ГлавнаяНовостиПринцесса цирка заменила Царицу лета
Опубликовано 19.06.2016, новости
автор: mk.ru
Показов: 21

Принцесса цирка заменила Царицу лета

В рамках выпускных концертов Московской государственной академии хореографии на Исторической сцене Большого театра состоялась премьера балета Джона Ноймайера «Времена года». Крупнейший европейский хореограф давно сотрудничает с российскими театрами (Мариинкой, Большим, Музыкальным театром Станиславского и Немировича-Данченко), но для нашего хореографического учебного заведения он ставит впервые, и важность этого проекта для развития школы трудно переоценить.

Принцесса цирка заменила Царицу лета
Фрагмент из балета Джона Ноймайера "Времена года". Фото с сайта МГАХ.

Балет «Времена года», хоть и имеет в своей основе прекрасную музыку Глазунова, на сцене ставится не часто. Постановки этого балета оказывались малоудачными и не закрепились на балетной сцене. Неудачу здесь потерпел даже Мариус Петипа, поставивший этот балет в 1900 году, после триумфального успеха созданного им совместно с Глазуновым полнометражного балета «Раймонда». В отличие от него «Времена года» балет одноактный. По сути, перед нами танцевальная сюита. Композитор создал музыку к теме вечного возрождения природы и жизни, то затухающей, то вновь воскресающей. А идея аллегорического балета, в котором каждое время года выступает со своими символами и атрибутами, возникла у Ивана Всеволожского, бывшего «театрального самодержца», к тому времени отстраненного от управления императорскими театрами и назначенного директором Эрмитажа. Для Эрмитажного театра Зимнего дворца балет и ставился. И, как всегда у этого франкомана, предназначался для создания барочной атмосферы в духе придворных балетов эпохи французского абсолютизма. Одну из главных партий в нем — Царицы лета, Колоса, исполнила царская фаворитка, балерина Матильда Кшесинская, поддержкой которой утрачивающий свое влияние Петипа и хотел заручиться.

Сохранив структуру и частично либретто глазуновского балета, Ноймайер тем не менее внес в него значительные изменения. Аллегорических фигур времен года в его балете нет, как нет гномов, сатиров, фавнов, вакхов и вакханок. А есть заблудившаяся в зимнем лесу девочка (эту партию в разных составах танцуют Анастасия Мамедова и Анастасия Томпсон), заснувший на скамейке и отставший от своей цирковой труппы клоун (Петр Гусев) и подросток-спортсмен (Петр Горбунов, второй состав Артем Калистратов), пришедший на поляну потренироваться. Все они на протяжении балета ищут выход из леса и совершают путешествие через времена года. Как и у Петипа, балет поставлен в духе балетов Сен-Леона, где содержание важно лишь как повод для танцев, а спектакль заканчивается неизменно масштабным и пышным grand pas. Здесь много птиц и цветов (ромашек, васильков, бабочек и шмелей), что дает возможность занять в спектакле учеников младших классов.

Тем не менее впечатление простоты и незамысловатости в этом балете обманчивое. Джон Ноймайер обратился к сочинению Глазунова 15 лет назад и поставил его для учащихся организованной им балетной школы в Гамбурге. И это необходимо учитывать при оценке произведения, потому как «Времена года» стоят особняком в творчестве гамбургского гения. Этот балет, естественно, более прост для восприятия, нежели остальные постановки хореографа, нередко перегруженные философскими и культурными ассоциациями. Тем не менее и он, предназначенный в первую очередь для детей и юношества и поставленный прежде всего для них и на них, не лишен богатого философского подтекста. Танцы, придуманные Ноймайером, вполне отвечают буйному ликованию глазуновской вакханалии, нередко ассоциирующейся у гамбургского хореографа с торжеством плоти… Но фавнов, сатиров, вакхов и вакханок здесь заменяют современные юноши и девушки — одетые в плавки и купальники и играющие на пляже в мяч пловцы и пловчихи, в одну из которых влюбляется подросток-спортсмен.

Балет, как и у Глазунова, не завершается образом приближающейся зимы, и его окончание вполне оптимистично. В сюите, названной у Глазунова «Осень», клоун и девочка (спортсмен, найдя на пляже возлюбленную, покидает друзей еще летом) догоняют таки раскрашенную и яркую цирковую повозку с бродячими артистами, и в завершающем балет grand pas, построенном как цирковое представление, кого мы только не увидим: здесь танцует и восьмерка учениц — белых лошадок с роскошными хвостами и гривами, украшенными султанчиками, с жокеем и девятой лошадкой по центру; и тройка силачей с раздутыми мышцами, с напряжением из последних сил поднимающих тяжеленную штангу (сценка решена с юмором, и после пауэрлифтеров одну из бутафорских штанг девочка поднимает одной рукой). Заняты тут и три Пьеро, непосредственно участвующие в сочиненном Ноймайером затейливом па-де-де, которое в финале танцуют Клоун и Принцесса цирка.

Ноймайер создал масштабное хореографическое произведение, в котором занято почти полторы сотни учащихся Московской академии самого разного возраста: от учеников младших классов до выпускников. Перенося балет в Москву, Ноймайер, конечно, учитывал более широкие возможности московской балетной школы и, по его признанию, «стремился продемонстрировать не только технические, но и артистические возможности всех учеников школы и создать, таким образом, портрет школы в целом».

Портрет получился впечатляющим, хотя нельзя не признать, что после премьерного показа, впервые состоявшегося на юбилейном вечере, посвященном 85-летию Геннадия Рождественского (выдающийся музыкант выступил и дирижером-постановщиком «Времен года»), балет несколько разболтался. Не слишком органично в него вписались находящиеся во втором составе новый подросток-спортсмен Артем Калистратов и полюбившаяся ему пловчиха Маргарита Гречаная, уступившие в освоении роли первоначально создавшим эти образы Петру Горбунову и Анне Лебедевой (устроители не удосужились поименовать исполнителей в программке, поэтому в перечислении имен и фамилий могут быть ошибки). Тем не менее яркие актерские работы тут удалось создать неизменно танцевавшим в двух составах Петру Гусеву (Клоун) и Ольге Ладиной (Принцесса цирка), перспективной выпускнице, удачно станцевавшей и во втором отделении концерта па-де-де из балета «Щелкунчик» (хореография Вайнонена).

Партнером ее по этому па-де-де был выпускник МГАХ прошлого года, а ныне набирающий обороты действующий артист Большого театра Давид Мота Соарес. Превосходно выступивший бразилец, при поддержке недавно приступившего к выполнению своих обязанностей нового руководителя балета Большого Махарбека Вазиева, сейчас готовится дебютировать в одной из самых престижных партий классического репертуара — партии Альберта в балете «Жизель», поэтому такая «разминка» в училищном концерте, хоть и была не совсем кстати, все же, надеемся, придаст парню уверенности в первом «взрослом» выступлении.

Дмитрий Выскубенко и Ирина Аверина в балете "Миллионы Арлекина". Фото Алексея Бражникова.

К маленьким балетам, поставленным Петипа в том же 1900 году для Эрмитажного театра, что и «Времена года», относится и его балет «Арлекинада», или «Миллионы Арлекина», сюита из которого несколько лет назад была удачно восстановлена для училища Юрием Бурлакой. Она также была показана во втором отделении концерта, и со своей партнершей Ириной Авериной здесь блистал Дмитрий Выскубенко — звезда этого выпуска, неоднократный лауреат многих международных конкурсов. Исполнитель главной роли в удачном фильме Дмитрия Поволоцкого «Мой папа Барышников» вырос и в отличие от своего героя уже начал делать успешную балетную карьеру. Из поступивших ему предложений по поводу трудоустройства (было предложение и из Большого театра) выпускник, по некоторым данным, выбрал Мюнхен, и мы, к сожалению, увидим этого талантливого танцовщика на нашей сцене, теперь, по-видимому, не скоро.

Дмитрий Выскубенко в балете "Миллионы Арлекина". Фото Алексея Бражникова.

Рекомендуем запомнить любителям балета и имя второкурсника Марка Чино. Выстроенный им образ, продемонстрированные высокий прыжок и отменные вращения впечатляли, а его исполнение партии Океана из па-де-труа «Океан и жемчужины» из знаменитого балета Сен-Леона «Конек-Горбунок» (хореография Горского) можно считать почти безупречным. Впрочем, выказал недавний золотой лауреат балетного конкурса в Перми и незаурядный темперамент, а кроме того, превосходные актерские способности, станцевав Тибальда в балете «Джульетта».

Дмитрий Выскубенко и Ирина Аверина в балете на музыку Чайковского "Джульетта". Фото Алексея Бражникова.

Этот балет, несмотря на то, что впервые был показан на училищном концерте год назад, тоже можно считать своеобразной премьерой. Из–за шедшего тогда параллельно на Исторической сцене Большого театра фестиваля «Бенуа де ла Данс» увидеть его смогли немногие. Создан он на увертюру-фантазию Чайковского «Ромео и Джульетта» не очень известным хореографом Лучиано Каннито.

Что ж, и эту работу училища можно признать как удачную. Мощным аккомпанементом намеченной пунктиром шекспировской истории и страданиям веронских влюбленных (Ромео — Дмитрий Выскубенко и Джульетты — Ирина Аверина) тут становится «греческий хор» — шестерка юношей, одетых в комбинезоны разных цветов, символизирующих их принадлежность к враждебным друг другу кланам. Помимо вышедшего из него Тибальда — Марко Чино — яркий пластический образ воплотил в «Джульетте» и первокурсник Денис Захаров. Его превосходная актерская работа, сделавшая выпуклым и живым образ Меркуцио, также стала одним из самых запоминающихся моментов училищного концерта.

Читайте также

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: