ГлавнаяСтатьиС днём рождения - Вивьен Ли
Опубликовано 5.11.2017 в 15:50, статья, раздел Искусство
автор: ОК-журнал (Геннадий Орешкин )
Показов: 414

С днём рождения - Вивьен Ли

«Я не кинозвезда. Я — актриса. Быть кинозвездой — просто кинозвездой — это как фальшивая жизнь, прожитая во имя фальшивых ценностей и ради известности.

 

Актёрство это надолго и в нём всегда есть превосходные роли, которые можно сыграть. Намного легче заставить людей заплакать, чем засмеяться. Я никогда не забуду вальса из „Унесенных ветром“. Если я чувствую себя вещью, совершенно разбитой, амебой, тогда все бросаю и ставлю пластинку с вальсом. Но иногда даже это не помогает, и тогда мне на помощь приходят друзья — только они способны вывести меня из депрессии. У меня замечательные друзья и муж. Если чтото случится с Ларри, я никогда снова не выйду замуж. Я уверена в этом: слишком большое место в моей жизни занимает Ларри», — возможно, это всё, что нужно знать о Вивьен Ли!


Но она так прекрасна, — эта маленькая силная и талантливая женщина, появившаяся на свет 5 ноября 1913 года, — сумевшая за не такую долгую жизнь подарить надежду миллионам, что рискну напомнить и еще! И Джульетта, и Офелия, и даже Маргарита Готье были в репертуаре Вивьен Ли. Однако мировую славу ей принесла совсем другая героиня: жесткая, расчетливая, цепкая и жизнелюбивая Скарлетт О’Хара. Может быть, потому, что эта героиня гораздо больше соответствовала характеру самой актрисы?
До поры до времени судьба щедро давала Вивьен Ли все, чего та желала — будь то роли или мужчины, — но и цену потом назначила немалую. А первый подарок и проклятие судьбы — безусловно, Скарлетт. С самого начала совпадения тут прямо-таки мистические, если верить в магию цифр. Все крутится вокруг числа тринадцать.
Вивьен Ли — Вивиан Хартли — родилась в 1913 году, она на тринадцать лет моложе автора «Унесенных ветром». Когда Вивиан исполнилось тринадцать, Митчелл написала первую фразу своего знаменитого романа. А еще через тринадцать лет Вивиан получила роль Скарлетт О’Хара и абсолютно точно, без зазора, вписалась в нее. Маргарет Митчелл словно создавала эту очаровательную стерву по мерке Вивиан. Даже детали биографии, и те совпали. В жилах Скарлетт текла франко-ирландская кровь.

Одна из ее соучениц потом вспоминала разговор, состоявшийся сразу после семнадцатилетия Вивиан. Близилось окончание школы. Было бы здорово стать пилотом, правда? — сказала подруга Вивиан, Ли ответила — Когда я окончу школу, то стану великой актрисой.
Никакой сослагательности — «вот бы стать» — стану, и все тут! Как и у Скарлетт, у Вивиан не было ни тени сомнения, что любое ее желание должно — просто обязано — исполниться. И нет такого мужчины, который, если она этого захочет, не пал бы к ее ногам.
В первый раз Вивиан увидела Ли Холмана, когда гостила у своих подруг Клэр и Хилари Мартин в деревушке Холкоум. Девушки стояли у окна, любуясь проезжавшими по улице дартмурскими охотниками. Один из них был особенно хорош — прекрасная посадка, словно родился в седле, настоящий англичанин и джентльмен! «Кто это?» — «Ли Холман». — «Я выйду за него замуж».
Ли Холман ухаживал за другой девушкой, был с ней почти помолвлен, но Вивиан это не остановило. Ей просто и в голову не пришло, что у Ли и у той, другой, могут быть какие-то свои планы и желания. 
А дальше роман развивался примерно так же, как у Скарлетт О’ Хара и Фрэнка Кеннеди: Вивиан была так трогательно юна, так беззащитно-прелестна со своей милой улыбкой и ямочками на щеках... В общем, Герберта Ли Холмана Вивиан даже не успела как следует захотеть, как уже и получила.
Осенью 1934 года она стала первой клиенткой Джона Глиддона, бывшего актера, открывшего свое театральное агентство. С его легкой руки она стала называться Вивиан Ли — имя мужа использовали как сценический псевдоним.
Ли Холман этому отнюдь не обрадовался, но что он мог поделать? Снова все шло, как у Скарлетт О’Хара и Фрэнка Кеннеди. Опыта у Вивиан не было почти никакого, актерская техника еще не выработана, голос слишком слабый и высокий, тем не менее после премьеры заголовки в газетах объявили о «появлении новой британской звезды» и «триумфе молодой дебютантки». Недостатки ее игры растворялись в море обаяния, она была очаровательна, естественна и очень, очень красива.
Кстати, сценическое имя пришлось снова поменять: Вивиан превратилась в Вивьен. Так началась жизнь Вивьен Ли в искусстве — мужу-юристу и маленькой дочери в ней места не оказалось. Пробы на роли в театре, кинопробы, фотосъемки для модных журналов и, как это было принято в театральной среде, легкие любовные интрижки.
Двадцатисемилетний Лоуренс Оливье казался умным, красивым, обольстительным и невероятно сексапильным. Он был женат на актрисе Джилл Эсмонд, происходившей из влиятельной театральной семьи. «Я выйду за него замуж», — опять сказала Вивьен. Первый взгляд, первое впечатление, жгучее желание и мгновенное решение, которое затем методично и неуклонно претворяется в жизнь, — в этом она вся.
В картине «Пламя над островом» Вивьен И Ларри были партнерами. Играли они настолько самозабвенно, что Грэм Грин (бывший в то время рецензентом одной из газет) язвительно заметил: «Елизавета Тюдор никогда не позволила бы так много обниматься и целоваться в ее присутствии».
Вивьен упорно гнула свою линию, а Оливье с удовольствием шел у нее на поводу.
После Капри Оливье снова попытался дать задний ход. Однако Вивьен не умела отказываться от своих желаний. Она добивалась Оливье с таким же упорством, с каким Скарлетт добивалась Эшли. Всю зиму 1936-37 годов Вивьен, едва успев стереть грим (она снималась в очередном фильме) и не заходя домой, бежала смотреть Оливье в роли Гамлета. Весной «Гамлета» собирались сыграть в Дании, в замке Эльсинор, и Вивьен делала все, чтобы заполучить в этом спектакле роль Офелии. Заполучила...
Темой дня не только в Америке, но и в Европе тогда был проект Дэвида Селзника — экранизация «Унесенных ветром». На Скарлетт претендовали в общей сложности 1400 кандидаток, было проведено 900 проб. Дам интересовало, кому достанется Ретт Батлер, и кто-то в шутку предложил кандидатуру Оливье. Тут неожиданно выступила Вивьен Ли: «Ларри не будет играть Ретта Батлера, но я сыграю Скарлетт О’ Хара». Все несколько опешили от такой наглости.

 
К тому моменту они уже оставили свои прежние семьи и жили вместе. Правда, жили во грехе: ни Джилл Эсмонд, ни Ли Холман на развод пока не соглашались. Такой адюльтер не мог вызвать одобрения добропорядочных американцев, но парочка об этом не думала. Знакомство Вивьен и Селзника было великолепно срежиссировано. Скарлетт еще не была найдена, а съемки «Унесенных ветром» уже начались.


Девять месяцев шли съемки. Девять месяцев Вивьен работала с такой же самоотдачей, как работала Скарлетт, восстанавливая разоренную Тару. Отношения Вивьен с Дэвидом Селзником накалялись с каждым днем. Селзник убирал из сценария все, что, с его точки зрения, может уменьшить симпатии зрителей к героине. А Вивьен вела себя точно, как Скарлетт, — та, если что шло не по ней, превращалась в разъяренную фурию, могла и вазу швырнуть.


Кстати, Скарлетт была весьма невоздержанна на язык. Маргарет Митчелл, щадя чувства американцев, в книге заменяла бранные слова точками, а Вивьен легко и непринужденно заменяла точки на слова. Американская группа поражалась: с губ этой английской леди часто слетало такое...
Наконец, каторжная работа над фильмом была закончена. Такого триумфа Америка еще не знала, и до сих пор ни один фильм его не повторил. 


А Вивьен Ли, до фильма просто молодая талантливая актриса в ряду других, тут же вознеслась на недосягаемую высоту. Это был первый шаг в легенду.
Началась легенда об одной из самых знаменитых пар ХХ века, легенда о «Ларри-и-Вив». В 1940 году на экраны вышел фильм «Леди Гамильтон», где Оливье и Вивьен опять снялись вместе, — очередной триумф Вивьен.
Убрав вульгарность реальной Эммы Гамильтон и накинув романтический флер, она высветила главное: эта женщина, как и сама Вивьен, обладала невероятной сексапильностью. Результат — Эмма Гамильтон в исполнении Вивьен Ли до сих пор покоряет мужчин.

 

А вот попытка стать партнершей Оливье в другом фильме — хичкоковской «Ребекке» — обернулась полным провалом.
Когда Вивьен на пробах пыталась изобразить скромную робкую девушку, даже ее любимый режиссер, Джордж Кьюкор, не смог сдержать издевательского смеха. До отъезда из Голливуда Вивьен успела сняться еще в одном фильме, ставшем классикой, — «Мост Ватерлоо».

 

Невинные девушки плохо удавались Вивьен, а вот женщины с прошлым, пытающиеся вернуть невозвратимое, — другое дело. Майра — это первый шаг к Бланш Дюбуа из «Трамвая «Желание», роли, ставшей в судьбе Вивьен столь же знаковой, как Скарлетт, Но между Скарлетт и Бланш Дюбуа лежала целая жизнь. Теперь «Ларри-и-Вив» были вместе не только на экране или на сцене, они стали четой Оливье, Идеальной парой. Красивые как боги, талантливые до гениальности, богатые и очень знаменитые, влюбленные друг в друга — все сразу! У обычных людей так не бывает. У них тоже было не совсем так.


Не хочется называть это рекламным трюком, но Идеальная пара — в некотором роде сказка, созданная Вивьен на вполне жизненной подкладке. Оливье, безусловно, был талантливее ее как актер. Вернее, он был гениален, неповторим, а Вивьен тогда была просто очень хорошей актрисой. И она это знала и принимала, и всегда в делах профессиональных отдавала пальму первенства Ларри.
Но в жизни в этой паре солировала Вивьен: она играла безупречную леди, а он ее усилиями превратился в светского льва. И дело не только в том, что она смягчила его грубоватость и простоватость, отшлифовала его манеры. «Короля играет свита» — Вивьен же была и свитой, и королевой, создающей короля.
Они вернулись в Англию — оба не хотели оставаться вдали от своей воюющей родины. Их совместный театральный триумф совпал с Днем Победы.
Постановщиком был Оливье, главную роль играла Вивьен. За год до этого Оливье как режиссер подписал контракт с театром «Олд Вик» — одним из лучших в Англии, ставившим в основном классику, и за сезон 1944-45 годов с блеском выпустил три премьеры.
Карьера четы Оливье продолжала идти в гору. А для жизни тогда же был приобретен Нотли-Эбби. В XIII веке это было аббатство, потом здание перешло в частную собственность. В середине 40-х годов ХХ века здесь царили упадок и разрушение, Вивьен оно напомнило Тару, разграбленную мародерами.
За все надо платить. И первые счета от судьбы Вивьен начала получать, когда все ее желания, казалось, осуществились. В июле 1944-го, на съемках фильма «Цезарь И Клеопатра», она потеряла ребенка. Вскоре после выкидыша прямо на съемочной площадке у нее случился нервный срыв. В 1945-м — новая напасть: у нее обнаружили открытый туберкулезный процесс. Последовал год лечения и заточения в Нотли-Эбби. Вроде все обошлось, но год вынужденного перерыва в карьере Вивьен стал годом бурного роста карьеры Оливье.


Влюбленность британской публики в Оливье (особенно женской ее части) доходила до массовой истерии. Сотни девушек после спектакля у театра скандировали: «Хотим Ларри!» Театр, который когда-то свел Ларри и Вивьен, теперь разводил их. Театр стал главным ее соперником. И она не обрадовалась, когда в 1947-м Лоуренса Оливье возвели в рыцарское достоинство.
Очередной триумф мужа подействовал на Вивьен как депрессант. Вивьен вернулась на сцену осенью 1946-го. Ей хотелось играть с Оливье, а тот как раз собирался снимать «Гамлета». Главную роль он, естественно, оставил за собой. А Вивьен для Офелии была уже слишком стара, а от роли королевы — матери Гамлета — с негодованием отказалась.


Вивьен принимает предложение сняться в фильме «Анна Каренина». Провал был грандиозным.
Успех фильма Оливье по масштабу вполне сопоставим с провалом «Анны Каренины». За Гамлета Оливье получил, наконец, своего "Оскара.
Тридцатилетний Питер Финч тогда еще не был всемирно знаменит, его знала только Австралия. Он был талантливым, забавным, бесшабашным, очень напоминал Оливье в молодости, и Вивьен влюбилась. Роман стал бурно развиваться уже после австралийских гастролей, в Лондоне, куда Финч приехал по приглашению Оливье вместе с женой.
Одним из симптомов болезни Вивьен была повышенная сексуальность. Для нее секс стал своего рода антидепрессантом, поэтому появление Финча Оливье воспринял спокойно, чуть ли не с облегчением, считая, что это нисколько не угрожает их с Вивьен союзу. Однако все зашло несколько дальше, чем хотелось бы Оливье.


Еще в 1947-м, прочитав пьесу Теннесси Уильямса «Трамвай «Желание», Вивьен «заболела» Бланш точно так же, как когда-то «заболела» Скарлетт.
И точно так же потом «вписалась» В эту роль без зазора. Бланш Дюбуа, как и Скарлетт, американка, южанка, «леди», невероятно сексуально привлекательная — но с гораздо меньшим запасом прочности характера.
Когда-то у нее было все, теперь почти ничего не осталось. У нее нет будущего, и нет сил жить только прошлым, и невозможно открыто посмотреть правде в глаза. Если Скарлетт — это победа, то Бланш — поражение, причем окончательное: если боги хотят кого-то покарать, то они лишают его разума. Премьера спектакля состоялась в Лондоне 11 октября 1949 года. В 1950-м в Голливуде по этой пьесе был снят фильм.
Партнером Вивьен в фильме стал Марлон Брандо. За роль Бланш Вивьен Ли получила своего второго «Оскара». По мнению критиков, именно эта роль сделала ее великой актрисой. А психическое и физическое напряжение, которыми она заплатила за нее, впоследствии выльются в глубокую депрессию и болезненный бред: почти зеркальное отражение финадьной сцены фильма, безумия Бланш.
Несколько недель в психиатрической клинике «Нитерн», потом в клинике Университетского колледжа, курс электрошоковой терапии, и в Нотли-Эбби вернулась спокойная, отдохнувшая и помолодевшая хозяйка. Оливье посмотрел на нее и понял — от их великой любви не осталось ничего. Но декор следовало соблюдать.
Оливье предпринимает последние попытки спасти брак. В 1955-м он ставит три шекспировские пьесы, где они играют вместе с Вивьен. По мнению критиков, Оливье опять гениален, а Вивьен всего лишь «приятна для глаз».
В июле 1956-го Вивьен на пресс-конференции объявляет, что они с Ларри ждут ребенка. Однако — кто знает? — если бы у Вивьен родился ребенок, может, все обернулось бы не так скверно. Но ребенок не родился — в августе у Вивьен произошел выкидыш. 


Конец 50-х — начало революции мирового театра, «свержения авторитетов», время рискованных экспериментов и эпатажа. На сцену пришла улица, живой язык, люди в джинсах и майках. Знаком перемен стала пьеса Осборна «Оглянись во гневе», которая после первого просмотра не понравилась Оливье, а после второго обратила его в другую веру.
Традиционный театр стал казаться ему застойным и затхлым болотом. А Вивьен «новый театр» не приняла — все это представлялось ей достаточно вульгарным.
Последний сильный приступ случился в 1966-м, В Америке, где Вивьен играла в чеховском «Иванове». Вивьен восстанавливала силы в своем доме, поместье Тикеридж-Милл. Лечение, казалось, дало результат, но в мае у нее пошла горлом кровь: на этот раз туберкулез дал рецидив, огромная каверна в легком. Лечь в клинику Вивьен отказалась — терпеть не могла клиники. А для домашнего лечения она была слишком своевольна. Лекарства, предписанные врачами, пила весьма избирательно: «Гадость, не хочу!»
Необходимо было строго ограничить посещения, но тоненький ручеек гостей превращался в нескончаемый поток. Вечеринки, спиртное, сигареты... Она не собиралась умирать. Она была уверена, что скоро поправится — «Туберкулез — ерунда! У меня это уже было» — и выйдет на сцену. Вивьен Ли умерла ночью 7 июля 1967 года.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: