ГлавнаяСтатьи Зоопарк в маленьком городе. Часть 2
Опубликовано 14.01.2017 в 08:15, статья, раздел , рубрика
автор: Андрей Коткин
Показов: 715

Зоопарк в маленьком городе. Часть 2

Сирота моравская

— Хочешь сфотографировать маленькую косулю? — ближе к обеду спросил меня Карел Клейна.

Мимо деловито бежали испещренные белыми «каплями» цесарки, и лохматый шотландский бык, привалясь к стене, шумно и яростно чесал рогом собственный бок.

— Еще бы не хотеть!

На служебном дворе Карел отворил дверь в торце административного здания, и через десяток томительных секунд из-за нее осторожно выглянула крохотная оленья мордашка с черным влажным носом и большими ушами, а затем вышла и целая косуля, высоко поднимая тонкие ноги и недоверчиво косясь на меня. Карел поманил ее за собой, и мы трое цепочкой двинулись на заросший кустарником и травой пустырь.

История косули оказалась типичной: ее принесли в зоопарк совсем маленькой. Видимо, горожане нашли звереныша в поле или на опушке леса и вместо того, чтобы оставить на месте в ожидании отлучившейся матери, решили «спасти сироту» и отдать на попечение зоопарковских спецов. Теперь косулька подросла, в целом сменив пятнистый мех на однотонный, однако судьба ее виделась пока неясно. То ли выпустят в природу, то ли отправят в Подкрушногорский зоопарк, специализирующийся на фауне Европы и Северной Азии. Скорее, второе, поскольку питомица Карела все-таки привыкла к людям, да и выросшая в неволе самка — не «безбашенный» самец, который, будучи выращен с ранних дней, абсолютно не боится человека и на этом основании с разгону бьет острыми рожками любого, кто ему не понравится. «Девочке» везде будут рады…

Юная косуля — частный случай большого дела, объединяющего зоопарки этой страны. Каждый из них, помимо своих основных задач, исполняет также функцию реабилитационного центра для пострадавших представителей местной фауны, обитателей чешской природы. И в ежегодных зоопарковских отчетах специальный раздел показывает, скольким диким животным за год была оказана помощь. Часто их в зоопарк приносят посетители, причем случай с косулей, не нуждавшейся в помощи, не показателен — обычно тащат действительно раненых или ослабевших зверьков и пернатых. Порой звонят по телефону, и тогда сотрудники парка сами выезжают по адресу тревожного сигнала. Особые графы в отчетах указывают, сколько из пострадавших дикарей вернулось в родную среду (таких всегда большинство, и это очень важно), а сколько не может быть выпущено в природу (например, из-за утраты способности к полету).

…На пустыре с воспитанницы Карела слетело «сарайное» оцепенение, и она принялась с упоением скакать среди кустов, иногда останавливаясь, чтобы сорвать травинку или сжевать листок с куста. Впрочем, при этом не упускала из виду своего воспитателя. Чтобы звереныш развивался нормально, Карелу приходится гулять с ним примерно по часу дважды в день, а если выпадает возможность, то и чаще. Когда наступает момент возвращения в импровизированное стойло, косуля безропотно следует туда. Единственное, что может напугать ее, — собаки, и Карел бдительно следит за тем, чтобы их не оказалось поблизости. Хотя собаки в зоопарке все-таки есть…

На поводке и без оного

Встретить «друга человека» в чешском зоопарке можно по разным поводам. Первый — собак держат сотрудники зоопарков, порой поселяя питомцев в вольерах на служебной территории. Директор Йозеф Кахлик, например, регулярно привозит на работу своего любимца-цвергшнауцера, в связи с чем на полу директорского кабинета прочно прописались кормушка и поилка. А Карел Клейна, живущий прямо в зоопарке, держит ягдтерьеров. Кстати, тесная работа со зверьем не мешает ему быть заядлым охотником. Вот только на косуль, по признанию Карела, он не охотится: «Кабаны, зайцы — сколько угодно, а косули — они такие… беззащитные. Стрелять по ним — все равно, что по маленьким детям».

Повод второй: в некоторые зоопарки Чешской Республики посетителей пускают вместе с собаками. Иногда бесплатно, иногда специальные билеты в кассе продают. С одной стороны повышается посещаемость, с другой — хозяин (хозяйка) дольше гуляет со своим другом, что обоим на пользу. В павильоны, правда, — в целях гигиены — животным вход воспрещен. Скажем, в зоопарке Усти-над-Лабем перед павильонами оборудуют «собаковязи», да еще и таблички вешают рядом: «Спасибо, что вы не повели своего пса внутрь». В Пражском зоопарке пошли еще дальше и рядом с «собаковязями» помещают прикованные цепочками металлические поилки и пластиковые канистры с водой, в жаркий день такое вовсе не будет лишним.

Забавно, что некоторые собаковладельцы, заплатив за билет, не просто выгуливают пса в зоопарке, но и устраивают ему настоящую экскурсию, время от времени заставляя подниматься на задние лапы, а передними опираться на вольер или ограждающий барьер-отжим: «Смотри, Иржик, вот тигр, видишь? А вон там — фламинго». Друг есть друг, и на что только ради него не пойдешь! Даже на нарушение, проведя четвероногого в павильон, если народу мало, и смотрителей не видно поблизости…

Повод номер три не совсем типичен. Его я отметил только в Оломоуцком зоопарке. Здесь содержат маленький питомник бернских овчарок-зененхундов, и несколько дружелюбных и лохматых черно-рыже-белых псин свободно слоняются по служебной территории. А вот повод номер четыре — забегающие в зоопарк бродячие собаки — не встретился мне вовсе. Потому что существует повод пятый — пункты передержки или целые приюты для собак-бомжей в зоопарках или по соседству, но при зоопарке же. Скажем, собачий приют Годонинского зоопарка находится в трех минутах ходьбы от входа в парк. А в Вышкове — на дальнем краю зоопарка. Сначала псов селили во дворе дирекции, но жители близстоящих домов дружно выразили недовольство круглосуточным лаем, и вольеры перенесли туда, где они никому не мешали.

Не могу не поделиться удивительным — для нас, россиян — фактом, о котором узнал от Карела Клейны. Оказывается, в чешских и моравских городах (в Вышкове, во всяком случае) отловом бродячих собак не занимаются, как у нас, ловцы жилкомхоза, среди коих, чего греха таить, традиционны личности с живодерскими наклонностями. В чешских и моравских городах функция эта возложена на городскую полицию.

Прошу заметить: просто констатирую факт и ничего более. Предлагать нагрузить российскую милицию еще одним делом не собираюсь. Почему — по-моему, ясно. Да и вообще, я ведь про Вышковский зоопарк речь веду.

Радость личного контакта

Величайшей роскошью называют общение. Человека с человеком, это понятно. Но человека с животным — нет разве? Особенно в наши дни, когда замороченные повседневными делами люди даже в маленьких городках оторваны от природы. И это, заметим, взрослые люди, имеющие возможность отправиться куда захотелось. О детях же нечего и говорить.

Кажется, что дети больше своих родителей радуются случаю погладить собаку или кошку, подержать в ладонях хомячка. Однако нормальному родителю (патологию заключим в скобки) в разы желаннее разделить забытое в детстве удовольствие с ребенком, хотя бы на минуту почувствовать себя маленьким, не знающим проблем взрослой жизни. Это, конечно, иллюзия, но иллюзия приятная, да к тому же несущая полезные для нашего организма эмоции, источником которых служат именно животные. И если задуматься, то часто роскошь общения с ними для нас куда ценнее, чем с себе подобными. Но только если общение идет на равных, а не с высоты нашего «пьедестала» разумного (на деле — относительно разумного) существа. Ведь животные непосредственнее, бесхитростнее, чище нас, с характером простым и неиспорченным. Им не надо притворяться, они такие, какие есть. Естественность — их основное качество, все реже встречающееся у людей.

И вот для того, чтобы гражданам легче было — не в лоб, а исподволь — восполнить нехватку добрых чувств, растолкать задремавшую совесть, подлечить расшатавшиеся нервы, за границей были придуманы «зоопарки в зоопарках» — контактные уголки, по-английски именуемые PettingZoo, а по-немецки Schtreichel-zoo. Здесь животных можно потрогать, погладить, покормить. Просто постоять рядом, не через забор глядя — уже немалое удовольствие. Часто такие уголки называются и детскими зоопарками, что в значительной мере верно по сути. Любой взрослый хранит в себе своего «предка»-ребенка, разница в том, что у кого-то он, что называется, на поверхности, а из другого его отбойным молотком доставать впору.

Есть свой контактный загон и в Вышковском зоопарке. Он представляет собой скотный двор сельской усадьбы, устроенный в старом южно-моравском стиле: с несколькими хлевами, с телегой и одноногой голубятней. Называется — «Дворик нашей бабушки». С момента открытия несколько лет назад и по сей день «дворик» — самый популярный объект парка, квинтэссенция его «деревенского» стиля.

Как и у настоящей бабушки, «дворик» существует на полном доверии. Входишь — запираешь калитку за собой, выходишь — то же самое. Будь добр. Служителя с повязкой на руке тут обычно нет. Если животные накормлены, а территория подметена, чего ему здесь зря торчать? В любом случае ты гость, а обитатели двора — хозяева.

При мне в загон вошли несколько австрийских туристов. Защелкали фотоаппараты, зазвучали восхищенные возгласы — «О! О!». Тут и правда есть чему удивиться, разнообразие дворового населения заставляет поднять брови даже знатоков. Это вам не камерунские карликовые козочки с овечками и всё, как чаще всего бывает. Одних коз шесть пород. Баварская — рыжая. Карпатская — рыже-серая. Сицилийская — белая гладкая. Кашмирская — белая длиношерстная. Валуанская, из швейцарского кантона Валуа, — спереди чёрная, сзади белая. Ну и черные камерунские — куда ж без них! И у всех козлята. А их папаши-козлы живут сообща в другом загоне, куда посетителей от греха не пускают: может, и не у всех рогачей характер скверный, бодливый, но все же…

Белый густошерстный баран — родом с Люнебургских пустошей Германии. А странные овцы с длинными, прямыми, спирально закрученными рогами происходят из Венгрии. В Чехии их называют цаповыми овцами. Странное название. Что оно значит?

— Ничего. Цаповы, да и все тут, — «пояснил» мне Карел Клейна.

Скорее всего, я просто не понимал чего-то, очевидного ему.

Возможно, вот чего. Украинцы (а может, и не одни они среди славян) цапом зовут козла. Если название овцы намекает на «козлиные» форму и длину рогов, то такое его толкование кажется логичным. Если брать за параллель винторогого козла. Кстати, цапова овца — символ Вышковского зоопарка. А рядом в загончике хрюкают ее «земляки» — покрытые курчавой шерстью венгерские свиньи-мангалицы…

Голуби, куры, и индюки, свиньи китайские и свиньи вьетнамские… Если по правде, то ни одной моравской бабушке такое разнообразие не снилось. И детям, слабо представляющим, откуда берутся молоко и котлеты, здесь раздолье. И их родителям занимательно кругозор расширить. Хоть весь день сиди на лавке, наблюдая за пестрой компанией в «бабушкином дворике».

Но конец есть у всего, и у хорошего, к сожалению, тоже. Пришла и мне пора прощаться с маленьким зоопарком маленького города. Зоопарком, в котором я провёл целые сутки - от утра до утра. Зоопарком, несмотря на размеры, удаленьким, на другие не похожим и оптимистично глядящим в будущее…

Фото автора.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: