ГлавнаяСтатьиВитебский процесс
Да судимы будете:
Оккупация Витебской области длилась с июля 1941 года по июнь 1944 года
Опубликовано 10.12.2017 в 15:15, статья, раздел Наследие, рубрика Да судимы будете
автор: Дмитрий Асташкин
Показов: 758

Витебский процесс

Министерство культуры Российской Федерации, Правительство Новгородской области, Новгородский музей-заповедник при содействии Управления ФСБ России по Новгородской области, Прокуратуры Новгородской области и Российского Военно-исторического общества представляет проект «Да судимы будете».

Оккупация Витебской области длилась с июля 1941 года по июнь 1944 года. Все это время шло массовое уничтожение людей — население области уменьшилось в 2,7 раза. До войны в Витебске было 180000 жителей, а после изгнания оккупантов осталось лишь 118 человек. 

В главном городе области нацисты уничтожили 62000 горожан и 76000 пленных красноармейцев, многих угнали в немецкое рабство. Всего же на территории области нацисты уничтожили, по неполным данным ЧГК, 151421 мирного жителя и 92891 военнопленного, а 68434 человек угнали в Германию. Среди тысяч виновных в этих смертях были десять конкретных офицеров и солдат 53-го армейского корпуса.Трупы советских граждан Белорусская ССР Витебская обл. г Городок 1944 г Собрание Российского государственного архива кинофотодокументов.
Чтобы установить их вину, пять оперативно-следственных групп изучали архивы, акты ЧГК, фотодокументы, допросили 196 свидетелей (в Витебской, Смоленской и Калининской области), а также 27 военнопленных. Из этого числа на процессе в Витебске 29 ноября — 4 декабря 1947 года выступали 22 жителя СССР (учителя, рабочие, колхозники, священник и др.) и 6 военнопленных.
Суд состоялся на территории бывшего гетто — в театре имени Якуба Коласа (до войны там был клуб металлистов), во время оккупации прямо в здание бросали трупы умерших от голода и болезней евреев.
Генерал пехоты Ф. Гольвитцер, командир 53-го армейского корпуса, строил оборонную линию «Пантера» в 550-600 километров от устья реки Припять до города Витебска, и для выполнения этой работы насильно мобилизовал до 200 тысяч женщин, стариков и подростков, большинство которых было согнано в лагеря. Они работали по 10-15 часов в сутки, получая 150 граммов хлеба и баланду, спали за колючей проволокой под открытым небом. На стройматериалы шли дома и колхозные постройки. Прибыв 1 октября 1943 года в Витебск, Гольвитцер организовал для оборонных работ такие же лагеря, куда согнал горожан. Там нацисты расстреливали недовольных и слабых, девушек массово насиловали и убивали (этим занимался и подсудимый фельдфебель Г. Рух).
На территории Витебской области Гольвитцер и его начальник штаба полковник Г. Шмидт(подсудимый) дважды разрабатывали и передавали для исполнения подчиненным войскам приказы о принудительном угоне работоспособного советского населения на каторжный труд в Германию.Представитель СтавкиВГК Маршал СоветскогоСоюза А.М. Василевскийи командующийвойсками 3-го Бе-лорусского фронтаИ.Д. Черняховскийдопрашивают пленногокомандира 53-го армей-ского корпуса генералапехоты Ф. Гольвит-цера и командира206-й пехотнойдивизии генерал-лей-тенанта А. Хиттера.Белорусская ССР,г. Витебск, 1944 г.
Также он отдавал приказы о борьбе с партизанами — то есть об уничтожении мирных жителей карателями. Имевшаяся в его подчинении 53-я истребительная рота, которой командовал старший лейтенант Г. Клуге (подсудимый), сжигала и грабила деревни. О результатах шести карательных экспедиций Клуге устно и письменно докладывал Гольвитцеру и Шмидту, получая одобрение.
Другие преступные приказы Гольвитцера: угон в немецкое рабство 4800 человек, использование 12000 «нетрудоспособного населения» в качестве живого щита перед Красной армией, разрушение зданий Витебска.
Генерал-майор К. Мюллер-Бюлов, командир 246 пехотной дивизии приказывал расстреливать мирных граждан, сжигать деревни, а при отступлении немецких войск — превращать оставляемую местность в пустыню, уничтожая все на пути отхода. Так, по приказу Мюллер-Бюлова в мае 1944 года офицерами и солдатами 246 саперного батальона 246 пехотной дивизии около деревни Шевино Витебского района было расстреляно 70 мирных граждан, взятых из рабочего лагеря, полностью сожжена деревня Шевино. В июне 1944 года солдатами второй саперной роты 246 саперного батальона по приказу Мюллер-Бюлова в районе деревни Бороники Витебского района расстреляно 40 человек мирных граждан, укрывавшихся в лесу. Исполнял эти приказы и подсудимый унтер-офицер Л. Буцбах, который в июне 1944 года принимал непосредственное участие в расстреле 70 человек, в том числе 4-х женщин, доставленных к месту расстрела из рабочего лагеря.Пленный партизан под конвоем. Белорусская ССР, Ви¬тебская обл., май 1944 г. Фото Якоба. Собрание Российского государственного архива кинофотодокументов
Генерал-лейтенант А. Хиттер, командир 206 пехотной дивизии, в марте 1943 года превращал в «мертвую зону» территорию Калининской области — жег деревни, угонял жителей в немецкое рабство. Осенью 1943 года по его приказу под видом борьбы с партизанами была проведена карательная экспедиция в деревню Осташево, ее полностью уничтожили, а 113 мирных граждан, в том числе стариков и детей, согнали в 3 сарая и заживо сожгли.
В марте-апреле 1942 года полковник Г. Дилльманн, командуя охранным батальоном в составе 707-й охранной дивизии, проводил карательные экспедиции против мирного населения на территории Глусского и Октябрьского районов Бобруйской области. По его приказам в полосе действия батальона люди расстреливались и сжигались заживо. Возможно, за эти преступления Дилльманн был повышен, награжден и назначен начальником лагеря военнопленных в Витебске. Он признался на допросе: «Я поддерживал в лагере режим, который в итоге должен был привести и приводил к голодной смерти военнопленных. Ничтожный рацион питания приводил к истощению организма, а изнурительный труд от восхода до захода солнца ускорял окончательное его разрушение».
Всего в Витебском лагере военнопленных расстреляли и замучили более 100 тысяч человек, а Дилльманн продолжил уничтожать людей уже в других местах — в мае 1943 года был назначен комендантом Полоцкого лагеря военнопленных, а потом стал начальником строительства усовершенствованного лагеря смерти для советских военнопленных в Орле.
Ефрейтор К. Гюнтер принимал участие в карательных экспедициях и лично расстреливал мирных жителей, чтобы освоить оружие (он был шофером): «Отряд, в котором он находится, поджигает деревни одну за другой. Во время пожаров Курт Гюнтер и его молодчики расстреливают людей. В Чановичах он лично убивает 8 советских граждан.
— Кто были эти 8 граждан?
— Мужчины.
— За что их расстреляли?
— По подозрению в связи с партизанами.
— А двое детей и три женщины, которых вы расстреляли в группе семи человек в феврале 1944 года, также были подозреваемы в связях с партизанами?
Подсудимый молчит. Проходит минута, и потом он цинично до-полняет:
— Мы практиковались в стрельбе из личного оружия».Советские граждане возвращаются из кон¬центрационного лагеря. Белорусская ССР, г. Витебск, 1944 г. Собрание Российского государственного архива кинофотодокументов
Каратель Ф. Адам тоже вешал и расстреливал, в чем признался на следствии: «Оставив горящую деревню, оба взвода в боевом порядке начали прочесывать лес. В лесу было задержано 200-230 чел. мирных граждан. Задержанные были построены по 5 чел. в колонну на поляне. По приказу старшего лейтенанта Крана я повесил двух человек мужчин. После этого на одну из повозок был установлен станковый пулемет, из которого я открыл огонь по этим людям. Они плакали, кричали в ужасе, но они были оцеплены, и по ним стреляли из автоматов, а я из пулемета. Я лично убил 120-150 человек. Оставшиеся в живых 78 человек были под конвоем отправлены в гор. Лиозно».
Все подсудимые, кроме Хиттера и Дилльманна, признали свою вину и просили суд о снисхождении. Приговор читали с 21-30 до 23-00 часов 3 декабря 1947 года. Согласно ему, все подсудимые получили высшую меру — по 25 лет каторги (потом генералов перевели в более комфортный лагерь для высших чинов близ Иваново). Там Мюллер-Бюлов умер от заболевания сердца в 1954 году, а Гольвитцер и Хиттер вернулись в ФРГ уже в 1955 году.

Фото из архива Дмитрия Асташкина.

Дмитрий Асташкин, кандидат исторических наук, автор проекта РВИО «Советский Нюрнберг».

Просьба откликнуться всех, кто видел процессы над военными преступниками или слышал о них от родственников. Исторической науке нужны ваши воспоминания! Обращайтесь в редакцию или к автору статьи Дмитрию Асташкину +7 (911)610-6578, protsessy@yandex.ru


Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: