ГлавнаяСтатьиЕлизавета Мусатова: «Опыт эмиграции — важнейшая составляющая моей жизни»
«Хочу создать бережное, комфортное пространство для русскоязычных эмигрантов»
Опубликовано 26.07.2017 в 13:22, статья, раздел Искусство
автор: Григорий Князев
Показов: 1597

Елизавета Мусатова: «Опыт эмиграции — важнейшая составляющая моей жизни»

Несколько лет назад известная новгородка, организатор поэтических слэмов, проекта «Театр-24» Елизавета Мусатова уехала жить в США, затем — в Эстонию. Сейчас она живёт в Сербии. В Великом Новгороде у Лизы осталось много друзей, а также несколько проектов, которые процветают до сих пор. Мы решили связаться с одним из главных организаторов неординарных творческих событий в Великом Новгороде, чтобы узнать, чем Елизавета живёт сейчас и как она оценивает культурную среду зарубежья. 

Кофе без кушетки. Фотограф - Ивана Мунджа.jpg

Кофе без кушетки. Фотограф — Ивана Мунджа

— Лиза, давно ли ты живешь в Сербии? Как ты оказалась за границей: эмигрировала или по гранту?

— Я живу в Сербии два с половиной года. Это был спонтанный переезд по любви — к городу. Эмигрировать я планировала несколько лет, но эта страна в списке потенциальных не значилась. А потом проездом оказалась в Белграде на пару дней и поняла, что это место я могу назвать домом.

— Трудно ли тебе жить в другой, пусть и южнославянской, стране? Скучаешь ли ты по России, по Новгороду? Чувствуешь ли ты себя гражданином мира?

— Везде есть свои трудности, включая родную страну. Переезд — это всегда стресс, даже из города в город. До Сербии я жила в США и Эстонии, поэтому представляла, с какими вызовами столкнусь в первый год эмиграции, и заранее готовилась к тому, чтобы их проживать и проходить. Некоторые трудности связаны не с новым, а с оставленным. Очень скучаю по друзьям. По большим проектам, которыми занималась последние годы. По уверенности в том, кто я и чем занимаюсь — на новом месте многое пришлось строить с нуля: репутацию, связи, проекты, отношения. Так что скучаю я больше по конкретным вещам, а не по России в целом. Долгое время разбиралась с тем, что для меня значит эмиграция. Училась отделять свои представления и ожидания от реальности. Чем больше получалось разводить по сторонам «как есть» и «как должно быть, потому что я так хочу», тем проще становилось вписываться в новую жизнь. Что до гражданина мира, то я бы сформулировала так: я чувствую себя человеком, который первый за много поколений свободен выбирать, куда ехать, где жить и чем заниматься.

— Ты занимаешься литературным проектом за рубежом. Что это за проект? Кто в нем участвует? Международный ли он?

— Проект называется «Почиталки» (на сербском — «Седељка-читаљка»). Задумали мы его вместе с моей подругой Анной Ростокиной — переводчицей и автором собственных талантливых текстов.Pochitalki. Fotograf - Dushan Babich_872x581.jpg

Почиталки. Фотограф — Душан Бабич

 В Белграде, на мой взгляд, насыщенная литературная жизнь, но вот площадки, где можно выступить или послушать выступление на русском не было. Мы подумали, что если создадим такую площадку самостоятельно, то у нас, наконец, появится место, где мы сможем читать собственные стихи и прозу. Получилось пространство для диалога между двумя языками и культурами на стыке разных форматов: открытых микрофонов, классических чтений, нетворкинг-вечеринок, квартирников и, конечно, сербских посиделок в кафанах. В каждых «Почиталках» участвуют четверо чтецов, у каждого есть семь минут, чтобы со сцены поделиться любимой литературой на русском или сербском. Выбираем участников, которых интересно представить публике: от депутата парламента до владелицы пиар-агентства, от фэшн-фотографа до профессора русской литературы. 

Pochitalki3. Fotograf - Dushan Babich_872x581.jpgПочиталки. Фотограф — Душан Бабич

Правда, мы не учли, что роль организаторов не очень вяжется с ролью участников. Так что на сцену выходим регулярно, но как ведущие. Но я почти не расстраиваюсь, ведь у меня есть возможность делать то, что люблю и умею: организовывать литературные и культурные пространства. «Почиталки» уже год собирают полный зал, и каждый раз я в конце вечера чувствую огромную благодарность аудитории за внимание и гордость за нашу работу.Елизавета Мусатова и Анна Ростокина, организаторы Почиталок. Фотограф - Ильмар

Елизавета Мусатова и Анна Ростокина, организаторы Почиталок. Фотограф - Ильмар

— Популярны ли в Сербии поэтические слэмы, стихобаттлы, литературно-музыкальные встречи, в которых ты участвовала здесь? Кто на них собирается? Высокий ли уровень современных, знакомых тебе литераторов, живущих в Восточной Европе?

— В Белграде постоянно происходит что-то литературное. Друг «Почиталок» Йован Стаматович-Карич организовывал «БеспринцЫпные чтения» (проект авторства Александра Цыпкина) на сербском. Другой наш друг, галерея «Полет», устраивает тематические вечера, посвященные разным писателям, в том числе русскоязычным — Маяковскому, например. Для меня до сих пор удивительно, что столько молодых сербов приходят читать вслух русскоязычных авторов. Проходят фестивали, открытые микрофоны, авторские презентации книг, издаются сборники и альманахи. Это наверняка только часть, о которой я знаю, и на нее мне уже не хватает внимания и времени. С белградскими слэмерами я в первый год подружилась и даже выступала со своими стихами. Они здесь удивительно серьезно подходят к делу: постоянно практикуются, организуют воркшопы по работе с голосом и телом... А вот про уровень авторов не считаю себя вправе судить, не в таких тонкостях я еще знаю сербский. Правда, когда просят посоветовать что-то почитать, яро рекомендую Момо Капора, особенно рассказы. Его все рекомендуют, знаю. Но для людей, которые знают сербскую литературу примерно как я до переезда (в основном, по Милораду Павичу на книжных полках) это порой оказывается новым именем.Pochitalki4. Fotograf - Dushan Babich_872x581.jpg

Почиталки. Фотограф —  Душан Бабич

— Есть ли у тебя там свой читатель и почитатель? Есть ли у тебя возможность и потребность публиковаться в местных изданиях или ты сетевой автор? Часто ли ты выступаешь там со сцены и вообще насколько ты публичный человек?

— Я все еще люблю сцену и скучаю по ней, но все больше интереса не в выступлениях, а в созидании: от новой идеи до ее реализации. В этом для меня сейчас больше энергии, и это приносит мне больше отдачи и удовольствия, чем поиск площадок для публикации или выступлений.

— Какими проектами ты занята еще? Ты вроде бы там открыла филиал «Театра-24», который проводится в Великом Новгороде... Так ли это?

— Не срослось, к сожалению. Я не оценила свои силы, и организация сошла на нет еще на стадии переговоров. Но за новостями новгородских и питерских «Театров» слежу с интересом и радуюсь тому, что проект продолжает расти и развиваться. Последние два года большую часть времени и энергии я вкладываю в профессиональные проекты, а не литературные. Например, мы с коллегой начали большой психологический проект, с осени планируем открыть центр. До этого со-организовывала два интересных проекта и в их рамках вела курсы. Это белградская школа бизнес-коммуникаций «E-word» и образовательный проект для экспатов «Stranac Academy». Из литературного: с огромной страстью занимаюсь «Почиталками». В этом году вела «Писательские завтраки» — утренние встречи с разными практиками для всех желающих писать больше, легче и с удовольствием. В прошлом — два англоязычных курса, по короткому рассказу и по сторителлингу.Literaturnyiy turnir na Pochitalkah. Fotograf - Dushan Babich_872x581.jpg

Литературный турнир на Почиталках. Фотограф — Душан Бабич

— Ты пишешь верлибры. А пишешь ли ты прозу?

— У меня есть несколько рассказов и повестей на русском и английском, но по большей частью это были тексты «в стол». Сейчас работаю над «долгостроем», который, надеюсь, перерастет в книжку. Это проект с рабочим названием «#coffeeshopstories» — истории моей жизни в Штатах. Спустя шесть лет я, наконец, готова переосмыслить этот опыт и превратить его в текст.

— Ты человек с активной гражданской и жизненной позицией. Ведешь ли ты блог, есть ли ты в ЖЖ, состоишь ли в инстаграм? И какова твоя позиция как творческого человека и гражданина?

— Я стараюсь аккуратно обращаться с формулировками вроде «активная гражданская или жизненная позиция». Вспоминается булгаковское: «Абсолютно неизвестно, что под ним скрывается!».обложка.jpg

Фотограф — Душан Бабич

— Какие ты строишь жизненные и творческие планы и перспективы? Как часто и надолго ли ты будешь приезжать в Новгород, в Россию?

— На ближайшие несколько лет я вижу опыт эмиграции как важную, крупнейшую составляющую своей жизни. В том числе профессионально. В перспективе хочу создать бережное, комфортное пространство для русскоязычных эмигрантов — территорию полезной информации и психологической поддержки. Это во-первых. Во-вторых — онлайн-школу на базе этого пространства. В местных русскоязычных группах на фейсбуке иногда проскальзывают комментарии вроде «Ну конечно, у нас тут, в диаспоре, каждый второй — психолог». А я думаю, как замечательно было бы, если бы этот каждый второй (в идеале — просто каждый) был психологом в смысле владения навыками ненасильственного общения, бережной обратной связи, поддержки близкого в трудной ситуации, заботы о себе. Вот для этого и создаю школу. Ну а в Новгород в следующий раз приеду следующим летом, недели на три или четыре. На «Библионочь», к сожалению, не попаду, но вдруг совпадем с новым «Театром-24»! Я соскучилась.

Pochitalki5. Fotograf - Dushan Babich_872x581.jpg

Почиталки. Фотограф — Душан Бабич

А вот два стихотворения Елизаветы Мусатовой, которые она нам прислала:


***


Каждый день,
когда один человек просыпается и любит другого -
это день, прожитый на войне.

Я прошел сквозь ад и видел
как стираются страхом люди
и как нежность уравновешивает страх.

Красные, черные, солдаты, партизаны, коммунисты, немцы, венгры, сербы -
все равны перед дыркой в каске,
перед разверзнутым дулом,
на музейных витринах
за штопаными штандартами,
за мемориальными табличками с числами -
все равны.

И только нежность дает смысл,
отделяет козлищ от козлищ, агнцев от агнцев.

Там, на небесах,
только и есть,
что бесконечно нежно кто-то
невидимыми теплыми пальцами
отводит с твоего лба мокрые, липкие,
пачкающиеся бурым волосы
и целует остающиеся следы.

Страх отступает.


***

Эзра Нойбаум, год рождения тысяча девятьсот тридцать восемь,
в сорок третьем попадает к райским вратам вне очереди, по детской квоте.

Бородатый герр у ворот спрашивает у Эзры: «Чего ты хочешь?»
Эзра молчит. А потом называет святых, с каждым именем громче и громче.

Список растет, похохий на тот, что зачитан двадцать пятого декабря в третьем детском бараке,
от которого Эзру не спас даже самый вонючий и темный угол.

И те, вел себя хорошо и был добр с Эзрой, на Рождество получат подарки,
а те, кто вел себя плохо – уголь.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: