ГлавнаяСтатьиЧто будут помнить о Евтушенко
Опубликовано 11.04.2017 в 01:31, статья, раздел Слово, рубрика Филологический взгляд
автор: Татьяна Шмелёва
Показов: 384

Что будут помнить о Евтушенко

На следующий день после того, как пришла весть о смерти Евгения Александровича Евтушенко в далеком штате Оклахома, появились статьи о нём – практически в каждом издании. Но прошедшие с тех пор дни не покидает такое ощущение: обсуждается его биография и богатая личная жизнь, что умер он далеко от родины, как кто к нему относился и как он к кому… Но помнить о Евтушенко будут не это – он остался навсегда в русской литературе, в русской словесности. Почему? Попытаемся объяснить это и значит обозначить филологический взгляд на эту фигуру в русской поэзии.

Прежде всего, нельзя забывать, что Евгений Евтушенко стал знаменит в те годы, когда поэтов слушали на стадионах, ловили каждое их слово. Это пейзаж эпохи: оттепельные шестидесятые и четыре поэта – Вознесенский, Рождественский, Ахмадулина и Евтушенко.


Часто они выступали вместе, но у каждого из них было свой голос. О голосе Евтушенко можно говорить долго. Мне кажется, главные – три его черты: публицистичность, простота и языковая смелость.

О публицистичности как умении отзываться на «нерв времени», находить еще не сказанное слово, которое назавтра разлеталось по всей стране (его стихи передавали по телефону и знали раньше, чем их печатали) – об этом сказано много. Подумаем о простоте поэтического слов Евгения Евтушенко и его языковой свободе. Может показаться, что это какие-то взаимоисключающие качества поэтического языка, но они действительно присутствуют в его поэзии.

Чтобы убедиться в том, что текстам Евтушенко свойственна простота, достаточно прочитать его стихотворение 1965 года «Идут белые снеги…», о котором вспомнили, кажется, все написавшие о Евтушенко в эти дни (а некоторые просто воспроизвели его с несколькими другими). Ударение на первом слоге Идут, нелитературная форма множественного числа снеги – это некоторым казалось нарочитым, между тем это нормальные формы народной  речи. И сравнение траектории падающих снежинок с ниткой – тоже простое, домашнее…

Идут белые снеги,

Как по нитке скользя.

Жить и жить бы на свете,

Да, наверно, нельзя…

Подтверждает простоту поэтических текстов Евтушенко тот факт, что многие из них легли на музыку и стали песнями огромной популярности. Назову самые популярные: «Хотят ли русские войны?», «А снег идет», «Не спещи», «Со мною вот что происходит»… Их пели лучшие исполнители – Марк Бернес, Майя Кристалинская, Муслим Магомаев, и знали – тут нет ни малейшего преувеличения – все.

Простота поэтического слова Евтушенко сочеталась с афористичностью. Возьмем афоризм «Поэт в России больше, чем поэт». Это строка из его публицистической поэмы 1965 года «Братская ГЭС». В поэме она выглядит так:

Поэт в России – больше, чем поэт.

В ней суждено поэтами рождаться

Лишь тем, в ком бродит гордый дух гражданства,

Кому уюта нет, покоя нет.

За более чем полвека существования эта строка не только стала известна не одному поколению читающих (и не только стихи Евтушенко), она стала формулой, в которую можно отливать любое содержание. Известный лингвист Юрий Павлович Князев издал «Словарь живых крылатых выражений русского языка» (М., 2010), там среди 4000 афоризмов есть интересующий нас про поэта. Для доказательства того, что это действительно живые выражения, Ю. П. Князев приводит факты их использования современными авторами, чаще всего журналистами, которые, как известно, очень любят переиначивать афоризмы в нужном им направлении. И чаще всего делают это в заголовках. Таких заголовков приведено полтора десятка: Кредит в России больше, чем кредит; Шахтер в России больше, чем шахтер; Пиар в России больше, чем пиар; Коньяк в России больше, чем коньяк… Статья к 70-летию самого Евтушенко называлась «Поэт в России».


В этой формуле можно заменять любые слова, и она будет узнаваться. В словаре есть газетный заголовок «Футбол в России меньше, чем футбол». А совсем недавно я прочитала в свежем журнале «Популярная механика» – «Рыбак в Японии – больше, чем рыбак».

         Афористичны и такие его строки «Людей неитересных в мире нет», «Пришли иные времена, взошли иные имена». И все они, что называется, подкупают простотой.


         Что касается языковой свободы Евтушенко, то под ней я имею в виду свободное обращение с языком. Мы уже видели, как свободно Евтушенко включает в поэтический текст народную форму слова снег – снеги, и не принятое в литературной речи ударение в слове идут. Так же свободно он образует формы и такие слова, которых еще никто не образовал, – его на это подвигает стиховой смысл.

Вот, например, мы знаем, что степени сравнения возможны только от качественных прилагательных. А Евтушенко образует такие формы: грибнейший, несбыточнейший, жизнейший, смородинней… А от популярного сейчас у молодежи наречия прикольно образует форму превосходной степени сравнения – прикольнейше.

Когда ему нужны названия людей, он их производит самостоятельно. Так он в 1985 году он придумал фамилия Кабычегоневышлистенко и отчество Сомневалыч. Еще один персонаж появляется в таких его строках:

Компромис Компромисович шепчет мне изнутри:

«Ну не надо капризничать, строчку чуть измени».

Характеризуя своих героев, Евтушенко давал новые обозначения их качествам. При этом говорит о них как о «наших», то есть и в себе готов был их обнаружить:

Как безудержны мы в лести,

в лобызательстве!

Мы безудержны и в мести,

и в лизательстве!

И куда ни убежим,

Везде диктаторский режим

Показушного мужчинства,

Распушинства, петушинства

Можно встретить в его стихах и такие имена качеств: лжепатриотство, допотопство, девчонство…

Конечно, в его текстах масса так любимых нами существительных уменьшительных, но не предметных, как мы привыкли (листочек, буковки, телефончик), а характеризующих: неволнуйчики, развлекушечка, эпопеечка, злобненькая...

Сложные слова тоже получались у него характеризующими: телебелиберда, красиворубашечник, маркесомания…

Когда ему не хватало наречий, он легко строил необходимые для задуманного смысла: балетно, прибульваренно, донжуанно, бержеракисто… Ощущая дефицит глаголов, одни получал от имеющихся, а другие производил даже от имен собственных (что не очень принято в русской грамматике):

Я когда-то вам пригодился,

Ну а если даже отгожусь,

То с клеймом лжеца и проходимца

От себя и вас не откажусь.

Но как латынь ты не учи,

Как с Пушкиным ты не соперничай,

Ни галилействуй, ни коперничай,

Так манят эти калачи

Пятикопеечные.

Конечно, на языковую свободу Евтушенко давно обратили внимание филологи и написали десятки статей. Здесь трудно показать ее во всей широте. Задача не в этом. А в том, чтобы напомнить: простота и свобода поэтического языка Евтушенко, рожденные благодаря им строки – вот что будет помнить русская литература и ее читатели.

P.S. В понедельник 3 апреля я говорила о нём в рубрике о радиожурнале «Университет» (можно послушать – выкладывается в интернете http://www.novsu.ru/univer/press/audio/).


ЧИТАЙТЕ ВСЕ СТАТЬИ РУБРИКИ "ФИЛОЛОГИЕЧСКИЙ ВЗГЛЯД"
 И "ГОРОД ИМЁН"

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: