ГлавнаяСтатьиХиатус сегодня и вчера
Опубликовано 28.02.2017 в 14:39, статья, раздел Наследие, рубрика Филологический взгляд
автор: Татьяна Шмелёва
Показов: 398

Хиатус сегодня и вчера

Когда мы рассуждали о том, почему так сложно для русского уха и языка слово инаугурация, то уткнулись в лингвистический термин хиатус, и я обещала подробнее о нем поговорить. Настало время исполнять обещанное.

Термин хиатус, (ударение на а) конечно же, не русский. Он взят из латыни, где с его помощью обозначают такие понятия, как «щель, расселина, зияние». Востребован этот термин не только в филологии, а и в медицине, геологии и самое последнее осмысление его – как перерыв в показе сериала (в интернете можно найти «словарик сериаломана», где и это слово толкуется).

Но нас интересует филологическое понимание этого термина. Оно (как и славянский синоним – зияние) сводится к обозначению такой позиции внутри слова, когда рядом оказываются две гласных. Почему эта позиция осмысляется как какая-то особенная и обозначается особым термином? Потому что для славянских языков, в которых действовал «закон открытого слога», нормальным кажется сочетание «согласный+гласный». Постепенно в русском языке слог «закрылся», и стало возможно сочетание «согласный+гласный+согласный», но никак не два гласных подряд. Этого не может быть!

Конечно, такое случается, например, при соединении слов в речи, например, у окна, на озере, Наташа и Ольга – и масса других сочетаний. Или на стыке морфем: по-искать, на-угад, не-обходимо… Но внутри слова, точнее внутри одной морфемы – никогда!

А если его нет, то зачем о нём говорить и ещё обозначать латинским термином? Дело в том, что в русском языке, как нетрудно догадаться, есть не только русские слова. И вот в них-то полно хиатусов. Как быть: приноровить эти слова к русскому языку или приноровить наш язык к произношению неестественных звуковых сочетаний? Удивительно, но оба эти пути реализованы в русском языке: первый в далеком прошлом (его я условно обозначила в заголовке «вчера»), а второй – в настоящем, которое я опять же условно обозначила «сегодня».

В древнерусский язык после крещения Руси хлынуло множество церковнославянских слов, которые происходили из греческих или древнееврейских с их далекими от нас звуковыми системами. И если церковные слова русские люди могли не произносить, а только слушать, то имена, которые они теперь получали при крещении, надо было повторять каждый день. Крестильные имена хорошо показывают, как русский язык приноравливал слова с хиатусом.

Церковнославянское имя греческого происхождения Георгий. У него прозрачное значение – первая часть означает «земля» (теперь мы знаем ее в словах геология, география), а вторая – действовать (мы можем разглядеть его в слове хир-ург = действующий руками). То есть если перевести это имя с греческоего, то получится – земледелец. Понятное значение. Но фонетически оно было непонятно русским людям. Сначала его превратили в Гюргий; потом, видимо, был Юргий, но русский язык и стечений некоторых согласных не любит – и вышел Юрий.

Вы обращали внимание на то, что в Юрьевом монастыре главный собор Георгиевский? Так вот это одно имя и один святой – но название собора произносится строго по-церковнославянски, а название монастыря, которое скоро стало новгородским топонимом и обкаталось тысячами языков – стало Юрьев.

Это имя и по-другому было русифицировано – в Егорий, а потом в Егор. В словаре Даля мы можем почитать: Его рий с теплом, а Никола с кормом; и тут же На Юрья роса, и не надо коням овса. Из одного имени Георгий получилось три: первое – оригинальная версия, второе – Юрий, третье – Егор. Конечно, дело тут не только в хиатусе: древнерусский язык не любил сочетаний звуков Г и К с гласным Е, стечения согласных. В итоге, избавились от таких сочетаний и от хиатуса – и Юрий, и Егор выглядели как впоне русские по звучанию имена. На этом примере мы видим один из путей ухода от хиатуса – оставить одну из гласных, а про вторую забыть.

То же произошло с именем Фёдор: нынешнее О после мягкого Ф стоит на месте ЕО. Недаром это имя в европейских языках звучит Теодор – евпопейцам хиатус не мешал, только звуку Ф у них соотвествует Т. Значение же имени хорошо видно: феос – бог, дор – дар, так что Фёдор – это дар бога. Кстати, славянская версия этого имени – Богдан.

С именем Иоанн древнееврейского происхождения, в котором двукратный хиатус – три гласных подряд, пришлось применить два средства избавления от хиатуса: звук О – забыть, а между И и А вставить согласный В – и получилось Иван, самое распространенное мужское имя в России. Кстати, а почему оно самое распространенное? Это можно прочитать даже у Даля: в святцах 62 дня – Иоанны, то есть каждый пятый день посвящен святому с этим именем. Но, это, впрочем, к хиатусу отношения не имеет.

Иначе происходит с сочетаниями ИА или ИУ их русский язык не принимает, а заменяет на обычное сочетание «согласный + гласный», а согласным выступает ЙОТ, который трудно заметить на письме. Иаков становится Яковом (я=ЙОТ+А), ЕмелианЕмельяном (лья=Л, ЙОТ, А), ИулийЮлием.

Итак, о прошлом мы можем сделать вывод: древнерусский язык активно приспосабливал церковнославянские имена к русским произносительным обычаям, и в том числе избавлялся в них от хиатуса. При этом были два пути такого избавления: либо просто не заметить одну из гласных и не произносить ее, либо между двумя гласными вставить согласный В, либо гласную И заменить на согласный ЙОТ, чтобы восстановить баланс гласных и согласных. Все результаты избавления от хиатуса признаны литературным языком и кажутся нам вполне грамотными.

Вот с настоящим – то есть сегодня – совсем иная картина. Сегодня человек, владеющий литературным языком, должен уметь произносить стечения гласных – хиатус, а если он этого не может и интуитивно избавляется от хиатуса, то его запишут в малограмотные. Потому что именно малограмотные произносят радиво, какава, фиялки, тятр… Но даже вполне грамотным как-то трудновато произнести инаугурация: хиатус дает о себе знать, хочется забыть про одну из гласных. Иногда очень грамотные люди произносят варьянт, а уже матерьял, мильён говорим мы все. Это не то что какава

А много ли у нас таких иноязычных слов, в которых надо стараться произносить хиатус? Кстати, в самом слове хиатус тоже есть хиатус. Леонид Петрович Крысин, автор словарей иноязычной лексики, для одной из своих статей выписал такие слова, и вышло, что их – около 450, а есть еще масса производных, например с авиа, видео, метео и так далее. В таких производных возникают многократные хиатусы, как например, в слове зоообъединение.

Итак, про хиатус действительно надо говорить по-разному – по отношению к прошлому и настоящему: в прошлом с ним расправлялись, не задумываясь, а в настоящем надо с ним смириться и произносить почти, как пишется – инаугурация, ориентация, фортепиано – и еще 450 слов. Таков хиатус и такова современная языковая культура, включающая и неестественные для русского языка явления.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: