ГлавнаяСтатьиТигры и бобры Монашеской горы
Опубликовано 4.02.2017 в 08:15, статья, раздел , рубрика
автор: Андрей Коткин
Показов: 690

Тигры и бобры Монашеской горы

Долгая дорога к зоопарку

…Языческое действо развернулось перед входом в огромный деревянный дом, над которым поднялся резной-расписной тотемный столб с фигурами людей и животных, вырастающими друг из друга. Под ритмичный гул туго натянутой на бубен кожи индейцы посмотрели на землю, потом в небо и завели протяжную заунывную песню, подпрыгивая и притопывая обутыми в мокасины ногами. О чем пели они — бог весть. Слов там в нашем понимании не было, ведь «ой-ёй-ёй» на разные лады словами не назовешь. Но, безусловно, была идея, связавшая воедино и полет орла в небе, и шлепок бобрового хвоста по воде, и бег волка по лесной тропе, и топот бизоньего стада… Одним словом, идея о Матери-Природе, чьими детьми являлись и исполнители, и все мы, собравшиеся их послушать.

Бизоны и индейцы неразрывно связаны не только в истории Америки, но и в зоопарке города Брно.

Закрыл глаза — кажется, попал прямиком в Вечность вне времени и пространства. Открыл — один индеец в очках, другой — с эдакой вычурной бородкой… Толпа людей в современных одеждах вокруг. И находимся мы не в канадской глуши, а в зоопарке чешского города Брно, славного традициями своих выставок, историей и пивом. Ну, да, краснокожие не настоящие, участники этнографического клуба, чехи. Однако и без канадцев не обошлось: атташе по вопросам культуры с супругой. И пятерка самых настоящих черных канадских бобров — точно таких же, какими эти звери были и сто, и тысячу, и десять тысяч лет назад. К тому же тягучая индейская песня на исходе лета-2003 звучала не просто так, а в честь торжественного открытия бобровой экспозиции, приуроченного к 50-летию Брненского зоопарка.

Туристы в Чехию стремились всегда с тех пор, как возник туризм. Благо, привлечь сюда есть чем: великолепная и разнообразная природа, старинные замки и иное архитектурно-культурное наследие, красочные народные обряды, своеобразная кухня. Но если до 1989 года Чехословакию посещало менее 30 миллионов туристов ежегодно, то после «бархатной» революции поток желающих увидеть и попробовать всё это возрос вчетверо, в том числе за счет соседей из Германии и Австрии, и туризм стал одним из наиболее доходных видов бизнеса жителей Чешской Республики. Естественно, не остались в стороне от туристских маршрутов и зоопарки. Какими бы они ни были, но в своем городе каждый из них все равно достопримечательность. Таков, к счастью, чешский менталитет.

Суматранский тигр обходит свои владения.

Сегодня в Чехии 15 официально признанных зоопарков, входящих в чешско-словацкую унию — ассоциацию, иначе говоря. И еще порядка 50-ти небольших коллекций, демонстрирующих животных публично: есть интерес со спросом — есть и предложение. Не исключено, что с принятием закона о зоопарках часть малых сих также получит официальный статус и будет принята в унию. А в том, что закон такой там будет принят, сомнений нет. Со всеми ее проблемами Чехия все же в лучшую сторону отличается от, например, России, где с подачи прессы три года смеялись даже не над проектом закона о пчеловодстве, а над самой возможностью его существования. И в свете этого стоит заранее от души посочувствовать тому героическому депутату российской Госдумы, который хотя бы заикнется о необходимости принятия закона о зоопарках в РФ…

Оказавшись перед лицом вступления страны в Европейский Союз, и без того неплохие по нашим меркам чешские зоопарки оказались перед необходимостью дальнейшего улучшения, чтобы уровню европейскому соответствовать. Причем, не дожидаясь вступления. Вот и в Брно, столице Южной Моравии, лежащей на скрещении многих дорог и к туризму имеющей отношение самое прямое, власти решили, что зоопарк должен выглядеть не хуже, чем у других, и в 1997 году дали «зеленый свет» его постепенной реконструкции.

Сегодня первые плоды здешней «перестройки» поражают воображение любого, кто приходит в зоопарк. Такое наверняка не снилось тем жителям Брно, что задумали подарить новую достопримечательность родному городу, в котором, между прочим, проводил свои опыты монах Грегор Мендель, основоположник генетики и селекции. Замысел возник в 1935 году, когда начала действовать Ассоциация по созданию зоопарка в Брно, однако от замысла до его реализации прошло целых 18 лет. Тем не менее, уже два года спустя, в 37-м, в городе возник небольшой зооуголок, где поселились львицы, несколько обезьян, еноты, барсуки, водоплавающие птицы, совы, фазаны и некоторые другие животные. Уголок привлекал довольно значительное число посетителей, которых грела мысль о том, что и у них теперь будет свой зоопарк, возможно — не хуже, чем в самой Праге. Но вскоре началась война, занявшая людские головы совершенно другими мыслями, хотя зооуголок продержался до января 1941 года…

Впрочем, здравым идеям нипочем любые войны. Не успели отгреметь последние победные залпы, как ассоциация брненских энтузиастов-зоопарколюбов вновь напомнила о себе. С 1947 по 1949 годы она активно вела поиски места, подходящего для заявленной цели, и в конце концов выбор был сделан. Всех участников проекта привлек поросший лесом высокий (333 м над уровнем моря) холм на северо-западной окраине города, который вскоре объявили государственным природным резерватом.

С XVIII века этот холм носил название Монашеская гора и до 1948 года принадлежал разным женским монастырям. Теперь он перешел в собственность государства, которое передало живописное место университету, а тот решил, что тут самое место для закладки ботанического сада. После переговоров, проведенных ассоциацией с руководством университета, было заключено соглашение о совместной работе по созданию зоопарка — наряду с ботсадом. Строительные работы закипели 1 июня 1950 года, а через три года, 30 августа, открытый с большой помпой парк на Монашеской горе принял первых посетителей. В этот день сюда пришло 5000 человек.

Кубинская циклура — земляная игуана с острова свободы крупным планом.

Прогулка «по вертикали»

Нынешним посетителям Брненского зоопарка предстает совсем другая картина, нежели их родителям полвека назад. Что и естественно: зоопарк — живой, развивающийся организм, для него нормально изменяться. Годами выглядящий одинаково зоопарк в действительности не более чем иллюзия, скрывающая страшную суть его постепенного сползания к концу. У учреждения такого рода не существует альтернативы, а есть только два пути: постоянно развиваться в ногу со временем или обветшать и умереть.

За первые полвека зоопарк Брно прошел разные периоды. Был энтузиазм новизны при нехватке знаний и средств. Были периодические оживления, связанные со строительством новых объектов, в какой-то момент вполне современных. Последнее произошло в 1980 году, когда на площади свыше гектара в дальнем углу верхней части парка была устроена смешанная экспозиция африканских копытных, получившая соответствующее название — «Сафари». В сени деревьев с кроной, напоминающей зонтичные акации, поселились жирафы, зебры и разные антилопы, а также птицы — страус, венценосные журавли и нильские гуси…

Сетчатые жирафы, обитатели "Сафари"

А потом наступил застой, поведший парк к буквально физическому угасанию. Следы того этапа в виде примитивных изгородей и полуразрушенных вольеров заметны до сих пор. К середине 1990-х годов зоопарк на Монашеской горе считался одним из худших в стране. Частая смена директоров при отсутствии денег на развитие довела его, что называется, до ручки.

Но это внешняя сторона. А есть и внутренняя. Какой бы год ни был на дворе, какие бы перемены ни сотрясали государство, неизменным оставалось отношение сотрудников парка к животным. На качестве заботы о них время не отражалось, и в коллекции всегда присутствовали виды, интересные не только для обывателя, но и для специалиста. От многих удавалось получать потомство.

Впрочем, любой зоопарк создается, прежде всего, для людей, а не для животных. Рано или поздно несоответствию формы содержанию должен был прийти конец…

Зоопарк на холме — совсем иное дело, нежели зоопарк на ровном месте. Осмотр его требует известных физических усилий, которые надо приложить, чтобы увидеть всех животных, поднимаясь из нижней части парка в верхнюю. Однако досадой это может быть лишь для ленивых и немощных (они, кстати, могут доехать вверх на автокаре). Нормальным же посетителям такая прогулка на свежем воздухе только в радость, поскольку не только служит источником новых впечатлений, но и укрепляет мышцы и сердечно-сосудистую систему. И хотя Брненский зоопарк находится в городской черте, поход туда вполне можно назвать вылазкой на природу. Ботанический сад давно выехал с Монашеской горы, но и без него обилие деревьев и кустарников не пропускает сюда городские шумы. И даже проходя по аллее, где нет вольеров и загонов, ты наблюдаешь диких животных: то крупную виноградную улитку, пересекающую асфальт после дождя, то скачущую по дорожке оранжевогрудую зарянку, то черного дрозда, увлеченно роющегося в опавших листьях…

Общая площадь территории зоопарка — 64 гектара, но непосредственно под экспозицией занято пока 24 гектара. По сравнению с 10-ю гектарами 50 лет назад, это, конечно, заметный прогресс, но не окончательный. В будущем планируется увеличить сегодняшнюю цифру вдвое. То же самое относится и к составу коллекции. Если сейчас она состоит из чуть более 200 видов животных, то в перспективе расширится до 450 видов.

Диких лошадей-киангов сегодня можно увидеть в четырёх зоопарках Чешской Республики, а белых медведей — всего в двух.

Среди нынешних обитателей парка немало интересных и редкостных представителей мировой фауны. Тут найдем киангов — диких тибетских лошадей, и белых медведей из Арктики, кенийских сетчатых жирафов и аравийских барханных кошек, шлемоносных казуаров с Новой Гвинеи и земляных игуан с Кубы. Из попугаев — южноамериканцев гиацинтовых и горного ара, австралийца какаду Гоффина, новозеландца кеа (на фото справа) и мадагаскарца большого ваза…

А вот слона в зоопарке Брно нет. И ничего страшного не происходит, зоопарком от этого он быть не перестает. Здесь справедливо считают, что стадо сибирских козерогов на склоне холма или группа лосей в обширном загоне смотрятся ничуть не менее интересно. Притом, что в содержании обходятся куда дешевле. И, к слову, из 15 основных чешских зоопарков слонами обладают пока только пять.

Но слон — редкость, скорее, экономическая, требующая много корма и дорогого теплого павильона. Зато бирманские такины, быкоподобные родичи козлов и баранов — редкость самая что ни на есть настоящая, хотя и круглый год на улице они живут. В Чешской Республике таких всего шесть: три в Праге и три в Брно, причем одна брненская телочка родилась уже здесь. Это знаменательное событие произошло 30 апреля 2003 года, лучшего подарка к юбилею зоопарка и желать нельзя.

Такинам понравилась жизнь на склоне Монашеской горы

От Беринга к Уоллесу

В начале 1997 года руководство Брненским зоопарком принял энергичный директор Мартин Говорка (он на фото слева), сумевший найти общий язык с отцами города и, будучи дипломированным ветеринаром, имевший опыт административной и производственной деятельности. С командой единомышленников новый шеф взял курс на радикальное обновление своего учреждения, делая его более зрелищным и привлекательным для горожан и туристов.

Первый павильон в новом духе был построен в 1998 году. Находится «пробный камень» в верхней части зоопарка (противоположной от «Сафари») и носит название «Тропическое королевство». Войдя внутрь, посетитель попадает в имитацию пещеры, полной рептилий, амфибий, рыб и мелких зверьков, которые ведут активную жизнь в окружении экзотический зелени за стеклами искусно декорированных вольеров, террариумов и палюдариумов. У входа в эту зоологическую сокровищницу расположен огороженный стеклянными бортиками уличный выгул сурикат — полосатых хищников размером с котенка, в природе населяющих африканскую пустыню Калахари. За привычку часто вставать на задние лапы их прозвали пустынными «человечками». Сурикаты — своего рода стражи «Тропического королевства», периодически они сопровождают туда посетителей, дружно устремляясь к лазу, ведущему во внутренний вольер.

В любом зоопарке подвижные и деловитые пустынные "человечки" - сурикаты всегда в центре внимания.

В примыкающем к павильону вольере все лето проживают хамелеоны Джексона. Правда, для того чтобы разглядеть зеленых рептилий в густой зелени, придется проявить внимание и терпение. Видеть хамелеонов на улице, при естественной температуре европейского воздуха, несколько непривычно, но лишь до тех пор, пока не вспомнишь, что у себя на родине, в Восточной Африке, они живут в прохладной горной местности и вполне обходятся там без обогревательных ламп. Вот и условия Брненского зоопарка им явно пришлись по душе. В конце 2002 года одна из самок стала многодетной матерью, дав жизнь сразу 39 хамелеончикам (второй в мире по величине из документально зарегистрированных выводков).

Хамелеоны Джексона: слева самец, справа самка.

Интерьер "королевства"...

В будущем «Тропическое королевство» станет частью большой экспозиции под названием «Карибы», куда войдут еще два павильона с такими экзотическими животными, как ламантины, крокодилы, акулы и коралловые рыбки. Но этот этап впереди, пока же преобразование зоопарка развернулось в нижней части Монашеской горы. В 2000 году вблизи от входа поднялись «Тигриные скалы» — комплекс для содержания исчезающих в природе южно-азиатских кошек — цейлонских леопардов и суматранских тигров. Пятнистые и полосатые хищники живут в окружении зелени, камней, коряг, водопадов и ручьев, а идущие по периметру посетители наблюдают за ними сквозь стеклянные панели и с верхних смотровых площадок, то входя в гроты, то выходя на улицу. Или — сидя за столиками в примыкающем к тигриному вольеру ресторане «У Тигра», где едоков и зверей разделяет толстое стекло и ничего более. Наконец, два ресторанных этажа объединены еще одним — внутренним — вольером, в котором носятся друг за другом разноцветные белки Превоста из джунглей Юго-Восточной Азии.

Деление зоопарка по зоогеографическому принципу будет продолжено зонами «Гималаи», «Мадагаскар», «Австралия», «Калахари» и «Уоллесия». Последняя получила название в честь британского натуралиста и путешественника Альфреда Рассела Уоллеса и будет посвящена фауне региона от Малайзии до Новой Гвинеи включительно, исследования которого обессмертили имя Уоллеса. Витус Беринг — еще один путешественник, чье имя будет увековечено на карте будущего зоопарка. Берингия — так называется гипотетический перешеек, некогда служивший «мостом» между Азией и Северной Америкой. Территория зоопарковской «Берингии» займет больше четверти Монашеской горы, и заселят ее животные, характерные для огромного пространства от Сибири до Аляски: гризли и белые медведи, канадские выдры и рыси, песцы и росомахи, белые куропатки и белые совы, тюлени, журавли и гуси, белоголовые и белоплечие орланы, скунсы и древесные дикобразы.

Открытие первой очереди «Берингии» как раз и стало частью юбилейных торжеств. Свидетелями и участниками этого события оказались руководители парка и представители городской власти, канадский культурный атташе и «индейцы» из этнографического клуба, гости из других городов и стран и жители Брно, искренне радующиеся возрождению своего зоопарка на холме.

Тотемный столб и огромная деревянная хата семьи индейцев гайда (точные копии обмерянных и сфотографированных в Америке сооружений) объединили обширный загон белых канадских волков и бобровый комплекс, состоящий из водоема и норы в превосходной имитации глинистого обрыва. Любоваться бегающими по зеленой траве волками удобно сквозь стеклянную стену в индейском доме. Что касается бобров, то эти обычно пугливые, чуткие и осторожные грызуны также всегда на виду у посетителей — либо в воде, либо в застекленной и подсвеченной «норе»…

Пока то, что тут сделано, — всего лишь начало, островки будущего в море по-прежнему старых экспозиций. Но гораздо важнее, что зоопарк развивается — пусть неспешно, зато уверенно, и строится на совесть. Принята концепция его развития, и она, надо надеяться, будет выполнена. Существует желание перемен, подкрепленное властью. Известно, куда, как и зачем двигаться. Вот это всё и есть самое главное. И значит, еще 50 лет спустя всем приходящим в зоопарк Брно будет, чему удивиться и чему поучиться.

P.S. Через десять лет я имел честь побывать и на 60-летии Брненского зоопарка. К этому времени «Берингия», как и планировалось, разрослась: переехали в новые вольеры росомахи, песцы и канадские рыси, а огромный медвежий вольер заняли камчатские медведи — среди бурых медведей вторые по величине после кадьяков, аляскинских гризли, известных по многочисленным документальным фильмам. Мишки уехали в Брно из ужасных клеток Ростовского зоопарка, в которых они прозябали долгие годы. Теперь еще не старые косолапые наслаждаются жизнью и на радостях обзавелись потомством…

P.P.S. А российский закон о зоопарках сегодня хоть и со скрипом, но всё же пишется. И глядишь, однажды будет принят, несмотря на смех журналистов и народных избранников…

После тесных клеток в Ростове-на-Дону (справедливости ради скажем, что сегодня их уже нет) камчатские медведи на приволье брненской "Берингии" почувствовали себя почти как на Камчатке.

Здесь устроена даже миниатюрная Долина гейзеров...

Для посетителей — немного старороссийского бытового колорита...

Фото автора.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: