ГлавнаяСтатьиЧерниговский процесс
Да судимы будете:
Черниговская область УССР была оккупирована венгерскими и немецкими войсками с сентября 1941 года по сентябрь 1943 года
Опубликовано 13.12.2017 в 11:15, статья, раздел Наследие, рубрика Да судимы будете
автор: Дмитрий Асташкин
Показов: 527

Черниговский процесс

Министерство культуры Российской Федерации, Правительство Новгородской области, Новгородский музей-заповедник при содействии Управления ФСБ России по Новгородской области, Прокуратуры Новгородской области и Российского Военно-исторического общества представляет проект «Да судимы будете».

Черниговская область УССР была оккупирована венгерскими и немецкими войсками с сентября 1941 года по сентябрь 1943 года. За это время, по данным ЧГК, в области было уничтожено 103614 мирных жителей и 24164 военнопленных. Эти преступления разбирал суд в Чернигове (кинотеатр им. Н. А. Щорса), открыто проведенный 17–25 ноября 1947 г.

На скамье подсудимых сидели 13 венгров: генерал-лейтенант Золтан Алдя-Пап, генерал-майор Ласло Сабо, генерал-майор Иштван Бауман, генерал-майор Дердь Вуковари и генерал-майор Геза Эрлих, полковники Шандор Захар, Ференц Амон, Бела Шафрань, Миклош Мичкеи и Тивадар Секей, майоры Ласло Шипрак и Дезе Бердефи, гонвед Йожеф Борош, а также 3 немцев: подполковники Бруно Баиер и Стефан фон Тюльф и командир военного округа Генрих Дросте.Возвращение в родное село, разрушенное немецко-фашистскими оккупантами при отступлении. Украина, 1943 г.Собрание Государственного центрального музея современной истории России
В обвинительном заключении были преступления, совершенные не только в УССР, но и в БССР, даже в Брянской, Курской и Воронежской областях РСФСР — поскольку венгерские силы поддерживали нацистскую оккупацию на огромной территории (более полумиллиона квадратных километров). Как признался на суде обвиняемый Бела Шафрань: «Восточная оккупационная группа, в которую входил и мой 251-й полк, выполняла охранные и полицейско-карательные функции на захваченной территории Украины и Белоруссии. Правительство Хорти возложило на нас эти позорные функции по приказу Гитлера с тем, чтобы освободить от оккупационной службы немецкие войска и их целиком бросить в бой против Советской армии».Дети чистят сапоги немецким солдатам. Ноябрь, 1942 г. Фото Гейдриха. Собрание Российского государственного архива кинофотодокументов

В обвинительном заключении цитировалась «Директива № 10» венгерского генштаба. Как сказал о ней на процессе подсудимый Шандор Захар: «Я уже давал ранее показания о том, что в середине 1942 г. была издана директива № 10, подписанная генерал-полковником Сомбатхейи, в которой высказывалось требование: самыми жестокими методами осуществлять оккупационную службу, не останавливаясь перед сожжением населенных пунктов, убийством мирных граждан, заподозренных в связях с партизанами, и конфискаций у населения продовольствия, и скота... <...> Все эти инструкции доводились до сведения командиров полков, дивизий и отдельных соединений, которые при проведении карательных операций полностью их выполняли».
Генерал-лейтенант Золтан Алдя-Пап приказывал артиллерийским и минометным огнем сжигать деревни и села, инструктировал командиров полков и батальонов по истреблению всех заподозренных в сочувствии партизанам. Так, согласно приговору, в марте-апреле 1943 г. с его ведома сожгли деревню Загребельная Слобода (Щорский район Черниговской области) вместе с 80 жителями (среди них 50 детей). Осталось только две хаты.
Разрушенные и сгоревшие здания на одной из улиц города Нежина. Украинская ССР, Черниговская обл., 1943 г. Собрание Российского государственного архива кинофотодокументов
— Зачем же вы творили преступления? — спрашивает прокурор.
— Мы — солдаты, выполняли приказ, — следует заученный ответ.
— Разве солдаты воюют против женщин и детей?
— Мы просто превратились в банду гитлеровских грабителей, — вынужден признать Алдя-Пап.

Свою вину Алдя-Пап полностью признал еще на следствии: «Да, признаю ответственным себя, как командир 105-ой венгерской оккупационной дивизии, за все действия подчиненных мне частей на временно захваченной немцами территории советской Украины. <...> Да, признаю, я действительно, как командир 105-ой дивизии венгерской восточной оккупационной группы, был исполнителем воли тогдашнего венгерского фашистского правительства и его генерального штаба и участником истребления и порабощения украинского советского народа. Кровавую деятельность этой гитлеровской политики и нашу деятельность я только сейчас вижу и глубоко ее осуждаю».Массовый расстрел советских граждан. 1942–1943 гг. Собрание Российского государственного архива кинофотодокументов

На Черниговском процессе Алдя-Пап повторно признал свою вину и отказался от возможности подать апелляцию. В последнем слове он заявил: «Мною и моими частями ущерб, нанесенный советскому украинскому народу настолько велик, что я не защищаю, а обвиняю себя. <...> Я был исполнителем этой кровавой политики, вместо того, чтобы бороться против нее. <...> По этой причине не защищаю, а обвиняю самого себя. И за свою вину ожидаю соответствующего наказания».

Генерал Сабо Ласло тоже организовывал картельные акции. Так, по его приказу, в селе Дубишки убили 132 жителя, сожгли 135 домов.
Подполковник Бруно Баиер был начальником штаба 399-ой главной полевой комендатуры. По его приказу карательный отряд немцев и украинских шуцманов сжег город Корюковка со всеми жителями. В Акте Черниговской областной комиссии по установлению и расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков в Корюковке от 17 декабря 1943 года указано, что 1 и 2 марта 1943 года убито 6700 человек, сожжено 1290 домов. Из воспоминаний священника Всеволода Дагаева: «Я зашел в дом метрах в десяти от ресторана. Когда убедился, что проклятые фашистские палачи уехали, зашел в ресторан и увидел там горы убитых людей и лужи крови. В Алексеевке [городской район], куда я пошел сразу после этого, было то же самое: в домах и просто во дворе лежало по 20-30 трупов. Часть домов с трупами гитлеровцы сожгли в первый день. На второй день продолжалось то же самое. Были случаи, когда людей живыми бросали в огонь».Деревня Пристать, сожженная немецкими оккупантами при от¬ступлении. УССР, Черниговская обл., Бахмачский р-н, 1943 г. Собрание Российского государственного архива кинофотодокументов

Остальные обвиняемые тоже командовали карательными операциями: жгли деревни, убивали их жителей, почти все признались. Из приговора: «В Брестской области более 40000 жителей были убиты, около 3000 военнопленных были убиты, сожжены, замучены. В городе Кобрин убили 7000 жителей, в городе Серегина-Буда (Сумская область) 2000 жителей, 600 военнопленных. Угнали 41000 людей в немецкое рабство из Черниговской области».
Все 16 обвиняемых были приговорены к высшей мере наказания — 25 годам в Воркутлаге. В 1955 году их отпустили домой. Золтан Алдя-Пап стал священником, вел миссионерскую деятельность в Индии и Нидерландах. Умер в Гааге в 1987 году.

Фото из архива Дмитрия Асташкина.

Дмитрий Асташкин, кандидат исторических наук, автор проекта РВИО «Советский Нюрнберг».

Просьба откликнуться всех, кто видел процессы над военными преступниками или слышал о них от родственников. Исторической науке нужны ваши воспоминания! Обращайтесь в редакцию или к автору статьи Дмитрию Асташкину +7 (911)610-6578, protsessy@yandex.ru


Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: