ГлавнаяНовостиШесть рождественских книжных историй
Опубликовано 31.12.2015, новости
автор: godliteratury.ru

Шесть рождественских книжных историй

Новый год и Рождество — едва ли не главный праздник любого семейного календаря. Ему отдали должное самые разные писатели, от Гофмана до Аркадия Гайдара

Рождество для тех, кто празднует, и Новых год для остальных — пожалуй, главные семейные праздники. Классический корпус рождественских и новогодних умилительных картинок обязательно включает в себя, помимо елочки и разных вариаций Рождественского деда, сцены уютного домашнего вечера: совместные занятия взрослых и детей, семейный досуги, укрепляющие межпоколенческие связи.

Дабы не отступать от доброй традиции новогодних и рождественских чтений, мы решили напомнить нашим читателям о нескольких книжках, которые на протяжении десятилетий и даже столетий поддерживают на земле новогодний и рождественский дух.

митрофанов

1. Эрнст-Теодор-Амадей Гофман. Щелкунчик и мышиный король
Написанная в 1816 году сказка считается (отчасти благодаря балету Чайковского) едва ли не самой главной рождественской историей в мире. Елка, волшебство, конфеты, игрушки, чистая любовь и великая битва со злом — все, что мы так любим, есть в этой истории. И, конечно, как положено хорошей книжке, «Щелкунчик» нравится и детям, и взрослым, хотя читается ими совершенно по-разному. Подтверждение тому можно найти в интереснейшей статье Николая Назаркина «Как папа “Щелкунчика” читал». Похоже, говорит Назаркин, в сцене решающего сражения Гофман дает нам аллегорическое описание битвы при Ватерлоо, произошедшей за год до создания сказки.
Читать «Щелкунчика» мы рекомендуем девочкам в издании «Махаона» (2015) с иллюстрациями Ники Гольц, мальчикам — в издании «Речи» (2014) с картинками Валерия Алфеевского и всем — в издании «Росмэна» (2015), оформленном Максимом Митрофановым.

Оформление Роберта Ингпена

2. Чарлз Диккенс. Рождественская песнь в прозе

«Рождественская песнь в прозе» — одна из самых каноничных рождественских историй в мире. В меру волшебная, в меру нравоучительная, безмерно проникнутая духом Рождества, она могла бы стать навязнувшим в зубах кошмаром школьника, но стала основой для сотен перепевов и вариаций. Имя скряги Скруджа превратилось в нарицательное, а намеки на духов прошлого и будущего Рождества стали общим местом в литературе, кино и в жизни. В общем, думаем мы, все это — прекрасный повод прильнуть к первоисточнику.

Рекомендуем «махаоновское» (2011) издание «Рождественская елка» с иллюстрациями обладателя Золотой медали Андерсена австралийского художника Роберта Ингпена. В книгу входят «Рождественская песнь в прозе» и небольшая «Рождественская елка».

волхвы

 

3. О. Генри. Дары волхвов

О. Генри у нас принято считать юмористом и сатириком, хотя он, конечно, был тончайшим лириком. Рассказанная самыми простыми словами нежнейшая история чистой жертвенной любви без какого-нибудь волшебства, кроме того, что творит сама любовь, совершенно не похожа на эпичные произведения Гофмана и Диккенса. Но без акварельной нежности этого рассказа картина Рождества никогда не будет полной.

«Дары волхвов» мы советуем читать в издании «Рипол-Классик» (2012) с иллюстрациями знаменитого ирландца Патрика Джеймса Линча.

4. Николай Гоголь. Ночь перед Рождеством

Оформление Ирины Петелиной

Что можно сказать нового о самой известной рождественской сказке Гоголя? Кажется, все уже сказано, выучено наизусть и зацитировано до блеска: и про царицыны черевички, и про «что это у вас, любезная Солоха?» А все равно каждый раз возвращаешься к книжке с восторгом и перечитываешь взахлеб.

Перечитывать можно издания с картинками современных художников: Кость Лавро нарисовал «Ночь перед Рождеством» для «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГИ» (2011), Ольга Ионайтис — для Росмэна (2009), а Ирина Петелина — для «Дельфина» (2016).

5. Аркадий Гайдар. Чук и Гек

Оформление Анатолия Слепкова

Очень простой, на первый взгляд, рассказ о двух маленьких мальчиках построен по всем классическим рождественским канонам. В нем, несмотря на впечатляющие картины советского быта и советских же свершений, находится место даже для волшебного помощника. По мнению писателя и литературоведа Владимира Березина, старик-сторож, встретивший мать с мальчиками в избушке «в лесу возле Синих гор», — это сам Дед Мороз (Рождественский дед). А даже если и не Дед Мороз — какая разница. Огромной мощи текст Гайдара, кажется, до сих пор остался непревзойденным в нашей литературе. И до сих пор впечатляюще звучит финальный абзац, тот самый: «Что такое счастье, каждый понимал по-своему…»

Перечитать «Чука и Гека» можно в издании «Мелик-Пашаева» (2013) с иллюстрациями Анатолия Слепкова или в «Советской серии» издательства «Clever» (2014), где использованы работы Дементия Шмаринова, Бориса Дехтерева и других художников.

6. Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак. Правдивая история Деда Мороза

ЖП_Дед МорозВ 2006 году Жвалевский и Пастернак решили рассказать подросткам историю страны через историю рождественских и новогодних праздников последнего столетия. Получилась интересно, неожиданно, волшебно и… правдиво. К тому же, на этой книге стало понятно: все, что сочиняют Жвалевский и Пастернак, обязательно сбывается. Вот это мы понимаем — настоящее новогоднее и рождественское чудо!

«Правдивую историю Деда Мороза» с картинками и репринтами в духе каждой эпохи, через которую проходят герои, выпустило и ежегодно переиздает издательство «Лабиринт». Только выбирайте не красную обложку, а бежевую, там поинтереснее.
ЖП_Дед Мороз_1

Читайте также

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: