ГлавнаяСтатьиАвдошки — встречи со «снежным человеком» (продолжение)
Новгород чудесный:
Книга Олега Иванова
Опубликовано 5.11.2017 в 10:15, статья, раздел Увлечения, рубрика Новгород чудесный
автор: ОК-журнал (Олег Иванов)
Показов: 538

Авдошки — встречи со «снежным человеком» (продолжение)

Ранее мы писали о феномене авдошек — маловишерских йети. Сейчас журнал «Область Культуры» продолжает публикацию страниц книги Олега Иванова, жителя Малой Вишеры, посвятившего жизнь изучению таинственного обитателя маловишерских лесов. Местное население зовёт это существо авдошкой, хотя во всём мире оно известно как йети, каптар, сасквоч, бигфут и снежный человек.

Предыдущие части книги: перваявторая третьячетвёртаяпятаяшестая, седьмая, восьмая,


«Водяные» авдошки

Один год в Селищинской школе не было седьмого класса, и я год проучился в Малой Вишере в школе № 1. Жили мы рядом со школой, на улице Новгородской, в старом деревянном доме № 32 (сейчас на этом месте стоит двухквартирный типичный дом из кирпича, с внутренними лоджиями). В общежитии познакомился с одноклассником Павлом Никифоровым, который был родом из Папоротна.

Как-то он мне поведал, что его отец видел «снежного человека». В середине зимы я напросился к нему в гости в деревню, чтобы поговорить с его отцом, лесником Ермошей, как его все звали.
В 1963 году эта деревня тоже была глухоманью. Это сейчас через Папоротно идут день и ночь машины в четырех направлениях. А тогда мы от города до их деревни шли через лес пешком 20 километров. От Малой Вишеры до Новгорода не было хорошей дороги, что уж говорить о других «трассах» района — везде было бездорожье.
Увидев его отца впервые, я подумал, что он такой недоступный и угрюмый, что я вряд ли что у него узнаю. Кроме того, что он был лесником, он был также охотником и рыбаком. Места там были лесные и озерные. Мы вечером после бани с Павлом привязались к нему с просьбой — рассказать о его встрече с авдошками.
— Ты что, авдошку видел? — спросил у меня лесник.

— Да, видел, целую семью: двух взрослых и двух детей, за Поддубьем на болоте, на острове Терехун.
— Тогда понятно, один раз увидишь — на всю жизнь запомнишь. Первый раз я его видел года четыре назад в устье Вишеры. Шел со стороны Красной Вишерки и должен был подойти к устью, а там неподалеку от речки была старица, заросшая травой. Я тихо иду между ею и рекой, а ветер дул со стороны, где лужа эта была.
Я остановился, потому что услышал плеск воды. Стал потихоньку подходить, меня заинтересовало, кто же там булькает в воде. Смотрю — двое волосатых авдошек «смучивают» воду в старице. На берегу стоит один маленький и рыбину в руках держит, а на земле сидит совсем желтенький ребенок.
Я невзначай кашлянул и вспугнул их. Они быстро выскочили из старицы. Самка подхватила желторотика, и они побежали вверх по реке, — закончил свой рассказ лесник.
Потом свернул из газеты толстую цигарку из махры, закурил, окутав нас синим дымом, и продолжил:
— Второй раз мы видели его с Пашкой у болота, когда за полевиками ходили, снега уже не было. Тогда тоже его вспугнули, он корни в земле копал. Это было в той стороне, где раньше узкоколейка шла на станцию Гряды. Пашка тогда совсем маленький был.авдошки Ульяна Пухарева-Лубяная

— Ну да, маленький, мне уже 10 лет было. Ты с ружья мне уже стрелять давал, — перебил отца Павел.
— Да разве от тебя отстанешь, смола ты липучая, — сердито сказал Ермоша, глядя строго на Павла.
Павел опустил глаза. Мы все молчали. Нарушил тишину старший сын Сашка:
— Его, авдошку, видела даже наша мама. Она в бане мылась, а он в окно глядел, потом она подошла к окну и видела, как он махнул через кусты одним прыжком. Что ему нужно было у бани делать?
— Как чего? Наверное, помыться хотел, — смеясь, предположил Павел.
— Ха-ха-ха, — дурашливо засмеялся Сашка, раскрыв рот до ушей.
Ермоша стукнул ему по плечу, и Сашка, обидевшись, ушел в спальню. На этом наши разговоры об авдошках кончились. Я был рад, что нашел еще себе союзников в этом деле. Но одной поездкой в Папоротно не закончились мои встречи с этой семьей.

Как-то мы с Павлом убежали из школы к нему в деревню на два дня, весной, когда сошел снег, не дождавшись первомайских праздников. Мы с ним ходили на озера, смотрели лебедей.
Но сбежали мы тогда не только ради того, чтобы увидеть лебедей,
не только ради рыбалки, на которую мы ходили, и прочих весенних пре¬лестей.
Мне Пашка Никифоров поведал по секрету, что его отец Ермоша видел в озере, которое находится рядом с деревней, «водяного». Расспрашивать у самого отца мне Павел не советовал, а рассказал сам эту историю о том, как отец видел нечисть.

— Один раз летом батя мой шел вечером в сумерках по берегу озера и видит, что волосатый «нечистик» сидит на берегу у воды за кустами, а ноги в воде держит. Услышал шаги «водяной» и нырнул в озеро. Ну ты же понимаешь, Олег, батя лесником работает, никого не боится, даже авдошку, а тут «водяной» да еще рядом с деревней живет. Его батя несколько раз видел в озере.
— А когда это было, Пашка? — спрашиваю у него.
— Прошлым летом, — таинственно произнес Павел.
— Да, ну и загадочки ты мне поведал, дружок. Мы еще с авдошками не можем разобраться и объяснить, а тут «водяной», — озабоченно сказал я Павлу.
— Вот и надо бы это лето понаблюдать за озером, — ответил друг.
— Тебе проще, ты здесь живешь, тебе и наблюдать нужно, — посоветовал я ему.
— Конечно, понаблюдаю. Я думал, что лед растаял, а он еще стоит, закраины в озере только чистые, — с сожалением сказал Павел.
— Ладно, летом я к тебе приеду, мы с тобой еще посмотрим, что это за «водяной» у вас объявился, — пообещал я товарищу.
Летом, где-то в конце июня, я пришел к нему в гости. Мы две ночи просидели около озера, но никого не видели, и я вернулся домой.лесное озеро

Позднее, встретившись со мной в Малой Вишере, Павел рассказал мне такую историю:
— Много ночей я провел за лето на озере, караулил «водяного». Кругом озеро обходил не один раз за ночь. Бросил это занятие. И вот в начале августа сидел я с удочкой в кустах и ловил рыбу. Были уже сумерки, но так было хорошо на озере, что я и уходить не хотел. Сидел тихо и смотрел на чистую гладь воды. И вдруг услышал, что со стороны леса, а я был на другой стороне озера от деревни, к воде подходило страшное существо.
В десяти метрах от меня двуногое существо полезло в воду и стало тихо купаться в озере. Находилось в воде около 15 минут. Выйдя из воды, существо отряхнуло со шкуры воду, и я понял, что это авдошка. Его-то мой батя и принял за «водяного».

Приняла авдошку за «водяного» и одна девушка из Вологодской области. Я встретил их в поезде, когда они ехали в поселок из Вологды. Они ездили к врачу. Вот что поведала мне мать этой девушки, Елены:
— Лена занималась плаваньем, хотела чемпионкой стать. А в поселке на реке Сухоне летом много плавала, особенно по утрам. Плавала вдоль берега часто, а у берега над водой кусты растут.
Однажды плыла она с опущенной в воду головой, а потом ее подняла и увидела около себя в трех метрах «водяного». Он тоже вдоль берега плавал, погружаясь в воду. Вот Леночка моя увидела «водяного» и заболела, повредилась умом дочка. Вот по врачам вожу, — заключила рассказ моя попутчица.
Передо мной сидела красивая девушка с безразличным взглядом. Я тогда не мог записать подробности рассказа, многое забылось. Может быть, этой женщине случайно попадется на глаза эта книга и она вспомнит этот разговор. В этом случае то¬же «водяного» спутали с авдошкой.
Но вернемся снова в Папоротно. Как потом мы с Павлом Никифоро¬вым узнали от «профессора», авдош¬ка в озере лечился. Он, как и чело¬век, мог простудиться и у него под¬нялась температура, а чтобы ее сбить — он и залез в холодную воду.
Потом уже, много позже, другой самец-авдошка умер от простуды. Александр Петрович, наблюдая за ним, определил, что он болел пневмонией и таким способом лечился до самой гибели. Он умер в воде, продолжая свои «процедуры».

Они, авдошки, в основном умирают от простуды, а трупы их так и остаются в воде рек или озер. Поэтому так трудно обнаружить где-либо скелет авдошки. Сейчас уже врачи и народные целители, вроде Порфирия Корнеевича Иванова, признают лечение простудных заболеваний холодной водой, но авдошки лечились таким способом раньше людей. У них не было выбора — они не были избалованы теплом, как мы.
Самка из этой семьи тоже умерла от простуды на реке Вымь. И тело ее находится на дне северной реки. А самец умер раньше и нашел себе могилу в реке Вишерке в «горнецком треугольнике». Об этом мне тоже поведал «профессор», которому можно верить: он долго наблюдал за авдошками.река Вымь

Естественно, оппоненты существования «снежного человека» требуют предоставить для доказательства хотя бы останки авдошки, но ведь «профессор» не назвал мне даже место их гибели. Он назвал только реки: Вишерка и Вымь. К тому же этот вид авдошки очень редок, а на территории распавшегося Советского Союза находится всего около 20 семей, основная их часть проживает в Сибири. Почему же здесь, в Новгородской области, многие видели авдошку? Да потому, что здесь и людей проживает больше. Но сколь еще живучи в народном творчестве черти, водяные, лешие. Эти образы восходят скорее всего к увиденным когда-то авдошкам или «снежному человеку». Нет явления — нет и его проявления.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: