ГлавнаяСтатьиКира Вайнштейн. Антиреконструкция
Опубликовано 7.12.2016 в 06:15, статья, раздел События
автор: Марина Боброва
Показов: 527

Кира Вайнштейн. Антиреконструкция

Сегодня в КЦ «Диалог», в 19:40, выступит Кира Вайнштейн с сольным проектом «Дети века + живая музыка». В режиме реального времени, на глазах у зрителей, Кира будет создавать саундтрек к немому кино начала прошлого века, переосмысляя, таким образом, исчезнувшее ремесло тапёра. Накануне выступления Кира рассказала журналу «Область культуры» о явлении реконструкции в современном музыкальном мире, новом сольном альбоме (который практически невозможно воспроизвести вживую) и поисках новых форматов выступлений вне группы.

— Я правильно понимаю, что первый кинопоказ «Детей века» был в Новгороде?

— Нет, первый кинопоказ был в Вологде на фестивале Voices и организаторы попросили озвучить именно этот фильм для них. Я решила не ограничиваться одним показом и развивать проект, гастролировать с ним. Второй показ был в Новгороде.

— Изменился ли формат проекта «Дети века» по сравнению с изначальным вариантом?

— Формат этого проекта импровизационный, поэтому каждый раз я фактически заново создаю этот саундтрек. Если я раньше препарировала рояль, пыталась расширить возможности инструмента, извлекала из него различные звуки, то сейчас я ушла от этой идеи в сторону сeмплирования звуков, то есть, записи их в реальном времени и наслоении семплов друг на друга. Я посчитала этот формат более приемлемым, например, для кинопоказа в «Диалоге».

— Как вы извлекали эти звуки?

— Если обнажить конструкцию рояля, снять крышку, там будут доступны струны. С помощью разных манипуляций можно заставить этот инструмент звучать, например, как цимбал или арфа. Я играла на струнах металлической рюмкой, пыталась извлекать какие-то ритмы из деревянного корпуса, каждый раз изобреталось что-то новое. На домашнем инструменте я делала более грубые препарации, и скотч на струны клеила и канцелярские кнопки в молоточки втыкала.

— Когда на замену всем этим манипуляциям пришло сeмплирование, зрелищность не исчезла?

— Зрелищность, в данной ситуации, меня не интересует, потому что это не мой сольный концерт. В этом проекте на первом месте кино. Так как я озвучиваю его одна, я стараюсь сделать так, чтобы у меня было много разных инструментов для того, чтобы точнее следовать драматургии фильма и делать саундтрек более разнообразным. Сeмплер открывает передо мной массу возможностей. Без него я могу играть на фортепиано в две руки, а вместе с ним, в четыре, в шесть и еще сверху наложить ритм.

— Хотели бы вы поучаствовать в создании какого-то фильма или мультфильма? Создать саундтрек, например?

— Это сейчас один из основных моих интересов в музыке - написание саундтреков для кино и театра. Песни группы Кира Лао, конечно тоже звучали в фильмах, сериалах. В основном, это были андеграундные картины, которые не шли в широком прокате. И режиссеры, как правило, договаривались о возможности использовать уже какой-то готовый трек, а мне всегда хотелось попробовать создать что-то «с нуля». И вот, осенью была премьера детского спектакля «Я родился», для которого я специально написала саундтрек и, эта музыка очень сильно отличается от того, что я делала раньше.

— Может быть, перечислите названия фильмов, где звучат ваши саундтреки? Вдруг читатели захотят их посмотреть...

— Вспоминается фильм «Кожа» режиссера Владимира Козлова. Недавно у меня попросили трек для какого-то фильма про работников морга (смеётся).

— Вы говорите, что сейчас сольные выступления отошли на второй план и вам интересно участвовать в каких-то больших проектах. Почему так произошло?

— Мне интересно, когда у меня есть возможность выйти за рамки себя, когда у меня есть какое-то задание, референс. И я делаю не то, что привыкла (в группе, это как правило, одна бесконечная грустная песня, которую я пою), а когда меня просят сделать что-то такое, что мне самой в голову никогда бы не пришло. Например, для спектакля «Я родился», мне надо было написать танцевальный трек, стилизованный, под восьмибитную музыку из компьютерной игры. Вряд ли такое когда-нибудь прозвучало на моём сольном альбоме, но мне было очень интересно решить эту задачу в рамках спектакля. И если говорить о группе, как о творческом коллективе, то мне она интересна именно в таком формате, когда собираются специалисты из разных областей. Когда мы вместе с художником по сцене можем создать из бытовых предметов музыкальный инструмент. А форма классической музыкальной группы у меня вот это все сейчас вызывает много вопросов. Особенно, когда начинаю смотреть на все это из поля современного искусства. Я понимаю, когда форму группы используют, чтобы сделать высказывание, например, Pussy Riot. Они сами по себе не музыкальная группа, в том смысле, что они не музыканты, они художники, которые эксплуатируют эту форму, чтобы поместить свое высказывание в определенный контекст, где есть все эти протестные панк-группы.

— Получается, что в ближайшее время мы не услышим новый альбом группы Kira Lao?

— Kira Lao точно нет. Я пишу сейчас свой сольный альбом, но пока не понимаю, как его буду презентовать, потому что не знаю, как его сыграть. То, что я запишу, невозможно будет исполнить живьем.

— Это как?

— У меня было несколько периодов: когда мы только начинали в Новгороде, я участвовала в создании аранжировок, но фактически писала ноты в нотной тетради. Потом был период, когда мы записывали импровизации на диктофон, выбирали лучшие моменты и как бы заново их разучивали. Были четкие партии, которые можно было исполнить на инструменте. Сейчас у меня происходит студийная работа, я пишу этот альбом одна, и все что я записываю, подвергается редактированию в компьютере. Некоторые звуки, особенно это касается бытовых шумов, которые в принципе сложно повторить и в процессе редактирования они претерпевают такие изменения в программе, что их невозможно живьем сыграть. И мне не хочется превращаться в артиста, который все играет с ноутбука. Но я уже голову сломала, как сыграть это живьем, тем более одной.

— Вы в каком-то интервью говорили, что не хотите реконструировать ремесло тапёров. Почему? Ведь у вас всё равно это получилось.

— В глобальном смысле у меня такая же функция, как у тапёров, но я играю совсем другую музыку и другими средствами. Реконструкция — это если бы я пошла в архив, нашла ноты, которые играл тапёр век назад к этому фильму, разучила бы их и сыграла. А я играю современную музыку для старого фильма. Мне не интересно реконструировать, хотя в культуре я сейчас вижу очень много именно реконструкций. На эту тему есть очень интересная книга «Ретромания» Саймона Рейнольдса. Мне же наоборот интересно переосмыслять. Мне интересно про здесь и сейчас.

— Вы выступаете с проектом «Дети века» во многих городах. Много ли людей приходят на такой формат выступлений?

— Я бы не сказала, что это какой-то новый формат выступлений. Давно существует практика, когда современные музыканты озвучивают немое кино. Я не думаю, что мой опыт какой-то показательный, потому что, возможно, дома и в каких-то других городах меня знают, но не большое количество людей. Я играла в антикафе для довольно узкого круга людей. А где-то я играла в большом зале в Ульяновске для студентов, у них как раз был фестиваль озвучки немого кино.

— В Новгороде вы теперь выступаете редко. Чем отличается местная музыкальная атмосфера от Московской?

— В Москве гораздо больше возможностей для работы. Здесь вариантов гораздо меньше. К сожалению, не знаю, что сейчас происходит в музыкальной жизни Новгорода. Раньше я каждый месяц приезжала домой, а теперь гораздо реже. Год назад я поступила в школу Родченко и у меня просто нет времени. Если раньше я работала и занималась музыкой, то сейчас я учусь, работаю и занимаюсь музыкой. То, что я редко приезжаю в Новгород, никак не связано с моим отношением к городу.

— Но в Новгороде вас любят...

— Это просто неприкрытая лесть!(смеётся)

— Это не лесть, это правда. Что получит человек, который придёт на ваше выступление 7 декабря в «Диалог»?

— То, для чего я прихожу на концерты: это жажда чего-то нового, а с другой стороны, желание отдохнуть, отключиться от вещей, которые меня «грузят» и изменить угол восприятия реальности, скажем так, вдохновиться. Я хотела бы, чтобы с теми, кто пришёл на это мероприятие, тоже случилось что-то подобное.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: