ГлавнаяСтатьиС Днём Рождения, покоритель вершин духа!
Опубликовано 19.06.2017 в 18:04, статья, раздел Искусство
автор: ОК-журнал
Показов: 607

С Днём Рождения, покоритель вершин духа!

Редакция интернет-журнала «Область культуры» поздравляет нашего дорогого автора, поэта Григория Князева с Днём Рождения!

Мы желаем Григорию, чтобы его муза всегда ему сопутствовала на жизненном пути! Желаем здоровья, сил для творчества и работы, гармонии, счастья и огромных творческих успехов! Мы верим, когда-нибудь ты выпустишь большую книгу стихов в толстом переплёте и станешь всемирно известным поэтом!

Григорий является автором рубрики «Куда сходить в Великом Новгороде» и администратором афиши нашего журнала. Мы рады, что в нашем коллективе работает такой энергичный, творческий и работоспособный сотрудник!

Григорий Князев

Предлагаем вам насладиться несколькими стихотворениями Григория.

*   *   *

Житье мое — смешное, важное,
И кем я только не забыт!
Теченье книжное, бумажное:
Я крот, я скат, я — следопыт.
Но всё, что думаю от сердца я,
Не вопреки — благодаря,
Глотает жадная инерция
Растительного букваря.
А долгое преодоление
И черных вод, и белых вод
Есть первой жажды утоление
От светлых нот до темных нот.
И по закону отражения
Всего и вся среди зеркал,
За напряженьем — отрешение,
За отрешением — накал...
Коварно времени струение:
Мне двадцать лет — мне двести лет!..
Но, будь иное настроение,
Я там, я здесь — меня и нет!..
О, время-времечко, возьми меня
В свой костяной, в свой снежный хруст!..
Но — первым делом: как по имени?
Нет имени — и, значит, пуст!?
Нет времени — и всё забудется?!..
Горстями горести гребу.
Душа моя — душа-верблюдица —
Закат несешь ли на горбу?
За гулким чувством бездорожия
Уходит время в решето
Словесных сот — вот милость Божия:
Не променял бы ни на что!
Бесплодное мое, голодное,
Нескладное мое житье!
Сказать бы хоть кому: свободное —
Да только всюду букв литье.
Во внешней равнодушной сытости
Еще брожу, еще стою,
И в этой замкнутой открытости
Всё дую в дудочку свою.
И сквозь пространство ироничное —
Как ни мудри, и кем ни будь —
Жжет чувство грусти пограничное,
Жмет серой середины жуть.
А, впрочем, всё — дары небесные,
И нет за нами ни гроша,
И только сны, и мысли тесные,
И холод звездного ковша...
Смешное слово «биография» —
Ругательное в пустоте.
Почти что прямо эпитафия
На остывающей плите. Бумага в пух и прах стирается, И буквам негде гнезда вить.
А мир старается, старается
Меня всё глубже удивить.

*   *   *

Я стихи отбрасывал, как перья,
Сил своих с рожденья не берег.
Богатея, бедствую теперь я.
Что же ты молчишь, мой щедрый Бог?!
Зернышко за зернышком пылится,
Зрелый плод пускается в полет…
То птенец из прошлого, то птица
Мне тревожный голос подает.
Потому что это способ жизни —
Лепетать неведомо о чем,
И при всей словесной дешевизне
Стать не просто почерком – лучом!
Сам себе себя же растолкую,
Письменные знаки – на клею,
Только бы в распутицу такую
Отыскать родную колею!
Память многолетняя зажата
У меня в телесные тиски.
Остро убыль чувствую заката
В многоликом хаосе тоски.
Мне учиться у цветов надменных,
У смиренных горных терпких трав…
Но откуда столько непременных
У меня в запасе явных прав?!
И какая трепетная сила
Руки на груди мои свела?
В горле жгучей горечью застыла
Слов тягучих вязкая смола.
По своей ли выдохся вине я? –
Птичьи голоса лишь снятся мне…
Как бы невзначай деревенея,
Я учусь молчать и жить втемне.
Вырос, вырос! – врос в родную почву.
Почве едкой – корни отравлять…
Редко получаю птичью почту, –
И кому ответы отправлять?..
Столько недомолвок в ночь уносим! –
Если не сейчас, то никогда.
Как насмешка – «болдинская осень».
Разве стоит истина труда?!
Ни словца, ни слова, ни словечка –
Всё молчит, и мне молчать пора.
В солнечном сплетеньи тлеет свечка,
Ночью зреет времени кора.
Строго мне сказал учитель пенья:
– Птица-небылица – в рукаве…
Ты стихи отбрасывал, как перья, –
Что искать их за холмом в траве?!

*   *   *

Подари мне, Муза дорогая,
Лепестки задумчивых цветов.
Не гони меня, за лень ругая, –
Я тебе одной служить готов.
Да, ленив я, робок и наивен,
Но зато – свободен ото всех!
Что мне тусклый блеск холодных гривен?
Что мне чей-то едкий в спину смех?
Точно песня, скромный мой гербарий,
И поют на разные лады
Солнечные хоры Божьих тварей.
В воздухе – весна, и тают льды.
Летопись искрящегося чуда –
Вот мой труд, единственный мой труд.
Кто-то скажет: выскочка-зануда!
Кто-то скажет: чистый изумруд…
В тесный узел сходств и расхождений
Тел и душ мы лепет свой вплели.
Всех смертей страницы, всех рождений
На лице заплаканном земли.
Память – не тропинки, память – шрамы,
Память – швы, и лезет узелок…
Хоть молчат заоблачные храмы –
Частому дыханью равен слог.
Мне бы только очи в сонной дымке,
Аромат чуть сладкий на платке
И твое лицо на светлом снимке –
В память о засушенном цветке!..


Читайте статьи о Григории:

Григорий Князев: «Моя задача — покорять именно вершины духа»

Новгородский поэт Григорий Князев воздвиг «Памятник Вселенной»

Побдорка стихов Григория Князева войдет в сборник «Лауреаты литературных премий»

ОК-журнал представляет: Мультфильм «Колыбель Спасения» (ВИДЕО)

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: