ГлавнаяСтатьи"Эта личность есть безусловное совершенство". Часть 1
Опубликовано 22.12.2016 в 10:15, статья, раздел Звук, рубрика Рассказы о музыке и музыкантах
автор: Наталья Серова
Показов: 418

"Эта личность есть безусловное совершенство". Часть 1

Эти слова были написаны П.И. Чайковским о его ученике и коллеге по преподаванию в Московской консерватории Сергее Ивановиче Танеева, 160 лет со дня рождения которого отмечается в уходящем 2016 году. Приведу цитату полностью:

«Без преувеличения можно сказать, что в нравственном отношении эта личность есть безусловное совершенство. И превосходнейшие качества его тем более трудно оценить большинству людей, что он их не старался выказать, и только близкие ему люди знают, сколько бесконечной доброты, какой идеальной честности и, можно сказать, душевной красоты в этом невзрачном на вид, скромном человеке. Я не знаю ни одного случая за многие годы моего знакомства с ним, который указал на что-нибудь вроде эгоизма, тщеславия, желания выставить себя на показ с выгодной стороны, словом, на один из тех маленьких недостатков, которые свойственны огромному большинству людей, хотя бы и очень хороших.»

В историю русской и мировой музыкальной культуры С.И. Танеев вошёл как талантливейший композитор, пианист, педагог, фольклорист, музыкальный общественный деятель и первый в России крупный учёный — музыковед. Танеев обладал большой эрудицией не только в вопросах музыки, но и в других областях знаний. Его внимание привлекали проблемы философии, истории и естествознания, изобразительного искусства и литературы. Многочисленные документы – рукописи, письма, дневники, воспоминания современников – с достаточной полнотой создают образ человека, обуздывающего стихию чувств силой разума; верящего в общественный прогресс и возможность разумного устройства человеческой жизни; поклоняющегося красоте в жизни и искусстве, способного не только определять жизненные и творческие планы, но и последовательно воплощать их на протяжении многих лет.

Танеевы - древний дворянский род, самое раннее упоминание о котором относится к XV веку. Известно, что первые Танеевы были выходцами из Польши, видимо этим объясняется изображение польского воина на родовом гербе (фото ниже).

Многие представители рода Танеевых несли военную службу. Так, прадедушка будущего композитора Михаил, был военным, в отставку ушел в чине секунд-майора. Был женат на своей пятиюродной сестре Надежде Петровне Танеевой. Интересно, что отец Надежды Петровны, Петр Иванович Танеев, был женат на Марии Ильиничне Чириковой, брат которой – известный российский полярный исследователь и путешественник Алексей Ильич Чириков. Его можно считать первооткрывателем северо-западного побережья Северо-Американского континента. Было это в 1741 году, когда его корабль причалил южнее Аляски. Один из островов теперь носит имя Чирикова. В свою очередь Чириковы состояли в родстве с Мусоргскими. Мать композитора Модеста Петровича Мусоргского, автора «Бориса Годунова», Юлия Ивановна, была урожденной Чириковой.

Сыновья Михаила Тимофеевича и Надежды Петровны дослужились до высоких чинов. Старший, Сергей Михайлович, был другом графа Аракчеева. Говорили, что благодаря Танееву карьера графа пошла в гору, и Аракчеев стал приближенным к императору. Другие сыновья тоже добились честным трудом многого, были приближёнными в императорской семье и были награждены различными Российскими орденами. Сын Сергея Александровича, двоюродного брата композитора С.И. Танеева, Александр, входил в ближайшее окружение Николая II. Он занимал пост Главноуправляющего Собственной Его Императорского Величества канцелярией, был членом Государственного совета, состоял директором Русского музыкального общества (РМО) и почетным членом Академии Наук, сочинял музыкальные произведения. Его жена – Надежда Илларионовна Толстая, правнучка светлейшего князя М. И. Кутузова-Смоленского, а их дочь, Анна, по мужу Вырубова, была фрейлиной и ближайшей подругой императрицы Александры Фёдоровны, жены Николая II.

Будущий великий русский композитор Сергей Иванович Танеев родился во Владимире-на-Клязьме 12 ноября (по старому стилю) 1856 года. Его отец, статский советник Иван Ильич Танеев, не был коренным владимирцем, но имел во владении земли в Ковровском и Меленковском уездах, т.е. был владимирским помещиком. Во Владимире но окончательно обосновался в 1839 году, получив должность помощника управляющего Палатой Государственных имуществ по хозяйственному отделению.

Справа — Иван Ильич Танеев

В этом же году Иван Ильич женился на Варваре Павловне Протопоповой. Девушка к тому времени была сиротой, жила со старшими родственницами. Её отец, Павел Андреевич, был секретарём консистории. Он обожал свою единственную дочь и не жалел ничего для её воспитания. Она говорила по-французски, играла на фортепиано, хорошо рисовала, вышивала, была рассудительна, заботлива и прекрасно вела хозяйство.

Свадьба состоялась в 1839 году, причём, жених был на 26 лет старше невесты. Несмотря на это брак оказался на редкость удачным.

Слева — портрет Варвары Павловны Протопоповой

Иван Ильич был человеком незаурядным. Он окончил Московский университет по трём факультетам: словесных наук, медицинскому и математическому и навсегда сохранил любовь к учению, что унаследовал от него и сын Сергей, будущий композитор и учёный. Иван Ильич, сам владевший несколькими языками, неукоснительно требовал, чтобы дети, помимо уроков, здоровались, прощались перед сном, благодарили после трапезы на 3-х языках – латыни, немецком и французском. Взрослыми сыновья никогда не испытывали проблем с иностранными языками. Сергей Иванович, например, свободно говорил и читал на 5 языках (английский, итальянский и эсперанто он выучил сам и даже написал на этом языке несколько романсов). Увлекался Иван Ильич театром, а также литературой — писал рассказы и стихи, и музыкой — играл на фортепиано, скрипке, флейте и гитаре. Сказать, что Иван Ильич любил музыку, мало: она была для него – наравне с театром и поэзией – воздухом. Любые музыканты – будь то гастролирующий солист или бродячий оркестр – всегда были дорогими гостями. Он очень любил играть дуэты с женой — она аккомпанировала на рояле его соло, однако, нередко из-за слишком эмоционального исполнения солистом своей партии, темп и ритм сбивались, и ансамбль расстраивался. Варенька под каким-либо благовидным предлогом убегала плакать, но потом возвращалась, и дуэт продолжался. Детей отец тоже приучал к музицированию. В результате, старший сын, повзрослев, не мог выносить никакой музыки дольше 20 минут, средний сын соглашался музицировать с отцом лишь за 25 копеек серебром в час, и это условие отец принимал, ну а младший сын Серёжа был ещё мал и только начинал проявлять интерес к музыке и свои выдающиеся музыкальные способности.

Необходимо упомянуть ещё об одном члене семьи Танеевых. Это няня Пелагея Васильевна Чижова, которую Танеев с детства очень любил и которая воспитывала со всей своей природной мудростью детей и вела хозяйство Танеевых почти 60 лет до самой своей смерти в 1910 году. В доме Сергея Ивановича, куда она перешла после смерти его родителей, няня была не только домоправительницей, но и помощницей, секретарём композитора, профессора консерватории, часто рассеянного и забывчивого.

Рассуждения её нередко забавляли композитора, который, кстати, обладал редким чувством юмора и острым умом. Танеев вспоминал: «Как-то раз няня сказала: «Вы бы в концерте поиграли, а то лавровый лист подходит к концу». Дело в том, что Сергей Иванович был великолепным пианистом, и на концертах ему дарили не только цветы, но и лавровые венки. Пелагея Васильевна не носила подаренную ей лисью шубу только потому, что даритель — Сергей Иванович - носил даже зимой старенькое осеннее пальто, не имея достаточно средств, чтобы купить что-либо более тёплое. В день смерти любимой няни, которая всю жизнь называла его «дитём малым», Танеев сделал самую трагическую запись в своём дневнике, который вёл с 29 лет на языке эсперанто.

Слева — няня Пелагея Васильевна Чижова

Когда Серёже Танееву исполнилось 5 лет, родители решили учить его музыке. Первой учительницей игры на фортепиано была Маша Миропольская, дочь врача Александра Ивановича Миропольского, друга семьи.

Маша была старше своего ученика всего на 8 лет. Однако, занятия продолжались недолго. В 1861 году умер А.И. Миропольский. Мать Маши продала дом, и с детьми переехала в Москву. Вскоре, после того, как отец семейства вышел в отставку, в 1866 году в Москву уехали и Танеевы. Серёже шёл девятый год. М. Миропольская представила своего бывшего ученика Николаю Григорьевичу Рубинштейну — пианисту-виртуозу, дирижёру.

Слева портрет Николая Григорьевича Рубинштейна

Он высоко оценил юное дарование: «Танеев принадлежит к числу весьма немногих избранных, – он будет великолепный пианист и прекрасный композитор» и посоветовал определить мальчика в консерваторию, которая должна была открыться в Москве, основателем и первым директором которой стал Рубинштейн. Надо заметить, что в консерваторию принимали с 14 лет, но Сергея Танеева приняли в неполные 10.

Справа — фото Танеева в год поступления в косерваторию

Без малого 40 лет своей жизни Танеев посвятит консерватории — сначала учеником, затем профессором, директором и снова профессором.

По классу фортепиано Сергей занимался сначала с адъюнктом (ассистентом) Рубинштейна, а потом с ним самим. По правилам консерватории, ученики попадали в класс профессора только после предварительного обучения с его адъюнктом. По другим музыкальным предметам Танеев посещал консерваторию как вольнослушатель. Причина заключалась в том, что Иван Ильич, заботясь об образовании сына, определил его в Московскую первую классическую гимназию, занятия в которой Серёжа совмещал с консерваторскими, и уроки часто совпадали. Возникла необходимость выбора, который после разговора отца и старшего брата с Н.Г. Рубинштейном оказался в пользу музыкального образования. Так, с 1869 года Сергей становится учеником консерватории, где получает и музыкальное и общее образование в «научных» классах, программа которых совпадала с гимназической.

Гармонию, инструментовку и свободное сочинение Танеев изучал под руководством Петра Ильича Чайковского, дружба с которым продлилась вплоть до смерти последнего в 1893 году.

Слева — фото Петра Ильича Чайковского

Сергей познакомился и с братом Чайковского Модестом. Вот как Модест Ильич вспоминал о Танееве: «Я увидел юношу некрасивого, но с милым русско-татарским лицом… Ни в выражении глаз, ни в чертах лица, ни в мягком, по-московски нараспев голосе не отражалось ничего не только гениального, но даже просто даровитого. Передо мной был только хорошо выкормленный симпатичный барчук. Таким предстал передо мной впервые мудрейший и лучший из смертных, каких мне привелось видеть за 65 лет моей жизни.»

Справа — фото Модеста Чайковского

Обучаясь в консерватории, Танеев сочинял музыкальные произведения: симфонию, симфонические увертюры, струнный квартет, хоровые произведения и романсы. Именно эти жанры стали для него любимыми до конца жизни.

Слева — фото Танеева в годы обучения в консерватории

В мае 1875 года Танеев окончил Московскую консерваторию по двум специальностям — по фортепиано у Рубинштейна и по композиции у Чайковского. Он первым в истории консерватории был удостоен высшей награды — большой золотой медали. Его имя увековечено на почётной доске около Малого зала консерватории. Летом того же года выпускник по приглашению Рубинштейна отправился с ним в образовательное путешествие в Грецию и города Италии. А осенью Танеев-пианист начал активно гастролировать по России, выступая в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Харькове и других городах. Как пианист Танеев давал концерты на протяжение всей жизни. Его выступления, в которых он исполнял сонаты Бетховена, произведения Листа, Чайковского, Аренского и свои собственные, всегда были праздником для слушателей, особенно в Москве. При подготовке к концертам он был очень требователен к себе, что, как ни странно, порой его раздражало: из письма к Чайковскому: «Играю аккуратно 5 часов в день. Играю часто с некоторой досадою; думаешь: я бы в это время писал тройные или четверные контрапункты (полифонические многоголосные произведения — Н.С.), а вместо этого приходится по двадцати раз повторять какой-нибудь пассаж из листовской пьесы, чтобы сообщить ему элегантность и лёгкость, требуемые от фортепианного виртуоза.»

Сергей Иванович Танеев

Концертные выступления, в дальнейшем, всё же, не были частыми из-за большой занятости творческими, общественными делами и работой в консерватории. В зрелые годы Танеев постепенно перейдёт к ансамблевой деятельности, исполняя фортепианную партию в камерных ансамблях.

По совету Рубинштейна в октябре 1876 года Сергей Иванович отправился в Париж, где пытался давать концерты, однако сделать это по ряду причин не удалось. В Париже Танеев регулярно бывал в гостях у певицы Полины Виардо, где познакомился с Тургеневым, Флобером и известными французскими музыкантами — Г. Форе, С. Франком, Сен-Сансом. В гостях у Камиля Сен-Санса он исполнил Первый фортепианный концерт Чайковского. Летом 1877 года вернулся в Москву. С И.С. Тургеневым Танеев дружил вплоть до смерти писателя в 1883 году.

Будучи человеком очень трудолюбивым и чрезвычайно требовательным к себе, молодой музыкант составил план своего всестороннего развития, включающий в себя не только углублённое изычение музыкальных наук, но и изучение философии, истории различных государств и т.д. И в результате Танеев стал одним из самых разносторонних интеллектуалов своего времени.

Осенью 1878 года двадцатидвухлетний Танеев начинает педагогическую деятельность в Московской консерватории. Он становится преемником своих учителей — ведёт классы гармонии и инструментовки, как Чайковский, который ушёл из консерватории, посвятив себя творчеству, и, после смерти Рубинштейна в 1881 году, становится профессором класса специального фортепиано, который ведёт 7 лет.

Танеев в 80-е годы

Позже, Танеев сосредоточится на своих любимых дисциплинах — контрапункте и введённом им в программу обучения в 1887 году курсе музыкальных форм. Танеев пользовался среди своих учеников непререкаемым авторитетом, в основе которого лежала его безукоризненная профессиональная репутация. Сам же он называл преподавание «источником самых чистых наслаждений». И, уважаемые читатели, я с ним безаговорочно согласна! Глубина познаний

С. И. Танеева и притягательность его личности были таковы, что ученики стремились продолжить общение с профессором и за пределами консерваторского класса. По свидетельству его ученика, Б. Яворского, «по выходе из здания консерватории, на улице, Танееву можно было задавать любые вопросы, высказывать любые мнения, и он благодушно выслушивал и осторожно отвечал. Когда же с Никитской улицы переходили на бульвар, то его ответы из осторожных делались обстоятельными. Подобные разговоры он помнил и дополнительно при других встречах уточнял». Танеев воспитал более 270 учеников, среди которых Рахманинов, Скрябин, Метнер, Глиэр, Игумнов, Гречанинов, Конюс, Гольденвейзер, Яворский и другие известные музыканты. Также, он консультировал юных Н. Мясковского и С. Прокофьева — в будущем замечательных русских композиторов.

11 марта 1884 года на собрании Русского музыкального общества состоялось первое исполнение кантаты Танеева «Иоанн Дамаскин» (ударение на последнем слоге — Н.С.), посвящённой памяти Н.Г. Рубинштейна. Всегда требовательный к себе композитор обозначил опус произведения как №1, хотя им уже было написано немало музыки разных жанров. Основой кантаты стал фрагмент из одноимённой поэмы А.К. Толстого, рассказывающей о поэте-гимнографе, философе, борце за христианскую веру Иоанне из Дамаска, жившем примерно с 673 по 753 гг. н.э. и причисленном после смерти к лику преподобных.

Справа — икона И. Дамаскина

Несколько десятков песнопений, написанных им, и сейчас используются в христианском богослужении. Среди них известный хорал «Со святыми упокой», цитированный Танеевым в кантате в качестве обрамления произведения.

Текст кантаты представляет собой вольное переложение Толстым заупокойной стихиры, звучащей, как бы от лица умершего:

Иду в неведомый мне путь,
Иду меж страха и надежды,
Мой взор угас, остыла грудь,
Не внемлет слух, сомкнуты вежды.
Лежу безгласен, недвижим,
Не слышу братского рыданья,
И от кадила синий дым
Не мне струит благоуханье.
Но вечным сном пока я сплю
Моя любовь не умирает.
И ею, братья, вас молю,
Да каждый к Господу взывает:
«Господь, в тот день, когда труба
Вострубит мира преставленье,
Прийми усопшего раба
В Твои небесные селенья.»

На основе текста Танеев создаёт 3 части кантаты. 1-я открыватся вступлением на основе хорала «Со святыми упокой» в оркестровом звучании, затем звучат ещё 3 темы: печальная и напевная - у хора, напоминающая скандирование - у оркестра и полная отчаяния, с интонациями плача - снова у хора. 2-я часть сдержанно-сосредоточенная в начале своём, но звучащая взволнованно с воззванием к Господу в конце. 3-я часть — кульминация произведения — грандиозная фуга.

Кантата была хорошо принята слушателями, и по сей день является одним из самых исполняемых произведений Танеева. В истории русской музыки это один из первых образцов светской философской кантаты.

? Кантата «Иоанн Дамаскин»

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ! Читайте в понедельник, 26 декабря.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: