ГлавнаяСтатьиПривет козе! Или причуды Гойи
Опубликовано 10.04.2017 в 22:23, статья, раздел Слово, рубрика Филологический взгляд
автор: Татьяна Шмелёва
Показов: 262

Привет козе! Или причуды Гойи



30 марта – день рождения Франсиско Гойя, и хотя дата не круглая (ему исполняется 271 год!), это повод поговорить о его коронном жанре графики, точнее – о слове капричос. Филологический смысл этого разговора – о непредсказуемых судьбах слов одних корней в разных языках; а это, можно сказать, один из любимых филологических сюжетов.

Франсиско Гойя, а если полностью, – Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес, знаменитый испанский художник, в 1799 году выпустил серию из 80 офортов, которым дал название капричос – Los Caprichos, что переводят как причуды. Он так объяснял смысл своих офортов в газете: «Из всех странностей и несуразностей, присущих нашему обществу, из многочисленных предрассудков и заблуждений автор отобрал те, что показались ему наиболее подходящими для фантастических и вместе с тем поучительных картин. Сеньор де Гойя далек от намерения с насмешкой или осуждением касается определенных лиц и событий, его цель — заклеймить черты типические, пороки и извращения, присущие многим…».

Действительно, причудливые, иногда страшноватые фигуры представляют современное художнику обществу не в лучших проявлениях, и их зрительное воплощение производит сильный эффект. Говорю так, потому что в феврале имела удовольствие рассматривать эти причудливые картинки в московском Музее изобразительных искусств имени Пушкина. К тому же там они были выставлены парами – один офорт Гойи, а другой – его версия Дали: перекличка художников XVIII и XX века. 

Но мы не об офортах, а о слове капричос. Не надо быть большим филологом, чтобы обнаружить его близость с итальянским каприччио и русским каприз.

Каприччио, иногда каприччо – музыкальный термин, им обозначают произведение, свободное по форме, для которого характерна быстрая смена настроений. Такие пьесы есть у Николо Паганини, и у наших композиторов – Глинки, Чайковского, Римского-Корсакова. Знаменито «Каприччио» известного русского композитора XX века Валерия Гаврилина.

Как и многие другие музыкальные термины, это слово – итальянское.

В музыкальной терминологии есть и термин капричиозо – это тоже итальянизм, прилагательное от каприччио, с его помощью обозначают манеру исполнения – неожиданную, причудливую, своенравную.

Интересно, что наряду с музыкой это слово используется и в кулинарии, где им обозначают известный рецепт пиццы каприччиозо – эдакая причудливая пицца.

К этим словам можно добавить еще спортивный термин из итальянского каприоль – им обозначают прыжок манежной лошади на месте.

И наконец, хорошо знакомое нам слово каприз. Мы знаем не только его, но и его родню – прилагательноекапризный, глагол капризничать, существительные капризник, капризница, капризуля. Кому надо объяснять девиз нашего сервиса «Любой каприз за ваши деньги»? Говорят о детских или женских капризах, капризах пожилых или больных людей. Капризным может быть ребёнок, старик, но и голос, и случай, и судьба.

Смысл слова каприз и производных от него связан с желанием, прихотями (в прихоти – корень тот же, что и в хотеть). И желания эти неожиданные, противоречие, необоснованные, часто сменяющие друг друга. Как говорится в одном фильме, «то ему то, а то вдруг раз – и это». И если думать о соотношении этих смысловых элементов – желания и неожиданность, – то кажется, важнее второе. Потому что неожиданность желаний создает непредсказуемость поведения, а это мало кому может нравиться. Хотя иногда говорят о милых капризах – детей или хорошеньких женщин.

О жизни этого слова в русской культуре можно судить по фактам, которые предоставляет Национальный корпус русского языка. В массе высказываний находим такие. Пушкин писал в письме жене: не советую Машке капризничать и воевать с нянею (это о маленькой дочери). Виктор Конецкий в рассказе «Вчерашние заботы»: Господи, до чего одинаковые словечки говорят молодые хорошенькие дочкисостоятельных отцов, когда начинают капризничать! А вот стихотворный текст Николая Рубцова: Какпрежде скакали на голос удачи капризный, Я буду скакать по следам миновавших времен… 

Словом каприз характеризуют поведение человека, проявления такого поведения в жестах, голосе. Переносят эту характеристику на судьбу, удачу, случай… Кажется, оно совершенно наше. Но нет.

В историко-этимологическом словаре Павла Яковлевича Черных (М., 1993) узнаем, что слово это – французское, появилось в русских текстах в середине XVIII века. Интересно, что в «Письмовнике» Курганова, где оно описано впервые (это 1777 год), толкуется как «самонравие».

 

Орфографическая заметка. В французском языке слово пишется с конечной согласной С, которая произносится как русское С: capriсе. Поэтому сначала оно и по-русски писалось каприс, но потом в конце стали писать каприз, что и нам известно как единственно возможный вариант. П. Я. Черных предполагает, что это произошло под влиянием слов девиз, ремиз, сервиз. Но мне это не кажется убедительным. Скорее поверю в то, что русскому человеку глухой в конце слова кажется звонким, пережившим оглушение, значит, надо писать звонкий. Короче, слышишь С – пиши З, тем более когда другие формы не известны (каприсы, например). Так чужое слово к нашей орфографии приспосабливается.

Производные появляются позже, и уже только с З, и их мы считаем русскими словами, используем по правилам русской грамматики.

Итак, что же общего между этими словами – испанским капричос, итальянскими каприччио и каприччиозо, русским французского происхождения каприз?

Все они имеют общий корень – латинского слова caprа, что значит… коза. На первый взгляд, в это невозможно поверить. Но достаточно почитать толкование слова каприз в словаре Морица Ильича Михельсона «Русская мысль и речь», у которого, как видно на изображении титульного листа, интересные подзаголовки – «своё и чужое», «опыт русской фразеологии», «сборник образных слов и иносказаний». Этот словарь вышел в 1880-е годы, а переиздан в 1912 году (потом еще в 1994). Это первый фразеологический словарь в русской лексикография, а его мощный иноязычный пласт, привлекаемый для объяснения толкуемого слова, позволяет увидеть происхождение слова и его русские особенности.

Берем первый том словаря и в статье каприз читаем: причуда, прихоть, непостоянство нрава (неожиданные скачки, напоминающие скачки «резвых коз»). И далее он прямо указывает итальянское слово caprа – коза.

Выходит, в слове каприз и во всех его европейских «родственниках» – скрыто сравнение, тем более оно скрыто для русского человека. Такие сравнения с животными есть в русском языке – ишачить, собачиться, петушиться; но здесь мы видим этих животных: они названы корнем. Тем более мы видим их в «открытых» сравнениях: хитрый, как лиса; неуклюжий, как медведь; злой, как волк; выносливый, как верблюд… В интересующем нас слове каприз сравнение с прыгающей то туда, то сюда козой скрыто иноязычностью корня. Но благодаря лингвистам мы его разглядели.

Из приведенных только в слове каприоль – буквальное сравнение движений козы и лошади. Можно, конечно, представить, что взрослый человек скажет расшалившимся детям: Что вы распрыгались, как козлята (или как козочки)! Речь пойдет о реальном движении «то туда, то сюда».

Но все остальные слова – сравнивают поведение человека с козой не буквально: каприз – уже не реальные движения, а движения желаний, импульсов. Это естественное для языка перенесение обозначений с внешнего – в сферу внутреннего, на этом стоит метафорика внутреннего мира человека. Об этом можно говорить долго, посмотрим только на выражения, движения души, души порывы, каменное сердце, капля жалости – их сотни, и они придумываются, наверное, каждый день.

Если каприз – характеристика поведения человека, то каприччио – музыкального произведения,каприччиозо – манеры его исполнения (или исполнения пиццы), капричос – живописного представления действительности. Всё сходится, ничего странного. А то, что это русский, французский, итальянский и испанский языки – так это же европейское языковое пространство, в нём масса общих точек.

Чтобы не оставить «языковой портрет» козы незавершенным, скажу, что с нею связано название знаменитого итальянского острова Капри – это просто «козий остров» (непонятно, правда, имеются в виду домашние или горные козочки). Название острова легло в основу названия коротеньких женских брюк (это классический метонимический перенос «место→предмет», таких названий много: бордо, шампанское, джинсы…).

Интересно, что с козой связано название модного когда-то капрона (корень уже увидели?). У того же П. Я. Черных читаем: капроновая кислота была обнаружена сначала в козьем молоке. Другие источники позволяют уточнить: затем научились искусственно получать полимер поликапралактам (термин прозрачен: поли – много, капра – коза, лакт – молоко, ну и хиимическое окончание) и создавать нити, из которых – важные вещи от колготок до штор. 

Наконец, стоит сказать, что и русские фразеологимы есть с русским словом коза, например, к нему ни на какой козе не подъедешь, отставной козы барабанщик… Есть у нас выражения и с козлом, но это уже, как говорится, совсем другая история.

Итак, наш филологический взгляд от испанского художника Гойи и его знаменитых офортов привел нас таким языковым средствам, которые сравнивают человека с животным – их поведением, чертами характера. Вот такие филологические причуды. Или капризы.  

ЧИТАЙТЕ ВСЕ СТАТЬИ РУБРИКИ "ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД"

И РУБРИКИ "ГОРОД ИМЁН"

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ: РАССКАЗЫ О МУЗЫКЕ И МУЗЫКАНТАХ

МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ИСКУССТВО"



Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: