ГлавнаяСтатьиРамаяна (фантастический роман)
Читальный зал:
История любви
Опубликовано 27.01.2018 в 10:15, статья, раздел Искусство, рубрика Читальный зал
автор: Олег Юдин
Показов: 434

Рамаяна (фантастический роман)

Вниманию Читателя предлагается авантюрно-фантастическая повесть Олега Юдина. Легендарные Сита и Рама стали образцом верности для сотен поколений. Историю их любви первым поведал тысячелетия назад мудрец Нарада, в честь которого на севере Урала названа гора Нарада Из, переименованная в 1927 году в Народную. 

Таким образом, древнеиндийская история начинается на севере России, полные имена героев — Светлана и Роман, а лопнувшая петля времени причудливо перемешала эпохи и народы...

Глава 1,  Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5,  Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12,  Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16,


17. Я на тебе никогда не женюсь!

Ромка давно не мог вспомнить, когда последний раз промахивался, стреляя из лука. При этом неважно, статичной была цель или двигалась с какой угодно скоростью. И ветер не мог заставить Романа промахнуться, даже если налетал непредсказуемыми порывами. А тут... увидел бы Лёха — не сдержал бы смеха!
Олень стоял в десяти шагах. И то, что с неба упала эта железная птица — не повод промахиваться! Но стрела пролетела мимо, скрывшись между деревьями, а добыча упорхнула в заросли.олень

Молодой лучник с удивлением увидел, как изнутри птицы выскочила обтянутая чёрной кожей изящной выделки женщина с красными волосами и смуглым худым лицом. Она была высокого роста — чуть повыше Ромки — и непривычно худа телом. В своём царстве Роман таких тощеньких не видел. К тому же, это неприличное одеяние, не скрывающее, а наоборот выставляющее напоказ фигуру.

Было холодно. Щёки Романа были красны от мороза, а от бесстыдства прилетевшей дамы стали просто пунцовыми.
Роман опустил глаза.
Она подошла к нему, дрожащая от холода и беззащитная, и произнесла:
— Ну и колотун у вас на севере! Я сейчас точно дуба дам!
Ромик, несказанно обрадовавшись поводу прикрыть срамоту красавицы, стянул через голову чехол, сшитый из медвежьей шкуры, и, протянув ей, тихо сказал:
— Оденьте это, госпожа.
— А как это надевать? — спросила она.
— На голову, — ответил он.
— У меня не получится. Ты меня одень!

Ромка, отворачиваясь, напялил на гостью с небес чехол и сказал, отойдя:
— А там есть проёмы для рук. Рукава называются.
— Понятно, — улыбнулась дама. — Спасибо. Ты очень добр! Ну, а теперь веди меня в свою пещеру — и спасай от холода!
— Конечно, — согласился Роман, считающий, что, каким бы гость ни был странным, отказывать ему в угощении и помощи нехорошо.
Приведя лётчицу к хижине, Роман жестом пригласил её зайти внутрь.
— Светик, познакомься: это — наша гостья из Южного царства.
— Моё имя Шурпанакха, для друзей — Шурпа, — представилась прилетевшая. — А вы кто, господа аборигены?

— Садитесь обедать, — просто сказала Светичка и поставила на стол миску с бобами, — сегодня разгрузочный день: муж мой Роман в который раз с охоты без добычи приходит. Вчера олень был красивый, а сегодня...
— Сегодня я не успел застрелить оленя. С неба упал виман с нашей гостьей: пришлось спасать её от холода.
— Садитесь поближе к очагу — здесь теплее, — сказала Света и вышла звать к обеду Лёху.
Шурпа попробовала вегетарианской пищи и сказала из вежливости:
— А ничего, прикольно. Для разнообразия попробовать можно и эти маленькие постные яйца. А больше ничего нет? — и отставила тарелку в сторону.тарелка обед
Роман спросил:
— Ты когда-нибудь видела Равану?
— Он — мой родной брат, а что?
— Интересно, какой он?
— Странное ты существо, человек! — обиделась Шурпа. — Перед тобой — отпадная девчонка сидит, а ты о какой-то ерунде её спрашиваешь! Кстати, как тебя зовут?
— Света же говорила тебе: Роман.
— Ну, да, точно! Так я тебе нравлюсь, Роман?
Ромка немного помолчал и ответил:
— Я предпочитаю видеть в людях хорошее.

— Дипломат, — захохотала Шурпа. — Значит, тебя интересует мой брат великий император Юга Равана? Хорошо, я расскажу тебе о нашей семье. У меня пять братьев. Все они — воины, которым нет равных. Беспощадные к врагам Кара и Душман. Витёк — этот любит поумничать, но в умении сражаться никому не уступит. Огромный и непобедимый Макар. Когда он идёт, дрожит земля, а если наступит в море — страшные волны обрушиваются на берег. Всех их доблестью и силой превзошёл Хозяин мира мой старший брат Равана. Ему подчиняются даже боги. Скоро он придёт сюда и присоединит к своей Империи, над которой не заходит солнце, ваши земли. И тогда на земле будет лишь один хозяин — он. Такие у меня братишки, Роман. Но они — дети по сравнению со мной. Странно, что ты раньше ничего не слышал о Шурпе — той ракшаси, которая способна менять свой облик, появляться там, где ей нужно и летать по воздуху быстрее птиц.ракшаси

Да, охотник, не пройдёт и двух лет, как на эти земли хлынут, словно океанская волна на берег, армии великанов. Они утопят в крови те народы, которые по глупости своей рискнут сопротивляться. Ещё не родился в подлунном мире тот, кто способен остановить непобедимого в бою гения стратегии и тактики военного искусства Равану. Боги сами наделили его этими дарами в награду за оказанные неоценимые услуги.
Но тебе, человечек Роман, нечего бояться. У тебя есть я, та, которой ты почему-то безумно нравишься.
— Ты мне поможешь избежать гнева Раваны? — улыбнулся Ромыч.
— Да! — глаза Шурпы призывно сверкнули. — Тебе для этого надо всего-навсего жениться на мне. Поверь, охотник: ты станешь министром при дворе величайшего из императоров всех времён. Ты будешь купаться в золоте!
— Ты делаешь мне лестное и заманчивое предложение, — в голосе Ромы звучало неподдельное уважение, переходящее в бурный трепет.
В этот миг в хижину вошёл Лёха, которого Светичка позвала обедать. Тут же вошла и она сама.

Роман продолжил, обращаясь к Шурпе и в знак уважения приложив руку к груди:
— Предлагая мне жениться на тебе, о Шурпанакха, ты оказываешь мне величайшую честь. Тем более, что ты принадлежишь к богатейшему и могущественнейшему на земле роду. Спасибо тебе и нижайший поклон! Однако, я с наиглубочайшим сожалением вынужден отказаться от этой великолепнейшей партии. И вот почему: перед тобой, о, Шурпанакха, стоит Светлана свет Ивановна, дочь Джона-Всезнайки. Эта Светлана уже является мне женой. Печальный опыт моего отца говорит мне, что жениться более, чем на одной женщине — совершать затяжное самоубийство.
— Ты чё, — оскорбилась Шурпа, — посылаешь меня?
— Да, — честно признался Ромыч, — но недалеко. Перед тобой — мой младший брат Алексей. Он молод, силён, метко стреляет из лука и имеет непревзойдённое чувство юмора. Он даже свинью может в речке утопить, хотя жир по удельному весу легче воды — и хорошую свинью утопить теоретически невозможно. Даже поговорка такая есть: свинья не тонет. Да что там! Лёха — волшебник, балагур и выдумщик! И ещё он стихи пишет. Белые, как наша зима. Он — очень хороший и положительный. За ним, о, сестра Императора Юга, ты будешь, как за каменной стеной. Поговори с ним. А там, глядишь, пирком — да за свадебку!
Шурпа не расстроилась и стала расписывать Алексею все преимущества женитьбы на ней. Света, чтобы не расхохотаться, ушла в угол хижины и принялась надраивать песком медный котёл для похлёбки.медный котёл

Алексей слушал Шурпу с полным вниманием, часто кивал, поддакивал и нахваливал говорящую и её братьёв. Когда вдохновлённая собственными речами Шурпа предложила Лёхе жениться на ней и, выдохшись, смолкла, сын Саманты, с почтением упав на колени, ответил:
— О, великая! Ты — сестра самого императора Раваны! Ты фактически царица! А я — презренный слуга нищего изгнанника. Даже если бы я и хотел, я не смог бы на тебе жениться! Столь неравный брак уронит твоё царское достоинство! Прости, но я вынужден тебе отказать. Обратись ещё раз к моему брату. Он всё-таки был в прошлом претендентом на царский престол. Сделай ещё одну попытку, умоляю тебя! Ведь ты прекрасна, как сама красота! Не сомневаюсь, что Роман отвергнет обычную смертную женщину и предпочтёт тебя ей!

— Издеваетесь, значит? — слишком спокойно произнесла Шурпа, выхватила нож и метнула в Свету.
Лёшка каким-то чудом успел вытянуться в струну и в прыжке отвести бросок в сторону. При этом лезвие ножа рассекло его левую ладонь. Выбив нож, посылаемый рукой Шурпы в сторону Светички, Алексей откатился в угол хижины и замешкался. Ракшаси вскочила на ноги и устремилась к Свете, но Ромыч успел перехватить гостью, встав между ней и своей женой.

Шурпа нанесла Роману удар в живот и тут же в челюсть.
Второй удар он успел перехватить и крепко сжал руку демоницы. Через мгновение она была прижата Романом к стене хижины и лишена возможности двигаться.

— Ты воюешь с женщиной, презренный человек? — сдувая волосы, падающие на покрытый каплями пота лоб, процедила сквозь зубы Шурпа.
— Я защищаю женщину — мою жену, — ответил Роман.
— Мой брат уничтожит тебя!
— Сейчас речь о тебе. Чтобы сохранить свою жизнь, ты должна дать обещание вести себя миролюбиво и отказаться от намерения причинить нам вред.
— А если я скажу: нет?
— Я буду вынужден повернуть твою голову так, что затылок будет строго спереди.
— Мерзкий садист! Ненавижу тебя!
— Не отвлекайся. Жду ответа ровно пять секунд. Четыре уже прошли.
— Да! — выдохнула ракшаси. — Да, я обещаю быть послушной девочкой! Отпустите меня домой, а то я сейчас помру от страха!
Роман повернул голову туда, где сидела Светланка, продолжавшая спокойно надраивать котёл для вкусной похлёбки.
— Светичка! — позвал Роман.
Она точно так же, как это сделала минутой раньше прижатая к стенке Шурпа, сдула волосы с запотевшего лба, тыльной стороной ладони вытерла лоб и, повернувшись, спросила:
— Ну, что тебе, Ромик? Не видишь разве? Я занята!девушка смеётся
— Действительно, брат, давай не будем мешать Свете выполнять её обязанности! — воззвал очухавшийся Лёха. И добавил: — А сами станем хорошо выполнять свои. И тогда жизнь на земле быстренько наладится!
Шурпа нервно захохотала и, сквозь смех роняя слёзы с красивых ресниц, произнесла:
— Я думала: мы в Ланке — сумасшедшие. Теперь вижу: нам, ракшасам, далеко до людей.
— Лёшка, — сказал Роман, ослабляя хватку, — проводи дорогую гостью до её драндулета. И проследи, пожалуйста, чтобы она благополучно улетела.
Алексей кивнул Шурпе, указывая в сторону выхода, и вслед за ней покинул хижину.

Рома сказал Светуле:
— Ты просила, чтобы мы были помягче с ракшасами. Я не стал убивать эту демоницу, — помолчал и добавил: — Не знаю, правильно ли это.
Света повесила котёл над очагом, наполнила его водой из вычищенной тыквы и сказала:
— Чувствую: будет недоброе. Береги себя на охоте.
Когда Алексей вернулся, проводив Шурпанакху, он сообщил:
— Перед отлётом она схватила мою руку и прижала к своему лицу.
С этими словами Лешка показал Роме и Свете свою окровавленную ладонь и упал без памяти.
Роман поднял брата с пола и отнёс в постель, а Света сняла с натянутого справа от очага шнура связку встань-травы для лечебного отвара и принялась рвать на лоскуты свой праздничный сарафан.
— Как оклемается, сменим место стоянки, — сказал Ромка.

Меч, кровью и жиром асуров запятнан, устал,
затупленный в битве, срубающий головы с плеч.
Ещё далеко до Победы. Зазубрена сталь.
О, Мать! Остуди хоть на миг Твой изрубленный меч!

Иллюзия мира: трава, небосвод голубой,
богатство и блеск бесконечной вселенской тюрьмы, —
в ней братья и сёстры мои бьются сами с собой,
не чувствуя тьмы, захватившей тела и умы!

Как счастлив я быть продолженьем разящей руки!
Твой Гнев не снесёт никакая на свете броня!
Последняя Битва: ломаются копья, клинки...
И вот Ты Земле предлагаешь осколки меня.

Утихнет сраженье — войну победит Тишина;
цветами любуясь, забыв о Последней Войне,
прекрасная дочь моя Анна, как будто — Весна,
по полю гуляя, свой взгляд остановит на мне...

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: