ГлавнаяСтатьиБалакирев и Балакиревский кружок
Опубликовано 10.02.2017 в 12:29, статья, раздел Звук, рубрика Рассказы о музыке и музыкантах
автор: Наталья Серова
Показов: 538

Балакирев и Балакиревский кружок

«Не будь Балакирева, судьбы русской музыки были бы совершенно другие»

В. В. Стасов

2 января наступившего 2017 года исполнилось 180 лет со дня рождения одного из талантливейших композиторов XIX века, пианиста и дирижёра Милия Алексеевича Балакирева, которому досталась исключительная роль в истории русской музыкальной культуры — возглавить новое и яркое направление в ней, связанное с творчеством композиторов, вошедших в балакиревский кружок, получивший также названия «Новая русская музыкальная школа» и «Могучая кучка».

Историю не только русской, но и мировой музыкальной культуры невозможно представить без искусства Модеста Петровича Мусоргского

(фото слева), Александра Порфирьевича Бородина (фото справа), Николая Андреевича Римского-Корсакова — великих «кучкистов». Как же сформировалось необычное творческое содружество, и каким человеком и музыкантом был Балакирев?

Родился будущий композитор 2 января 1837 года (21 декабря 1836 года по старому стилю) в Нижнем Новгороде. Его отец, Алексей Константинович, был потомственным дворянином. Род Балакиревых был старинным, берущим своё начало в XIV веке. Первые письменные сведения о нём относятся к 1629 году. В записях же дворянских книг Нижегородской губернии о нём упоминается в 1798 и 1902 годах. Балакиревы записаны, в шестой части этих книг, в которую заносились только «древние благородные дворянские роды».

Герб Балакиревых

Военная служба была традицией в роду Балакиревых. Среди предков композитора многие плечом к плечу сражались с Дмитрием Донским, состояли на службе у Ивана Грозного и Петра Великого. Прадед композитора был секунд-майором, дед — лейтенантом морской артиллерии. Позже род Балакиревых обеднел. В результате отец Милия Алексеевича перешёл на штатскую службу и стал чином IX класса - титулярным советником, жалование которого было невелико.

Мама М.А. Балакирева, Елизавета Ивановна, была урождённой Яшеровой. Предположительно, она была из рода дворян, живших в Нижнем Новгороде. В семье Яшеровых было распространено имя Милий, которое в переводе с греческого означает «Яблочный».

В семье Балакиревых родились четверо детей - старший Милий и сестры Анна, Мария и Варвара (на фото справа - отец Балакирева с дочерьми)

Семья придерживалась традиционных христианских взглядов, и мальчик рос очень религиозным. Его даже поддразнивали дома, называя «будущим архиереем». Искренняя вера всегда оставалась для Балакирева до последних его дней опорой жизни и творчества.

С раннего возраста проявились музыкальные способности Милия. Сначала обучение музыки происходило в форме игры — отец подарил мальчику игрушечный орган. Затем, когда ему исполнилось 8 лет, мама и старшая сестра стали заниматься с ним игрой на фортепиано. Позже Елизавета Ивановна отвезла сына в Москву, где он получил 10 уроков у известного композитора, профессора консерватории Александра Ивановича Дюбюка (портрет слева), который высоко оценил талант юного пианиста и настоятельно рекомендовал продолжать музыкальные занятия. Будущий композитор лишился матери, когда ему ещё не исполнилось 10 лет. Она умерла в 1847 году, когда Милий учился в гимназии.

30 декабря 1846 года Милий поступил в Нижегородскую мужскую гимназию. В школьные годы Балакирев отличался весёлым нравом, слыл мастером проказ и считался «острым на язык». Сверстники его прозвали «коноводом».

Из-за тяжелого материального положения 6 сентября 1849 года, отец переводит сына в Нижегородский Александровский Дворянский институт, где он мог жить и обучаться за счет дворянства. Дочерей взяли на воспитание родственники. Учась в институте, Милий стал брать уроки музыки у Карла Карловича Эйзериха, знаменитого в Нижнем Новгороде дирижёра, пианиста, педагога и обладателя большой нотной библиотеки. Он не только учил, но и культурно развивал своих учеников (пение хором, знакомство с музыкой различных композиторов, ансамблевое музицирование). Карл Эйзерих, участвовал в качестве пианиста и дирижёра в музыкальных вечерах в доме нижегородского помещика Александра Дмитриевича Улыбышева (портрет справа) - просвещённого дилетанта, мецената, одного из первых музыкальных критиков в России, автора первой русской монографии о Моцарте. Эта книга была известна не только в России, но и в Европе, тем более, что написана она была на французском языке (несколько лет Улыбышев был редактором газеты «Journal de St. Petersbourg»). На русский язык книгу о своём любимейшем композиторе переведёт П.И. Чайковский в 1890 году. Балакирев часто бывал у Александра Дмитриевича, беседовал с ним об искусстве и участвовал в концертах в качестве дирижёра, концертмейстера или пианиста. В 15 лет он занял ведущее положение среди музыкантов Нижнего Новгорода. Под влиянием Улыбышева молодой Балакирев начал формироваться как композитор. Милий называл Улыбышева вторым отцом или отцом в музыке. Ведь именно он дал молодому музыканту «путёвку в жизнь», а позже, перед смертью, завещал ему значительную часть своего состояния и уникальную нотную библиотеку. Руководя выступлениями музыкантов в доме Улыбышева, Милий проявил незаурядный талант организатора. Здесь же проявился его педагогический талант – именно ему приходилось разучивать партии с певцами-любителями. После отъезда Эйзериха из города, ученик его успешно заменил. Вот что писал о нём А.Д. Улыбышев: «Любо было смотреть, как он сидел за инструментом, спокойный, серьёзный, с огненными глазами…твердый в такте, как метроном…Балакирев обладает решительным талантом как сочинитель…» Кроме того, молодой музыкант дирижировал симфоническим оркестром в зале Дворянского собрания и в театре на Нижегородской ярмарке. Самыми яркими музыкальными впечатлениями в эти годы для Балакирева становится 1-й концерт для фортепиано с оркестром Ф. Шопена и опера М.И. Глинки «Жизнь за царя". Музыка этих композиторов на всю жизнь стала для него эталоном.

? Ф. Шопен, концерт № 1 для фортепиано с оркестром. Исп. Марта Аргерих

К этому времени относятся первые попытки сочинения Балакиревым музыкальных произведений: септета для фортепиано, струнных инструментов, флейты и кларнета (написана была лишь 1-я часть) и Фантазии на русские темы для фортепиано с оркестром (тоже не законченная).

В 1853 году Балакирев окончил институт и поступил вольнослушателем в Казанский университет на математический факультет, но в 1854 году возвратился в родной город. Невозможность дальнейшего обучения была связана с материальными трудностями (Милий жил на скудные средства, заработанные уроками игры на рояле), а также, с растущим увлечением музыкой. В Казани было написано несколько произведений, среди которых фортепианная фантазия на темы из оперы «Жизнь за царя» Глинки.

? Фортепианная фантазия на темы из оперы «Жизнь за царя». Исп. А. Палей

В декабре 1855 года Улыбышев отвез Балакирева в Петербург и познакомил со своим другом - композитором М.И. Глинкой, который предсказал талантливому юноше большое будущее. Своей сестре Людмиле Ивановне Шестаковой Глинка сказал: «...в Балакиреве я нашёл взгляды, так близко подходящие ко мне во всём, что касается музыки. Со временем он будет второй Глинка». Дружба Балакирева с сестрой Глинки длилась долгие годы. Одно из свидетельств тому - фотография с её автографом, подаренная М.А. Балакиреву, в память о закладке в Смоленске 16 сентября 1883 года памятника М.И. Глинке.

На фото справа — Л.И.Шестакова. Фотография с её автографом, подаренная М.А.Балакиреву, в память о закладке в Смоленске 16 сентября 1883 года памятника М.И.Глинке.

Милий Алексеевич часто бывал у Глинки, играл ему свои произведения, включая и фантазию на темы из «Жизни за царя», участвовал в ансамблях для двух роялей. Уезжая в Берлин в 1856 году, незадолго до своей смерти, Глинка подарил Балакиреву свой портрет и музыкальные темы, среди которых были записанные в Испании. На одну из них молодой композитор в 1857 году написал «Увертюру на тему испанского марша».

? «Увертюра на тему испанского марша». Дирижёр — Е. Светланов

Позже, в память о своём любимом композиторе, он напишет переложение для фортепиано романса Глинки «Жаворонок».

? Переложение для фортепиано романса Глинки «Жаворонок». Исп. Е. Бекман-Щербина

Улыбышев, чтобы помочь молодому музыканту обустроиться в Петербурге, предпослал его появлению заметку, напечатанную в «Северной пчеле», где о Балакиреве говорилось следующее: «Он наш нижегородский дворянин, девятнадцати лет от роду и любитель (каких немного). Не спрашивайте, как и где он, не бывавши ни в Москве, ни в Петербурге, выучился музыке. Заезжие пианисты, которые давали здесь концерты, были его учителями, сами того не зная. Всматривался, прислушивался и узнавал. С девятого года он играл уже замечательным образом. Теперь он играет как виртуоз, и этим не ограничиваются удивительные музыкальные его способности. Во-первых, ему стоит прослушать один раз большую пьесу, исполненную оркестром, чтобы передать её без нот во всей точности на фортепьяно. Во-вторых, читает он с листа всякую музыку и, аккомпанируя пению, переводит тотчас арию или дуэт в другой тон, какой угодно (т.е., транспонирует — Н.С.)».

В Петербурге Балакирев становится известным в музыкальных кругах. Он с успехом исполняет свои фортепианные произведения, о нём пишут в газетах. Многие известные фамилии приглашают его для участия в домашних концертах, на которых бывают и члены царской семьи. Кроме того, он также работает частным учителем фортепианной игры, чем и зарабатывает себе на жизнь. В доме Глинки он познакомился с замечательным композитором Александром Сергеевичем Даргомыжским, с композитором и критиком Александром Николаевичем Серовым, с Владимиром Васильевичем Стасовым (портрет слева) – художественным и музыкальным критиком, историком искусства, писателем, почётным членом Петербургской академии наук, который был старше Милия на 13 лет. Эта дружба сохранялась вплоть до смерти Стасова в 1906 году.

К лучшим сочинениям Балакирева в 50 — 60-е годы относятся: Увертюра на 3 русские темы, музыка к трагедии Шекспира «Король Лир», 14 романсов, в которых отразилось влияние вокального творчества Глинки и Даргомыжского, стремившихся звуками передать чувства героев, интонации речи и красоту стихов, лежащих в основе романсов. Балакирев написал около 50 романсов на стихи поэтов-современников — А.К. Толстого, Голенищева-Кутузова, Мея, Фета, но ближе всех ему были Кольцов и Лермонтов, на стихи которых написаны его лучшие романсы.

? Романс «Песня Селима» на стихи М. Ю. Лермонтова из поэмы «Исмаил-Бей». Исп. В. Чернов

? Романс «Песня золотой рыбки» на стихи М. Ю. Лермонтова из поэмы «Мцыри». Исп. Н. Казанцева

? Романс «Приди ко мне» на стихи А. Кольцова. Исп. А. Мартынов

? Романс «Обойми, поцелуй» на стихи А. Кольцова. Исп. С. Лемешев. Дирижёр — В. Федосеев

Критик А. Н. Серов назвал эти романсы «свежими здоровыми цветками на почве русской музыки».

В увертюре на 3 русские темы Балакирев (написана в 1858 г., 2-я редакция — в 1881 г.), как и Глинка в «Камаринской», использовал подлинные народные песни разных характеров и жанров. Вступление основано на былинном напеве «Как не белая берёза в поле прилегла» (былина про Добрыню), после развития которой появляются хороводная «Во поле берёзонька стояла» и плясовая «Я вечор млада во пиру была».

? Увертюра на 3 русские темы. Дирижёр — Е. Светланов

В 1856 году Милий Алексеевич познакомился с молодым военным инженером Цезарем Антоновичем Кюи (портрет справа), с которым вскоре подружился на основе общих музыкальных интересов. В 1857 г. он познакомился с выпускником школы гвардейских подпрапорщиков Модестом Петровичем Мусоргским, в 1861г. — с семнадцатилетним гардемарином Николаем Андреевичем Римским-Корсаковым, а в 1862 г. с профессором Медико-хирургической академии, доктором медицины, учёным — химиком, практикующим врачём и хирургом, автором многих научных трудов по химии и бальнеологии Александром Порфирьевичем Бородиным. Так, в 1862 году и образовался «балакиревский кружок». Все новые друзья Балакирева страстно увлекались музыкой, играли на различных инструментах и пробовали свои силы в деле сочинения музыки. Балакирев знакомил начинающих музыкантов с теорией композиции, правилами и приёмами оркестровки, с гармонией. Напомню о том, что он не имел профессинального музыкального образования, т.к. в это время в России ещё не было консерваторий. Авторитет Балакирева в то время был столь высок, что он сделался лидером и вождём кружка, будучи даже младше двух его членов - Бородина и Кюи. Римский -Корсаков в своей книге «Летопись моей музыкальной жизни» пишет: «Балакирева слушались беспрекословно, ибо обаяние его лично было страшно велико. Молодой, с чудесными, подвижными, огненными глазами, с красивой бородой, говорящий решительно, авторитетно и прямо; каждую минуту готовый к прекрасной импровизации за фортепиано, помнящий каждый известный ему такт, запоминающий мгновенно играемые ему сочинения, он должен был производить это обаяние как никто другой». Кстати, о таланте и музыкальной памяти Балакирева ходили легенды. Одарён он был феноменально и музыкальная память у него была абсолютная. Любой мотив, любую пьесу он схватывал со слуха и мог немедленно повторить. Рассказывают о том, как Даргомыжский как-то отказался дать ему ноты своего нового романса, а после, когда Балакирев ушёл, воскликнул: «Что из того, что я не дал ему ноты? Ведь я сыграл при нём, стало быть, уж он знает!»

Занятия со своими товарищами-учениками Балакирев строил по методу свободного обмена творческими мыслями. Произведения всех членов кружка проигрывались и обсуждались. Отмечая недостатки, Милий Алексеевич подсказывал как следует их исправить. Нередко он сам дописывал какие-либо фрагменты произведений и инструментовал их. Большое место в занятиях занимало изучение произведений европейских и русских классиков. В.В. Стасов, ставший другом и идейным вдохновителем членов кружка, писал: «Беседы Балакирева были для товарищей его словно настоящие лекции, настоящий гимназический или университетский курс музыки. Кажется, никто из музыкантов не равнялся с Балакиревым по силе критического анализа и музыкальной анатомии». Кроме музыкальных, на занятиях обсуждались проблемы общественной жизни, литературные произведения общеэстетитческие вопросы. Кружковцы встречались с писателями - Тургеневым, Писемским, художником Репиным, скульптором Антокольским.

Слева — портрет Балакирева. Художник — Николай Мещанинов.

Продолжение следует.


Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: