ГлавнаяСтатьи Языковые итоги года
Опубликовано 13.01.2017 в 12:01, статья, раздел Слово, рубрика Филологический взгляд
автор: Татьяна Шмелёва
Показов: 341

Языковые итоги года

Так сложилось, что, провожая год, обязательно подводят его итоги: политические, экономические, культурные. Так, интернет-издание «Медуза» опубликовало в конце года такой оригинальный итог «За что ненавидить 2016 год», перечислив там знаменитых и дорогих нам людей, которые ушли в этом году, бесконечные теракты, войну в Сирии, сложности нашего спорта, непредсказуемость мировой политики…

Недавно сложилась традиция подводить и языковые итоги года. И это неудивительно, ведь язык отражает жизнь общества и ее изменения, поэтому он оказывается одной из призм, через которую общество может увидеть себя. Да и сам язык интересен: что в нем появилось, что изчезло, что опять же изменилось.

Легче всего следить за словами. И лексикографы, люди, которые создают словари и потому самым тщательным образом следят за тем, что тем должно оказаться, отчитываются о новых словах, появившихся в языке. Всё человечество следит тем, что составители Оксфордского словаря решили в него внести по итогам этого года. Этот интерес объясним: английский язык – достояние всего человечества.

А в других странах, включая нашу? Одни издания сообщают о том, что объявлено достойным войти в Оксфордский словарь. Так, в прошлом году таким словом оказалось ЭМОДЗИ – такой язык визуальных образов, который популярен в Японии (у нас о нём можно почитать во всезнающей Википедии).

А в этом году – какое-то странное слово POST-ТRUTH, относящееся к «обстоятельствам, при которых объективные факты являются менее значимыми при формировании общественного мнения, чем обращения к эмоциям и личным убеждениям». У нас его бросились переводить, и получилась какая-то ПОСТПРАВДА – никак это искусственное для нас слово не вписывается ни в наши реалии, ни в наши представления. Короче, это может быть и интересно, но к нам не имеет отношения.

Другие журналисты всречаются с российскими лингвистами и расспрашивают их о том, что считать языковыми итогами года. Третьи издания постоянно публикуют материалы о русском языке, и у них естественно возникает сюжет языковых итогов. По моим представлениям, таким изданием можно назвать только СНОБ, который я читаю в интернете.

Давно хочу обратить ваше внимание, дорогие читатели, на Ксению Туркову. Ксения закончила факультет журналистики Московского университета, а диссертацию защитила по лингвистике, и внимание к языку, и умение говорить о нем популярно в лучшем смысле этого слова проявляет постоянно. У нее замечательная колонка в «Московских новостях» (я ее используюи на занятиях со студентами). На Ютюбе сейчас выложено множество крохотных видео на темы «как правильно?», которые она снимает в нужной обстановке: про оладьи (а как сказать любитель этого блюда?) на кухне, про гололед и гололедицу – на обледенелой улице… Замечательные этюдики!

Но сегодня нас интересуют языковые итоги года. Их Ксения представила в своей колонке журнала «Сноб», которая называется «Словарный запас» и содержит массу интересных наблюдения о русском языке. Итоги своих наблюдений Ксения изложила по месяцам, и в каждом нашла два-три слова, которые должны запомниться как приметы 2016-го (https://snob.ru/selected/entry/118931).

Кроме того, у нас существует группа людей, которая объявляет итоги каждого года вот уже 10 лет – с 2007 года. В эту группу, кстати, входит Ксения и другие журналисты, писатели, культурологи, философы. Председатель этого экспертного совета – Михаил Эпштейн.

Михаил Эпштейн окончил филологический факультет Московского университета, где занимался зарубежной литературой. У меня есть его книги об отечественной литературе. Но потом он оказался в Америке, где работает в одном из университетов. И вот там именно он задумался о русском языке и его судьбе. Стал писать о несовершенствах русского языка, нехватке в нем разных слов (думаю, по сранению с английским) и предлагать свои слова для устранения этих недостаков.

Экспертный совет во главе с М.Эпштейном опирается на помощь читателей/авторов Фейсбука – их, как сообщается, 2 000. Все эти участники предложили 220 слов-кандидатов в слова года. Затем эксперты голосованием выбирали из этой массы десятки слов в таких номинациях «Слово года», «Фраза года», «Антиязык» и «Авторский неологизм».

Казалось бы, если мы заинтересовались языковыми итогами года, то можно просто отослать читателей к этому списку (https://snob.ru/profile/27356/blog/117836#comment_846388). Но…

Каждый год внимательно изучаю списки группы Эпштейна. И удивляюсь иногда: некоторые слова из этого списка оказываются для меня вообще незнакомыми или какими-то случайными. Да и некоторые номинации мне кажутся загадочными: «Антиязык» – это «язык пропаганды, вражды, лжи, ненависти, агрессии», а в номинацию «Авторские неологизмы» отбираются изобретения участников экспертной группы.

Почему мне трудно принять их списки за реальные языковые итоги года? Потому что я не состою в Фейсбуке, а эксперты считают, что именно там совершается жизнь современного русского языка? Их работа кажется мне каким-то междусобойчиком? Сами нашли, сами сочинили, сами в список внесли.

Почему-то уверена, что в Фейсбуке наш язык представлен не исчерпывающим образом. Не потому что там нет меня (это было бы просто признанием в старомодности). Мне кажется более презентативным проявление русского языка под пером профессиональных журналистов – в газетах и журналах, которые теперь живут и в интернете, где я их круглый год читаю. Это важный вопрос о репрезентативности источников, выражаясь научно.

В самом деле, русский язык XIX века творили наши писатели, и общество было литературоцентричным. Про каждого русского писателя можно рассказать, что он внёс в русский язык – в словарь, состав крылатых выражений, иногда формул, которыми мы пользуемся до сих пор. Но век нынешний (кстати, это выражение оставил нам Грибоедов) иной – общество стало медиацентричным. Именно журналисты ежедневно и ежеминутно описывают происходящие события, находят для этого нужные слова, подхватывают и многократно повторяют одни, не замечают другие. Кстати сказать, и то, что случается в социальных сетях – а это уже бесспортная часть нашей жизни – обязательно появляется в газетных публикациях, но не всё подряд, а то, что заслуживает внимания. А лингвисту остается внимательно за этим следить.

Занимаясь этим для рубрики о русском языке в радиожурнале «Университет», я в конце каждого месяца говорю о е языковом пейзаже. Профессиональный взгляд на языковую жизнь страны и нашего города предполагает на поиск каких-nо смешных и экстравагантных штучек, а систематическое наблюдение за тем, как язык живет и отражает жизнь. В январе я перечитываю все свои заметки и пытаюсь выявить словарь прошедшего года. В этом году я решила изложить некоторые лингвистические наблюдения и в этой рублике, надеясь, что это будет кому-то интересно.

Разумеется, было бы смешно утверждать, что мои итоги – самые верные. Языковая жизнь безгранична и труднео уловима, и у каждого из нас свой слух и свой фильтр важности. Но почему-то верю, что в моих наблюдениях есть своя правда.

PS. Радиожурнал «Университет» звучит по понедельникам в 18.25 на волне 102,2 FM и выкладывается в интернете, то есть доступен и тем, кто не слушает радио (http://www.novsu.ru/univer/press/audio/).

Заставка с сайта «Сноба» https://snob.ru/profile/27356/blog/118607

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: