ГлавнаяСтатьиЧьи имена носили новгородские улицы в средние века
Опубликовано 5.02.2017 в 09:38, статья, раздел Город и мы, рубрика Город имён
автор: Татьяна Шмелёва
Показов: 1045

Чьи имена носили новгородские улицы в средние века

Хотя первое описание новгородских улиц XVII века, как сообщалось в прошлом выпуске, опубликовано в начале XIX века, наука располагает знаниями о том, как назывались улицы в нашем городе и раньше. И потому мы можем найти ответ на поставленный в заголовке вопрос. Точнее говоря, этот ответ можно найти в книге Валерия Леонидовича Васильева «Архаическая топонимия Новгородской земли».

Валерий Леонидович – знаменитый новгородский топонимист, доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка Новгородского университета. Эта его книга (а мы, может быть, обратимся и к другим) вышла в 2005 году в нашем городе. Ее тематика шире названий улиц, он описывает в этом издании весь массив топонимов, образованных от имён людей, и это огромный массив. Названиям улиц посвящена одна глава книги.

Чтобы было понятно, что это именно лингвистическое исследование, покажу кратко его технологию. Названия улиц извлекаются из летописей, документов (например, писцовых и лавочных книг), топографических описаний – карт Новгорода, которые сохранились или реконструированы историками. Интересующие нас названия улиц – в которых зафиксированы имена людей – определяются грамматически.

Известно, что таким свойством – фиксировать имена людей – обладают прилагательные: В древнерусском языке это преимущественно притяжательные, которые легко опознать по суффиксам – знакомым нам – ов и – ин (как в словах отцов и мамин) и осознаваемому в меньшей степени йотовому суффиксу, как в слове лисий.

Первые два суффикса нам хорошо знакомы не потому, что мы активно пользуемся прилагательными с ними (они сейчас отошли на второй план), а потому, что видим их постоянно в наших фамилиях – ведь это и есть притяжательные прилагательные: они как бы отвечают на вопрос «Чей ты?»: ИванОВ, НикитИН. И путаницы нет: -ов образует притяжательные прилагательные и фамилии от слов мужского рода (отцов, иванов, башмаков, пирогов…), а –ин – от существительных женского рода (мамин, никитин, зимин, пушкин, синичкин…). Вот фамилии Воронов и Воронин выглядят как однокоренные, но отличаются суффиксами, значит, первая образована от Ворон, а вторая – от Ворона. Тут всё понятно.

А йотовый суффикс не так хорошо виден. Дело в том, что звук йот, из которого, собственно, и состоит этот суффикс, обязательно вызывает чередование согласного, к которому он присоединяется, – или попросту говоря – его замену или добавку звука Л после согласных В, Б, П (губных по артикуляции). А сам суффикс остаётся невидимкой. Вот в слове лисий – он заставил твердый С (лиса) заменить на мягкий; и кажется, что сразу за корнем стоит окончание –ий. Где тут суффикс? А возьмите другой падеж: лис-j-его – тут мы его видим между корнем и окончанием.

Конечно, всего этого в книге Валерия Леонидовича нет: это лингвисту известно, что называется, по определению. Но нам необходимо повторить, чтобы понять, почему он включил в список названий улиц, в которых упоминается имя человека: Волосова (суффикс —ов + имя Волос), Редятина (суффикс –ин + имя Редята), Данславля (йотовый суффикс + имя Данслав), Людогоща (йотовый суффикс + имя Людогост). И таких названий набралось почти 40!

Это большая работа, но не конец делу. Еще требовалось доказать, что такое имя было в древнерусском обиходе. И вот тут надо прорыть массу научных публикаций, карт, словарей, чтобы убедиться: есть или сведения о человеке с таким именем, или от него образованы названия, например, деревень, которые часто именовались по именам людей.

Итак, что показало исследование Валерия Леонидовича? Как можно судить по летописям и разным документам, в средневековом Новгороде названия улиц включают имена крестильные (Никита, Федор, Михаил, Яков…) и дохристианские (Данслав, Людогост, Добрыня, Рядята, Волос, Конюх, Ивор…).

Как в название улицы попадают первые, понятно. Улицы лучше всего узнать по тому, к какому они ведут храму. Как только построена церковь, так и улицу называют по ней. Так, Михайлова улица на Торговой стороне именовалась по Михайлоархангельской церкви близ Готского двора; Федорова – по церкви Федора. Интересно, что в летописях жители улицы обозначались по ее названию – михайловцы, например.

Правда, в некоторых случаях среди ученых возникают споры: Лукина улица – по церкви или по ее жителю? Ильина – по храму Ильи или по новгородцу с таким именем? Валерий Леонидович в разных случаях занимает разные позиции, опираясь на информацию о храмах, строительство которых в летописи освещают весьма последовательно. При этом важно еще учитывать время, потому что крестильные имена постепенно, но вытесняли христанские и становились имена новгородцев.

Что же касается дохристианских имен, то с ними тяжелее. Не только йотовые прилагательные практически исчезли из нашей речи, но и сами имена кажутся нам такими странными, что в них поверить трудно: Данслав, Людогост, Редята, Волос, Конюх... Неужели так людей называли? А таких имён в книге более двух десятков.

Как Валерий Леонидович убеждает читателя, что это именно древнерусские имена? Прежде всего он приводит упоминание такого имени в летописи или берестяной грамоте. Не факт, что речь идет об этом человеке, но факт, что было такое имя. Это самый убедительный довод. Второй, может быть менее убедительный, но принимаемый в науке: имя находим не в новгородских документах, но в текстах других славянских народов: имена славян в ранней их истории были очень похожи. Иногда удается доказать, что сущестовала модель таких имен, по коротой образовано и интересующее нас. Наконец, обнаруживает производные от этого имени – так часто бывает: само слово забылось, а производные от него есть.

Только один пример. Улица Людогоща знакомит нас с Людогостом. Откуда мы знаем, что такое имя было? Валерий Леонидович приводит в книге такие факты: в Софийском соборе найдена шкатулка с надписью Людогостиничь – это сын Людогоста; на Могилёвщине есть топоним Людогощ. Компонент Люд- входит в имена западных славян: Людослав, Людимир; хорошо известное нам женское имя Людмила тоже включает этот компонент.

Так чьи имена носили улицы в средневековом Новгороде?

В первую очередь выясняется, что улицы носили имена дохристианские новгородцев, которые обычно, кроме этого, ничем не известны. Но оказывается неясным, какое отношение они имени к улице. Ведь очевидно, что они не были ее владельцами (как отцово пальто), а могли построить первый на улице двор или как-то еще выделиться и стать самым известным жителем на улице, по которому ее отличали от других улиц в городе. Этого мы не знаем. Но то, что мы знаем имена новгородцев, которые жили в XII веке и раньше – это факт. И мы знаем два с половиной десятка таких имен: Людогост, Редята, Волос, Конюх...

Второй круг имен, зафиксированных в названиях улиц, – это имена христианских святых, «во имя» которых в Новгороде возводидись храмы: Федор, Михаил, Яков... Но вот что интересно: часто новгородцы возводили храмы в честь своих небесных покровителей. Валерий Леонидович приводит данные историка М. Х. Алешковского: Михаил Степанович строит в 1174 году церковь Михаила, Антоний в 1211 году – церковь Антония, Твердислав и Федор Михалковичи – церковь Михаила… Значит, и за этими именами святых проглядывают имена состоятельных новгородцев, которые строили церкви, или их родителей.

Стоит обратить внимание еще на такой момент. Улицы зафиксированы в документах в серии вариантов, а это говорит о том, что они записывались со слов, как говорилось. Улицы назывались стихийно, а не специальным юридическим актом. Так, улицаЛюдогоща, которая впервые упоминается в летопись в 1230 году, затем в документах разного времени фигурирует как Людьгоща, Людгоща, Люгоща, Лугоща, Легоща, Лягоща. Записи торопятся отразить изменения в произношении. Конечно, забывалось не только первональное название улицы, но и человек, с которым оно было связано. Но – отметим особо – как бы ни изменялось название улицы, оно оставалось прилагательным. Это можно считать грамматической константой. Причем пртяжательным. Только в позднейшее время появляются названия улиц в форме относительных прилагательных – улицы Петровская, Алексеевская, Отцовские переулки.

Итак, благодаря трудам Валерия Васильевича мы располагаем детальными представлениями о том, чьи имена носили улицы в средневековом Новгороде. Разумеется, я привела здесь не все эти впечатляющие детали (кто заинтересовался, легко найдет книгу в интернете), но существо проблемы изложила. А это нам важно для продолжения наших разговоров об истории названий новгородских улиц.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: