ГлавнаяСтатьи "Как бы нормальная жизнь" или свобода?
Опубликовано 27.02.2017 в 11:42, статья, раздел Слово, рубрика Пять книг
автор: Пять книг

"Как бы нормальная жизнь" или свобода?

Каждую неделю руководители уютного книжного сообщества «Пять книг» будут рассказывать про пять книг, которые запали им в душу и взбудоражили сознание. Предлагайте нам свои подборки книг и рецензии! А также периодически мы будем разыгрывать эти книги среди наших читателей. Итак, вторая подборка ждёт вас...

Свобода | Джонатан Франзен

О Франзене много говорят, его книги читают, перечитывают, обсуждают, ждут. И это неудивительно, он поразил читателей своими «Поправками», вызвав волну положительных отзывов. Его второй роман «Свобода» удивляет своим откровением, Франзен выворачивает наизнанку представления об обычной, можно даже сказать, типичной американской семье — о самом понятии «свобода».

С самого начала возникает недоумение из-за действий и решений, принятых героями, но важнее не наши суждения, а то, что читатель начинает задаваться вопросом: что же мы подразумеваем под свободой? И не является ли наше определение избитым клише, к которому, возможно, не стоит стремиться.

Франзен играет с читателем, показывает, как может меняться мнение о человеке, стоит лишь рассказать о нем больше, показать его с нескольких точек зрения разных людей. Откровение и осознание своего ошибочного однобокого отношения подкупает. Раскрытие характеров героев тонко переплетается с американской жизнью, такой, какая она есть, такой, какой мы её не видим и не можем представить. Это не показушное, не претенциозное демонстрирование политики и экономики Америки, вставленное невпопад, лишь бы продемонстрировать интеллект автора — это необходимый фон, без которого сюжет рассыпается.

Бесы | Федор Михайлович Достоевский

Очень тяжело понять людей, бросающих громкие фразы о том, что они не понимают или не любят Достоевского. Прочитав Бесов ещё раз убеждаешься в гениальности писателя. Ты не столько осознаешь это головой, как чувствуешь — ведь невозможно писать подобные вещи, не будучи гениальным.

Бесы производят очень сильное впечатление: невозможно относиться к сюжету без интереса, не погрузиться с головой в повествование, приводящее в грусть, оставляющее после себя осадок тоски — в этом суть философии Федора Михайловича, без этого никак и никуда.

Как и во многих других романах Достоевского, в Бесах много персонажей, в чьих отношениях не так легко разобраться, так как автор оставляет что-то недосказанным, что-то стоит додумать самому читателю. Но постепенно проникаешься к каждому герою, как бы сильно он тебя не отталкивал, автор рассказывает его историю так, что ты начинаешь понимать мотивы пусть жестоких и глупых, а чаще всего просто необдуманных поступков героев, которые в итоге приводят к фатальному концу.

Это не о том, что каждый обязан прочитать Бесов, но только подумать: как человек может предсказывать такую посредственную озлобленность и глупость современных реалий? Книга, рассказывающая о события, происходящих в 19 веке, настолько повторяет историю, происходящую сейчас — что это ужасающе завораживает.

Американская трагедия | Теодор Драйзер

Американская классика, построенная на колоссальном материале наблюдений и опыта автора.

Драйзер выводит среднего американского юношу Грифитса, малообразованного, легкомысленного, слабовольного. Сущность трагедии Грифитса, кончающего свою жизнь на электрическом стуле, — его социальная неприспособленность к окружающей действительности, сочетающаяся со стремлением выдвинуться, занять исключительное положение, войти в буржуазные круги.

«Американская трагедия» считается одним из самых успешных произведений писателя.

В чем-то — пусть и очень отдаленно — роман пересекается с «Преступлением и наказанием» Достоевского, рассказывая об одной жизни, одной трагедии, одной судьбе кого-то, кто пытался выйти за пределы — общества и себя.

Коллекционер | Джон Фаулз

Может ли пришпиленная в коллекцию мертвая бабочка быть красивой?

Можно ли заставить кого-то любить?

«Коллекционер» касается важнейших проблем бытия — сущности красоты и уродства, взаимоотношений человека и общества, Творца и творения. Молодой рабочий, коллекционирующий бабочек, влюбляется в юную красавицу из высшего общества, которая становится первым экземпляром в его новой страшной коллекции.

Дэнс, дэнс, дэнс | Харуки Мураками

«Мураками настолько комфортен осенью, что комфортнее него могут быть только ленивые воскресенья. А еще я теперь не могу перестать есть спагетти».

Герой входит в затяжное пике, хоронит кошку — последнее родное существо из прошлого — и, решив заняться «социальной реабилитацией», нанимается сочинять рекламные тексты в глянцевые журналы всех мастей и оттенков. Он стал хорошо зарабатывать, купил крутое авто и поселился в престижном районе города. Стал абсолютно неуязвим: никого не может обидеть, и это взаимно. Спит с разными женщинами.
Со своими «как бы работой», «как бы интимом» и «как бы нормальной жизнью» он напоминает собственную кошку, на чьей морде и после смерти застыло выражение: «Ну вот, сейчас опять что-нибудь потеряю».

Внутренний мир героя одеревенел и захлопнулся, он никому не может его открыть. Люди заходят к нему через вход, уходят через выход и разбегаются дальше по своим делам, как туристы в огромном, безупречно работающем отеле. Не остается никто.

Он садится у ночного окна со стаканом виски в руке. Что происходит? — спрашивает он в темноте. И не слышит ответа. «Ответчик» так глубоко, что контакт невозможен.

Читайте предыдущую подборку Пяти книг

Другие статьи автора

Подписывайтесь на наши социальный сети: