ГлавнаяСтатьи"Дураки" города Новгорода. Ч. 1.
Опубликовано 20.03.2017 в 10:14, статья, раздел История, рубрика Поиск Беловодья
автор: Илья Мельников
Показов: 326

"Дураки" города Новгорода. Ч. 1.

От жен столбовых через юродивых в народ ветер крамольный дует. Никола Волоколамский, Андрюха Загорянский, Афоня Останкинский — что про меня несут, а? Ну?!

Эти псы смердящие, Государыня, ходят по церквам, распускают слухи мерзкие… Но Государь запретил их трогать… мы-то их давно бы…

В. Сорокин. День опричника.

После череды прошедших праздников самое время поговорить о такой части руской традиционной культуры, которая относилась непосредственно к публичному пространству и могла функционировать только в нем. О народных празднествах и их истоках сказано немало, и мы не будем злоупотреблять вниманием читателя давно известными вещами. Расскажем лишь об одной составной части «жизни толпы», которая имеет соприкосновение с культурой скоморошества, русской смеховой культурой.

В «Борисе Годунове» Пушкина есть довольно яркий персонаж — юродивый Николка, смело указывающий главному персонажу на его злодеяния. Прообразом юродивого послужил полулегендарный Никола Салос ("салос" с греческого обозначает то же самое, что и "юрод" — дурак). Согласно преданию, он усмирил карательный поход Ивана Грозного на Псков в 1570 году, разыграв скоморошеский перформанс с элементами трэша. Он предложил царю съесть кусок сырого мяса в постный день, намекнув, что Иван своими злодеяниями пожирает «плоть христиан». Именно поэтому якобы Грозный практически не тронул Псков, в отличие от разгромленного им Новгорода.

Никола Салос обличает Ивана Грозного. Картина А. Рябушкина.

Традиция юродства возникла довольно давно. Не будем вдаваться в ранний период, скажем лишь, что на Русь она очевидно пришла из Византии. Считалось, что «уроды» (другое название — «похабы») добровольно разыгрывали роль помешанных, желая приниять скорби и поношения «ради Христа». Сложно сказать, так ли это было на самом деле — разумеется, много среди юродивых было и на самом деле помешанных, но были и вполне вменяемые, даже грамотные люди, вроде московского юродивого 17 века Федора. Были свои «дураки» и в Новгороде: самый известный из них — Никола Кочанов. Он жил в 14 веке на Софийской стороне и любил швыряться в прохожих кочанами капусты, за что и получил прозвище. Той же капустой швырнулся Никола и в своего визави — юродивого с торговой стороны Федора. В дальнейшем этот жест трактовался, как обличение распрей новгородцев из разных концов города.

Никола Кочанов с главным орудием своей проповеди.

Юродивых любили в народе, им же в те времена благоволили власти и церковь. Несмотря на свои подчас неприличные с точки зрения общественной морали выходки, они имели полную неприкосновенность. Обидеть «похаба» означало навлечь на себя гнев Божий. Однако нашлись-таки люди, решившиеся на это. В годы правления Петра I юродство явно не вписывалось в общую идею рационализации государственной и церковной жизни. В построении империи все должно было подчиняться принципам государственной целесообразности, поэтому толпам бродяг, нищих и юродивых, как «праздно шатающимся» дармоедам и мошенникам, была объявлена война запретительными указами.

Позже, в 19 веке, с развитием медицины отношение к юродивым среди образованных слоев перешло в другую дискурсивную плоскость — теперь их стали воспринимать как душевнобольных и проводить практику частичной изоляции от общества. Например, самый известный российский юродивый 19 века Иван Яковлевич Корейша более 40 лет вещал свои «предсказания» прямиком из Московской преображенской больницы для душевнобольных. Характерно, что к нему был открыт доступ для всех желающих. Однако, бродить в народной толпе ему уже не дозволялось — мало ли, чего выйдет.

А все потому, что юродивые любили обличать власть имущих. Это было частью их образа. В случае, если они позволяли себе лишнего, политика изоляции ужесточалась. Например, в новгородском Юрьевом монастыре несколько лет провел в полном заточении современник Корейши, сын некоего рыбинского купца, написавший царю письмо, в котором называл «святейший и правительственнейший» Синод «мерзейшим и богохульнейшим». Поступок был расценен как опасное безумие, а заключение безумцев в монастыри было распространенной практикой в те времена.

Иван Корейша, московский юродивый 19 века, любимец русских писателей.

Восприятие «дураков Христа ради», как помешанных, сохранили и советские власти. В данном случае все усугублялось усиленной борьбой советской атеистической идеологии с религиозной идеологией «старого мира». Почитание юродивых объявлялось одним из самых мрачных и показательных предрассудков церковников. И это несмотря на то, что сама Греко-российская синодальная церковь со времен Петра Великого относилась к юродивым довольно прохладно (почему - объясним в дальнейшем).

Однако, на протяжении усиленного противостояния государства и дураков, в народе поддерживалось совсем иное понимание сути проблемы. Для основной массы сельского населения, как и для низов населения городского, не юродивые были помешанными, а почти все помешанные были если не юродивыми, то как минимум, людьми «не от мира сего» в положительном смысле этих слов. Такое отношение к «дурачкам» сохранилось на долгие-долгие годы, можно его встретить и в наши дни. И в этом нет ничего странного — ведь в традиционом обществе «юрод», «похаб», «блаженный» занимал прочное место и выполнял важную социальную функцию.

Но ненадолго остановимся. Все же стоит сделать оговорку, что далеко не всякий сумасшедший мог почитаться, как юродивый. У «блаженных Христа ради» на самом деле существовал определенный набор обязательных атрибутов и образцов поведения, даже свой особенный «дресс-код». Уже одно это заставляет нас усомниться в примитивной советской интерпретации юродства, как мрачного суеверия, а юродивых — как простых помешанных. Психическая болезнь гораздо более индивидуальна в своих проявлениях. А в случае с блаженными все как раз наоборот. Перед нами готовый типаж, в который человек сознательно либо бессознательно вписывался.

Блаженный, фрагмент картины художника В. Перова.

Давайте рассмотрим этот интересный типаж на примере двух юродивых, живших в Новгородской области в середине и второй половине прошлого века. Да-да, в то самое время, когда народные массы дружными шренгами должны были строить коммунизм по образцу математически верного замятинского Единого Государства, в различных уголках и весях СССР продолжали существовать люди, по всем параметрам выбивающиеся за пределы идеала. Более того, существовала большая масса людей, которые в свою очередь поддерживали их культ. В наших широтах к таким людям относился знаменитый новгородский юродивый Василий «Барин» и юродивый Игнаша, некоторое время живший в с. Бронницы. Оба «дурака» продолжали народную традицию юродства с учетом реалий 20 века. В чем именно это заключалось, мы поговорим в следующий раз.

To be continued...

Автор обращается с просьбой ко всем читателям: если вы так или иначе сталкивались с людьми, которых принято считать «юродивыми» или «блаженными» - присылайте свои даже самые краткие воспоминания. Это не для праздного любопытства — традиция юродства является важной частью нематериального наследия народной культуры России.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: