ГлавнаяСтатьиРассказ о человеке, который плакал лишь три раза в жизни
Опубликовано 1.03.2017 в 12:13, статья, раздел Звук, рубрика Рассказы о музыке и музыкантах

Рассказ о человеке, который плакал лишь три раза в жизни

«Слава этого человека ограничена только пределами цивилизации»

Стендаль.


«Солнцем Италии», «Пезарским лебедем» называли современники великого мастера не только итальянской, но мировой оперы Джоаккино Россини, в творчестве которого воплотились лучшие традиции итальянской оперы XVII-XVIII веков и 225 лет со дня рождения которого отмечают во всём мире в 2017 году.

Но прежде, чем начнётся рассказ о композиторе, его феноменальном таланте, загадках его жизни и творчества, о том, что его связывало с Россией, его юморе и кулинарных рецептах, я немного напомню вам, уважаемые читатели, об особенностях возникновения и развития оперы в Италии.

Первая опера «Дафна» на текст Оттавио Ринуччини и музыкой Якопо Пери была создана в 1594 году во Флоренции. Партитура её не сохранилась, чего не скажешь о второй опере тех же авторов «Эвридике» на сюжет античного мифа об Орфее. Пение в этих операх заменял речитатив, напоминающий пафосную речь, и, по мнению авторов, соответствовавший стилю исполнения древнегреческих трагедий. Именно древнегреческая трагедия с её возвышенными идеями и была идеалом, который хотели возродить в опере. Действие сопровождал небольшой инструментальный ансамбль. Постепенно опера стала приобретать более привычные нашему представлению о ней черты. Из Флоренции центр развития оперы переместился сначала в Рим, затем в Венецию и, наконец, во второй половине XVII века, в Неаполь. К середине XVIII века опера не только превратилась в яркий музыкальный спектакль с роскошными вокальными партиями и богатым своими тембрами оркестром, но и была представлена двумя основными жанрами: опера-seria (серьёзная, с драматическими и трагедийными сюжетами) и опера-buffa (комическая, выросшая из комедии масок — дель арте, народного площадного театра). Развитый вокальный стиль получил название bel canto (прекрасное пение), который с одной стороны был хорош, восхитителен на слух, богат виртуозными вокальными приёмами, но с другой стороны, этой красотой вытеснялся смысл текста и сценической ситуации, ибо, фразу «Кушать подано» певица могла распевать 5 минут с превосходными руладами. Контрастом такому пению были речитативы, близкие к интонациям разговорной речи и исполняемые или под аккомпанемент «сухих» (secco) аккордов клавесина или под сдержанный аккомпанемент оркестра (речитатив accompagnato). Широко использовалось пение певцов — кастратов, часто обладавших феноменальными голосами и исполнявших главные мужские партии. Многие юноши, обладавшие красивыми голосами, добровольно подвергались операции, в результате чего становились знаменитостями и богачами, но и только... (см. художественный фильм «Фаринелли — кастрат» режиссёра Жерара Корбьо, 1994 г.) Таким образом, итальянская опера к началу композиторский деятельности Россини достигла не только расцвета, но и кризиса. Именно Россини сумел в своём творчестве сохранить её лучшие черты — специфику жанров, стиль bel canto, типы речитативов, опору на народную музыку, но при этом, наполнив каждое своё творение глубоким смыслом, реалистически выписанными сценами и характерами персонажей. В некоторых операх композитора слышны и героико-патриотические чувства, безусловно, имеющие автобиографические черты.

Итак, будущий великий оперный композитор Джоаккино Антонио Россини родился 29 февраля 1792 года в Пезаро, небольшом городке Папской области, расположенном на Венецианском заливе. Малыш был невероятно очаровательным. «Маленький Адонис» — так звали великого итальянского композитора Россини в раннем детстве. Местный художник Манчинелли, расписывавший в то время стены церкви святого Убальдо, попросил позволения у родителей Джоаккино изобразить малыша на одной из фресок. Он запечатлел его в виде ребёнка, которому ангел указывает путь в небо. Его родители, хоть и не имели специального профессионального образования, были музыкантами. Мать, Анна Гвидарини — Россини (портрет справа) славилась своей красотой, была швеёй, но обладала очень красивым сопрано и пела в спектаклях местного театра. Отец, Джузеппе Антонио Россини (портрет слева), по прозвищу «Весельчак» («Вивацца»), там же играл на трубе и валторне. Единственный ребёнок в семье, Джоаккино был окружён заботой и вниманием не только родителей, но и многочисленных дядюшек, тётушек, бабушек и дедушек.

В 1799 году семья переехала в Болонью, где с 12 лет Джоаккино начал заниматься музыкой с Анджело Тезеи, который преподавал ему пение, игру на фортепиано и контрапункт. Вскоре, мальчик начал петь в церковном хоре, получая за это небольшую плату.
Ещё маленьким мальчиком Джоаккино успешно исполнил роль маленького Адольфо в опере Фердинандо Паэра «Камилла». Многие современники пророчили юному артисту блистательную певческую карьеру. Однако, желание сочинять музыку взяло верх. Для семейной труппы Момбелли в 1806 году он пишет оперу «Деметрио и Полибио». Премьера её состоялась через 6 лет после написания, 18 мая 1812 года в римском театре «Балле». Современники были поражены пленительной музыкой, раскрывающей искренние чувства персонажей. После этого опера «Деметрио и Полибио» ставилась многими крупнейшими театрами Европы. Услышавший эту оперу несколько лет спустя Стендаль (портрет ниже), восхищался её мелодиями — «первыми цветами, созданными воображением Россини; в них была вся свежесть утра его жизни».

Чем больше Джоаккино сочинял, тем больше становились заметны его пробелы в знаниях музыкальных наук. Необходимы были серьёзные занятия.

В это время в Болонье весной 1806 года открылся музыкальный лицей под названием «Городская филармоническая школа», куда Джоаккино и поступил в 1807 году и где учился 4 года. В годы учёбы он учился играть на виолончели, обучался композиции и изучал рукописи произведений разных композиторов, в особенности Чимарозы, Гайдна и Моцарта, которые хранились в богатейшей библиотеке лицея, а также продолжал писать музыку — камерные инструментальные произведения, симфонию и кантату «Жалоба гармонии». В библиотеке конгресса США хранятся шесть партитур с сонатами для квартета. Они датированы 1806 годом.

В возрасте 16 лет в 1808 году Россини становится членом знаменитой Болонской академии музыки и избирается директором академии Concordi — музыкального объединения, существовавшего при лицее.

Окончив обучение, Джоаккино полностью посвятил себя работе. Но то, чем он занимался, ничем не отличалось от его подработок во время учёбы: аккомпанемент речитативам в театре, сочинение вставных или концертных арий. Он мечтал заняться настоящим делом — созданием оперы.

И молодому композитору повезло! Его взяли под своё покровительство несколько местных меценатов — любителей музыки.
Благодаря их поддержке Россини получает заказ на одноактную оперу «Брачный вексель» для венецианского театра «Сан Мойзе». Через два года он пишет оперу уже для знаменитого миланского театра «Ла Скала» с символическим названием «Пробный камень». Успех был огромный. После премьеры, состоявшейся 26 сентября 1812 года, опера выдержала более 50 представлений и неизменно принималась слушателями с восторгом и горячим одобрением.

На следующий день после премьеры газета «Миланский курьер» писала: «Россини — молодой гений, который подаёт надежду, что достигнет превосходных результатов. Воспитанный на принципах строгой школы, он отличается от множества современных композиторов великолепным и живым колоритом, самобытным стилем».

В возрасте 20 лет Джоаккино был уже автором шести опер.

Россини в возрасте 20 лет

Кроме того, уже с 19 лет Россини прославился как дирижёр, под управлением которого была исполнена монументальная оратория Гайдна

«Времена года». Избрание его в качестве дирижёра было знаком особого к нему уважения и признания его авторитета.

Период с 1810 по 1815 год Россини много путешествует по городам Италии. Однако, эти путешествия не были праздными, а были результатом своеобразия театральной и оперной системы в Италии и условием его творческого труда. Дело в том, что оперные театры существовали в нескольких крупных городах, в других же городах выступали бродячие оперные труппы, для которых артистов часто набирал местный богач-меценат, выполняющий функции импрессарио. Он же заказывал либретто местному поэту, часто бездарному, и нанимал композитора, который должен был написать музыку, ориентируясь на состав труппы и возможности певцов, а нередко и на капризы примадонны или исполнителя главной роли. Как правило, хор и оркестр состоял из местных музыкантов, среди которых многие были просто любителями. Дирижёром был сам композитор. Если премьера такого оперного спектакля была успешной, то его ставили почти ежедневно ещё раз 20 — 30, а потом труппа распадалась, артисты разъезжались по разным городам и уже там образовывали новые труппы. Такие условия труда научили Россини быстро ориентироваться в обстоятельствах, быстро писать музыку, что, однако, не сказывалось отрицательно на её качестве, ибо автор был гениален! Каждый год Джоаккино писал по 5 — 6 опер, вызывая восторг публики, но не имея при этом больших гонораров. Музыка маэстро была (и остаётся!) столь прекрасна, что он, став первым композитором Италии, вызвал зависть и злобные нападки нескольких десятков композиторов-современников. Так, его обвиняли в нарушении правил композиции, причём не только итальянцы, но и члены Французской академии. На это беззлобный весельчак Россини ответил: «У меня не было бы такого количества ошибок, если бы я прочёл рукопись ещё раз; но вы знаете, что на сочинение оперы у меня всего полтора месяца. Первый месяц я веселюсь. Когда же, по-вашему, я должен веселиться, если не в этом возрасте и не при моих успехах? Ждать, что ли, пока я стану стар и завистлив? Но вот, наконец, наступают последние две недели; каждое утро я пишу дуэт или арию, которую вечером уже репетируют. Когда же тут замечать ошибки в аккомпанементе?»
Следует добавить, что просыпался Россини поздно и писал музыку, не прерывая разговоров с друзьями, которые, чем бы он ни был занят, в течение всего дня не покидали его ни на минуту! С ними же он вечером развлекался, возвращаясь домой около трёх часов утра, записывал прекрасные мелодии, которые тут же придумывал, не проигрывая их при этом на фортепиано, а утром инструментовал.

В конце 1812 года, при подписании контракта Россини с венецианским театром «Ла Фениче», ему предложили написать оперу на сюжет драмы Вольтера «Танкред», преобразованный в либретто поэтом Гаэтано Росси. Молодой композитор с радостью взялся писать оперу на героическую рыцарскую тему. Партию главного героя исполняла обладательница замечательного контральто Аделаида Меланотте-Монтрезор. (Исполнение мужских партий женскими голосами было пережитком традиции, при которой в опере seria (серьёзной) господствовало пение кастратов. Кстати, когда отменили эту традицию, как и саму операцию, в результате которой молодой юношеский голос сохранялся у певца до старости, Россини высказывался с сожалением об утрате в опере таких голосов.) Как все примадонны, Аделаида была капризна. Уже на генеральной репетиции за 2 дня до премьеры она неожиданно заявила, что ей не нравится выходная ария, которую Танкред исполняет по прибытии на родину. Расстроенный Джоаккино вернулся в гостиницу, где он жил. Как только он вошел в дом, слуга спросил, начинать ли готовить рис. Дело в том, что в то время все обеды начинались с порции риса, который ели не слишком разваренным, и за 15 минуты как его подавать, повар всегда посылал спросить не пора ли начинать варить рис. Россини сказал, что рис можно ставить на огонь, прошёл в комнату и за то время, пока рис варился, написал новую выходную арию Танкреда, начинающуюся словами «Трепет такой» (в ином переводе — «После всех волнений»). Когда Джоаккино закончил писать, ему сообщили, что рис готов. С тех пор ария получила свое второе название — «ария риса».

? Ария Танкреда «Трепет такой» — «Ария риса». Исп. Элина Гаранца

Уже на следующий день после премьеры, которая состоялась 13 февраля 1813 года, вся Венеция распевала эту арию. Все газеты славили Россини! Стендаль, который преодолевал сотни миль, чтобы попасть на премьеру очередной оперы Россини, который собрал почти все забавные истории и анекдоты о нём и который написал книгу «Жизнь Россини» в то время, когда композитор был ещё жив, считал эту оперу лучшей в его наследии. За 4 года опера «Танкред» была исполнена почти во всех странах Европы.

Интересно заметить, что при феноменальной способности писать прекрасную музыку за короткое время, Россини иногда использовал в какой-либо новой опере фрагменты из ранее написанных им произведений. Так, увертюру к «Танкреду» он позаимствовал из своей более ранней оперы «Пробный камень».

Сразу после триумфа «Танкреда» от театра «Сан Бенедетто» Россини поступило предложение написать комическую оперу. Либретто поэта Анджелло Анелли оказалось интересным, да и его турецкая тематика была очень популярна в то время. Новая опера получила название «Итальянка в Алжире» и была написана за 23 дня! Стендаль считал эту оперу лучшей оперой-buffa, которую надо слушать " умирая от смеха и удовольствия«.

К 1814 году слава Россини достигла Неаполя, где распорядителем (директором) государственных оперных театров Неаполитанского королевства был Доменико Барбайя (портрет слева). Это был весьма предприимчивый господин, который сначала был гарсоном в кафе, затем начал придумывать и продавать сладости (именно он считается изобретателем взбитых сливок с кофе и шоколадом, в то время носивших название «гранита ди кафе» или «барбайя»), затем играл в карты, ну а потом стал владельцем игорного дома, чем и составил себе состояние в несколько миллионов. На посту распорядителя императорских театров Барбайя сумел стать настолько влиятельным лицом, что его называли «вице-королём Неаполя». Позже, с 1826 по 1832 год он будет возглавлять миланский театр «Ла Скала» и 2 венских театра.

Барбайя прекрасно понимал, что мастерство и слава Россини с годами будут расти, и сотрудничество с ним может быть исключительно полезным. Он предложил 22-летнему композитору контракт на несколько лет, в соответствии с которым Россини должен был писать ежегодно по 2 новых оперы, а также, корректировать все оперы, которые Барбайя захочет поставить в театре «Сан Карло» в Неаполе и в театре «Дель Фондо», что означало для композитора музыкальное руководство этими театрами. Работа давала стабильный хороший заработок и долю дохода от игорного бизнеса Барбайи. Первой оперой, написанной в Неаполе в 1815 году стала опера seria «Елизавета, королева Английская». В этой опере Россини впервые выписал все распевы и колоратуры в вокальных партиях, ограничив, таким образом, свободу певцов. Дело в том, что прежде композиторы писали основную мелодическую вокальную линию, а рулады при её исполнении были результатом фантазии исполнителя и показателем его вокального мастерства.

В этом же году обаятельный весельчак Джоаккино Россини влюбился в примадонну неаполитанского театра «Сан Карло» Изабеллу Кольбран, дочь испанского придворного музыканта и любовницу Барбайи, которым она нещадно помыкала, при этом дерзко его высмеивая.

И. Кольбран

К тому же, ей покровительствовал сам король! А и было за что: Кольбран обладала восхитительным голосом — сопрано с диапазоном почти в 3 октавы, владела в совершенстве техникой bel canto, сама сочиняла песни, имела тонкий вкус и была красавицей! Первая встреча Джоаккино и Изабеллы произошла ещё а 1806 году в Болонской академии, где она обучалась пению, однако, в то время ему было 14 лет, а ей уже 21 год.

Справа - портерет Кольбран в годы обучения

Теперь же, Кольбран должна была исполнять главную роль в «Елизавете».
На премьере оперы, приуроченной к именинам наследного принца, она блистала как никогда, и с этого времени её роль в «Елизавете, королеве Английской» считалась лучшей в её карьере. В итоге, Изабелла покинула Барбайя и ответила Россини взаимностью. Она поняла, что жизнь, которую она вела прежде, больше не устраивает её, и открыла ему свои чувства. Искренние слова любви доставили Джоаккино огромную радость! Вместе с тем, пылкий, но практичный, маэстро не забывал, однако, и о материальной стороне, находя, что союз этот хорош со всех точек зрения. Он получал такие деньги, какие никогда ещё не зарабатывал ни один другой маэстро. И Изабелла была богата: у неё были имения и вложенные в дело капиталы в Сицилии, вилла и земли в Кастеназо, в десяти километрах от Болоньи, которые её отец приобрел у испанского колледжа во времена французского нашествия и оставил ей в наследство. Её капитал составлял сорок тысяч римских скудо. Кроме того, Кольбран была знаменитой певицей, и это приносило огромные деньги, а рядом с таким прославленным композитором доходы увеличатся ещё больше. Наконец, маэстро обеспечивал свои оперы великолепной исполнительницей. В течение 6 лет влюблённые то ссорились, то мирились. Официальное же бракосочетание состоялось 6 марта 1822 года в Кастеназо в часовне Верджине дель Пилар на вилле Кольбран.
Большинство опер неаполитанского периода творчества Россини — это оперы seria: «Отелло», «Магомет II», «Моисей», «Женщина с озера». И в этот же период композитор сочиняет оперу, ставшую лучшим образцом комического оперного жанра и наивысшим воплощением гениальности её автора. Конечно же, это «Севильский цирюльник», о котором великий Джузеппе Верди сказал: «Я уверен, что „Севильский цирюльник“ с его богатством оригинальных мелодических идей, с его декламационной правдой, лучшая в мире опера — буффа».
Основой либретто, написанного Чезаре Стербини, стала комедия замечательного французского комедиографа Пьера Огюстена Бомарше, которая была написана незадолго французской буржуазной революции 1789 года. В 1775 году пьеса была поставлена в одном из ведущих театров Парижа — «Комеди Франсез». (Надо заметить, что Бомарше написал трилогию о ловком и остроумном парикмахере Фигаро, в которую вошли пьесы: «Севильский цирюльник», «Безумный день или Женитьба Фигаро» и «Преступная мать».)

«Севильский цирюльник» неоднократно использовался в качестве основы оперного либретто. Первым после премьеры пьесы в «Комеди Франсез» взялся за этот сюжет чешский композитор Фридрих Людвиг Бенда, чья одноимённая опера прозвучала в 1776 году в Дрездене. Старший современник Россини, знаменитый в то время итальянский композитор Джованни Паизиелло создал своего «Севильского цирюльника» в 1782 году для постановки в Петербурге, который был очень популярен и в Италии. В том же году появилась и опера «Тщетная предосторожность» австрийца Йозефа Вейгля. Затем за эту комедию брались и другие композиторы.

Первоначальное название оперы Россини было «Альмавива, или Тщетная предосторожность». Дело в том, что, как сказано выше, «Севильский цирюльник» к тому времени уж существовал, и его автором был маститый Джованни Паизиелло. Его сочинение с большим успехом шло на сценах итальянских театров. Импрессарио римского оперного театра «Ди Торре Арджентина» герцог Франческо Сфорца Чезарини сделал молодому маэстро заказ на комическую оперу для весеннего карнавального сезона. Россини выбрал комедию Бомарше. Он послал Паизиелло письмо с просьбой разрешить ему написать свою оперу на уже использованный сюжет и получил согласие. Своего «Севильского цирюльника» Россини сочинил за 13 дней! Премьера 20 февраля 1816 года в Риме прошла с оглушительным провалом, к которому приложили руку сторонники Паизиелло, нанявшие клакеров. Кроме того, во время спектакля произошли удивительные непредвиденные обстоятельства. Так, у исполнителя роли графа Альмавивы во время исполнения им серенады для прелестной Розины лопнула струна на гитаре, а затем на сцене появилась мяукающая кошка, вызвавшая смех и свист в зрительном зале; исполнитель роли Дона Базилио знаменитый бас Зенобио Витарелли, выходя на сцену, зацепился за что-то, упал и с окровавленным лицом должен был петь арию о клевете. Коме того, за пару дней до премьеры оперы неизвестно куда запропастилась её партитура. Россини пришлось её срочно восстанавливать, что-то писать заново, использовать фрагменты ранее написанной оперы «Странный случай» (забавное, однако, название оперы применительно к странному случаю исчезновения партитуры!) Увертюра была заимствована из оперы «Елизавета, королева Английская», в которую, в свою очередь, Россини вставил увертюру из своей оперы «Аврелиан в Пальмире». Несмотря на провал, многие слушатели восхитились новым творением Россини, в результате чего на площади перед театром произошли потасовки их с противниками молодого композитора. Один из поклонников творчества Россини граф Галло ди Озимо, революционер и патриот, сосланный позже на галеры, вспоминал, что в «схватке» он даже потерял перчатки и плащ. Интересно то, что прямо перед театром на площади Ларго Арджентина, где произошли конфликты сторонников и противников Россини, с тех пор по сей день находится археологическая зона с раскопанными остатками зданий республиканского периода Древнего Рима, и именно там был убит заговорщиками Юлий Цезарь. В оперном мире в то время Россини вполне мог считаться своего рода Цезарем, который мог бы сказать знаменитое «veni, vidi, vici» — «пришёл, увидел, победил»!

На следующий день состоялось второе исполнение «Севильского цирюльника». Россини сказался больным и не пошёл в театр. Когда же 1-е действие прошло с триумфом, друзья композитора прибежали к нему, вытащили его из постели, в которой, кстати, он не только обожал валяться, но и часто писал музыку, и повели в театр. Успех был полнейший! Россини несли по городу на руках с возгласами, прославляющими его талант.

Вашему вниманию, уважаемые читатели, видео-запись оперы Джоаккино Россини «Севильский цирюльник» в постановке Штутгартского театра 1988 года. Перед прослушиванием для чтения субтитров на русском языке кликните левой кнопкой мыши на прямоугольный значок на экране справа внизу — он первый в ряду значков. Приятного наслаждения вам от музыки Россини! Во второй части рассказа о композиторе, который появится через неделю, вас ждёт много интересного и, конечно же, прекрасная музыка.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: