиго» наверняка!

Там, где пел парень, куда стекались толпы гуляющих иномирян, плескалось море. Моя спутница, увидев его, нисколько не удивилась, чего нельзя сказать обо мне. Я читал о том, что параллельные миры существуют, но чтобы в собственном зеркале увидеть такое... Ну, ладно немного иные слова, ладно в отражении моей (моей!) комнаты, живёт хрупкая и красивая девушка. Но море... Это уж слишком! Вот тебе и зазеркалье.
Мы стояли на берегу, освещённые огромной лунищей, в толпе таких же весёлых гуляк, и слушали, как поёт молодой парень под гитару и под шум самого настоящего моря. Суперлуние
— Здесь так здорово! — Шепнул я на ухо своей новой подруге. — Но, я так и не спросил, как тебя зовут. Скажешь?
— Селена. — Так же тихо на ухо мне ответила спутница.
— Это как Луну? — Автоматически переспросил я.
— Как Луну. — Селена улыбнулась, и посмотрела на небо, туда, где огромный жёлтый шар пыл над миром. — Я родилась в такое же Макролуние, только зимой.
— А это чувствуется! — Заметил я. — Есть в тебе что-то мистическое.
Губы Селены чуть тронула улыбка, а глаза насмешливо сверкнули задорными искорками: — Это во мне мистическое? Сам объявился в моей спальне неизвестно откуда, прогрыз, можно сказать, дырку в зеркале, а ещё говорит, что я мистическая.
Мы засмеялись, а затем, уже держась за руки, отправились гулять по незнакомому мне миру. Я замечал, что некоторые растения были похожи на наши, а некоторые я видел впервые. Огромные розы ярко-синего цвета, насколько мне известно, в нашем мире не встретишь. И ещё какой-то фрукт, полосатый, как пчела. И сладкий, как мёд. Селена сказала, что он называется медведник. Что ж, весьма подходящее название.
А потом я понял, что пора домой. Просто почувствовал, что надо. Мы вернулись в ту самую комнату, где я впервые встретил Селену. Ещё лежала на кровати ваза, которой она запустила в меня. Портал в зеркале по-прежнему был открыт.
— Ты вернёшься? — Вдруг спросила она, доверчиво заглядывая мне в глаза, словно искала в них поддержки. И тут я понял — она не хочет, чтобы я уходил. А я сам? Я задал себе этот вопрос и не знал, что на него ответить. Некоторая часть меня очень хотела остаться, но другая была твёрдо убеждена в том, что мне просто необходимо сделать шаг в зеркало — туда, где была видна моя собственная комната.
— Если зеркала открылись один раз, они откроются и второй. — Ответил я, чувствуя, как губы Селены приближаются к моим. — Мне нужно кормить кошку. Суперлуние
— Кошку? — Вдруг переспросила она. — Это кто?
— Ну,... это такой маленький пушистый зверёк. Раньше они жили в домах, чтобы ловить мышей, а теперь мы их держим просто для радости. У вас так не делают?
— У нас нет таких. — С грустью ответила Селена. — От мышей мы держим ужей. Они неплохо справляются. А этих... как ты сказал?
— Кошек... — Подсказал я.
— Кошек у нас нет.
— А пойдём со мной! — Позвал я. — Я познакомлю тебя со своей кошкой. И со своим миром познакомлю!
Селена на мгновение задумалась, а затем печально покачала головой: — Я буду ждать тебя. — Она поцеловала меня нежным, целомудренным поцелуем, едва касаясь моих губ, а я сгрёб её в охапку, и ответил более страстно, как было принято в моём мире. Она не сопротивлялась. А потом уже улыбнулась и положила руки мне на грудь.
— Иди, корми свою кошку.
— Я вернусь к тебе. В ближайшее Су... Макролуние. — Я улыбнулся и сделал шаг в свой мир. 

Огромная Лунища таяла в свете приходящего утра. Вместе с ней таяла и Селена, смотрящая на меня из зазеркалья. Через пару минут вместо неё я уже видел привычную обстановку своей квартиры. С кровати спрыгнула кошка и потёрлась о мои ноги. Пора идти к холодильнику.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: