ГлавнаяСтатьи ..Уж не Глинка, а фарфор!
Опубликовано 5.12.2016 в 18:12, статья, раздел Звук, рубрика Рассказы о музыке и музыкантах
автор: Наталья Серова
Показов: 585

..Уж не Глинка, а фарфор!

«Нам предстоит задача серьёзная! Выработать
собственный свой стиль и проложить для оперной
русской музыки новую дорогу».

М.И. Глинка

27 ноября исполнилось 180 лет со дня постановки оперы Михаила Ивановича Глинки «Жизнь за царя», а в будущем 2017 году в этот же день исполнится 175 лет со дня постановки его второй оперы «Руслан и Людмила». По этой причине эта статья посвящается создателю перечисленных великолепных произведений, которые стали символом русской национальной оперы в мировом музыкальном искусстве и новым словом в оперной драматургии.

В лице Глинки русская музыкальная культура впервые выдвинула композитора мирового значения. Основываясь на многовековых традициях русской народной и профессиональной музыки, богатом наследии европейского музыкального искусства, Глинка своим творчеством завершил процесс формирования национальной композиторской школы, стал первым русским композитором-классиком. Начиная с его творчества, русское музыкальное искусство заняло одно из ведущих мест в мировой культуре.

Не искушай меня без нужды...Стихи Баратынского, исполняет Лемешев

Значение музыки Глинки и его самого часто сравнивают с поэтом, который был его другом, с А.С. Пушкиным. Вот что пишет известный в то время искусствовед и музыкальный критик Владимир Васильевич Стасов: «Во многих отношениях Глинка имеет в музыке такое же значение, как Пушкин в русской поэзии. Оба великие таланты, оба — родоначальники нового русского художественного творчества, оба — глубоко национальные, черпавшие свои великие силы прямо из коренных элементов своего народа, оба создали новый язык — один в поэзии, другой в музыке». Кстати, Глинка обладал немалым литературным даром. Пример тому — его «Записки», фрагменты из которых будут использованы в этой статье.

Венецианская ночь. Стихи Козлова, исп. Иванов

В искусстве Глинки типичные национальные русские черты сочетаются с огромным общечеловеческим содержанием. Это делает его музыку близкой человеку любой нации. Композитор высоко ценил своеобразие любой национальной культуры. Он не раз говорил: «Музыку создаёт народ, а мы, композиторы, её только аранжируем». В его произведениях есть не только русские, но и польские, кавказские, итальянские и испанские напевы. Ещё одним истоком творчества Глинки стала русская хоровая музыка — духовные песнопения, хоровые концерты Д.С. Бортнянского.

Колыбельная. Стихи Кукольника, исп. Лемешев

Большое значение для формирования Глинки-гражданина имели события Отечественной войны 1812 года и восстание декабристов.

Род Глинок берёт своё начало из Польши с XIV века. Фамилия произошла от названия поместья «Глинки». В России этот род утвердился в середине XVII века и был всегда связан со Смоленской землёй. Один из представителей рода Глинок, Фёдор Николаевич, был участником Отечественной войны, был близок к кругу декабристов. Наделённый литературным даром, он был председателем «Вольного общества любителей российской словесности», изучал народные песни и даже издал сборник «Подарок русскому солдату», куда вошли его стихи на мелодии известные народных песен. Он был дружен с Пушкиным и настойчиво хлопотал о возвращении его из южной ссылки в начале 20-х годов XIX века.

Сомнение. Стихи Кукольника, исп. Шаляпин

Родился будущий великий русский композитор 20 мая 1804 года в имении своих родителей Новоспасском, расположенном на реке Десне в 20 верстах от г. Ельни Смоленской губернии.

Отец его, Иван Николаевич Глинка (портрет см. слева), принадлежал к служилому дворянству. Вышел в отставку рано, в 23 года, в чине капитана. В 1802 году он женился на троюродной сестре Евгении Андреевне Глинке. История этого брака началась с романтической истори похищения женихом невесты, подготовленного матерью жениха, т.к. опекун юной Евгении был против свадьбы. Брак оказался счастливым. В семье родилось 13 детей. Михаил был вторым ребёнком. Бабушка будущего композитора, тяжело пережившая смерть первого внука, вскоре после рождения Миши забрала его в свою комнату, не доверив его родителям. Как пишет Глинка в своих «Записках», «С нею, кормилицею и нянею провёл я около 3 или 4 лет, видаясь с родителями весьма редко». Бабушка, беспокоясь о том, как бы внук не простудился, даже летом надевала на него шубку и выпускала на улицу лишь в тёплое время, а также, постоянно, даже ночью, поила его сладким чаем с молоком и множеством домашней выпечки. Миша был весьма набожным с детства, очень любил ходить с бабушкой в церковь, после чего часами, ползая по полу, рисовал церкви и деревья, бил в два таза, изображая колокольный звон, и читал вслух священные книги.

Не пой красавица при мне. Стихи Пушкина, исп. Лемешев

Ярким впечатлением стали для Глинки народные песни и крепостной оркестр его дяди, который жил неподалёку и часто приезжал в гости на домашние праздненства с оркестром. На 10-летнего мальчика музыка производила, как он писал, «непостижимое, новое и восхитительное впечатление». Именно тогда он сказал: «Музыка — душа моя!» В этом же возрасте он научился игре на скрипке и фортепиано.

В возрасте 13 лет Михаил поступает в Петербургский благородный пансион при Главном педагогическом институте, где с интересом обучается 5 лет, получив прекрасное, по тем временам, образование. Личным гувернёром Миши и его двух сверстников был Кюхельбекер, кстати, женатый на родственнице Глинки. Интересно, что за время обучения Глинка серьёзно овладел латинским, французским, английским, испанским, итальянским, немецким и персидским языками!

Окончив обучение, он служит помощником секретаря в канцелярии Совета путей сообщения, однако, служба не была обременительной — всего 1 час в день (!), что давало возможность ходить в театры и на концерты, изучать по нотам произведения Баха, Гайдна, Моцарта, Бетховена и других композиторов, и сочинять музыку самому. Первыми произведениеями 19-летнего композитора были септет и «Адажио» и «Рондо» для оркестра. Кроме того, он берёт уроки пения у итальянского певца Беллоли.

Через несколько лет Глинка оставляет службу и посвящает себя музыке. Профессия музыканта была не престижной в то время, и отец будущей гордости национальной музыки, следя за творческими успехами сына, как-то сказал: «Вот и вышел скоморох!»

Оставив службу, Глинка с восторгом окунается в культурную жизнь, знакомится с Пушкиным, Грибоедовым, польским поэтом Мицкевичем, много путешествует по Кавказу, Германии, Швейцарии, Италии. Почти 3 года он прожил в Италии: подружился с великолепным композитором Винченцо Беллини, впитывал в себя массу впечатлений от музеев, природы, народного искусства, от итальянской оперы, но потом в одном из писем написал: «...я шёл не своим путём… Я искренне не мог быть итальянцем. Тоска по родине навела меня постепенно на мысль писать по-русски».

Справа — мать Евгения Андреевна Глинка

В 1834 году в связи со смертью отца, Глинка возвращается в Петербург. Здесь он сближается с Даргомыжским, Вяземским, Гоголем, Одоевским, Жуковским, которые, кстати, чтили в нём «первого русского композитора» - автора многих инструментальных, фортепианных произведений и романсов. Сначала Михаил Иванович хотел написать оперу «Марьина роща» на сюжет ранней сентиментальной повести Жуковского, но, как пишет в «Записках» композитор, «когда я изъявил желание приняться за русскую оперу, Жуковский искренно одобрил моё намерение и предложил мне сюжет «Ивана Сусанина».

Победоносное окончание Отечественной войны 1812 года подняло невиданную волну патриотизма, нашедшего воплощение во многих произведениях литературы и искусства. Наряду с многими национальными героями, крестьянин села Домнино Костромской губернии Иван Осипович Сусанин стал символом самоотверженной любви к родине, заботы о её будущем в лице молодого царя. Он умышленно завёл в непроходимый лес польский отряд, разыскивающий местонахождение царя, основоположника династии Романовых 16-летнего Михаила Фёдоровича, и был убит за это врагами. Это события 1612 года, а в 1823 году поэт-декабрист Кондратий Фёдорович Рылеев написал оду «Иван Сусанин». Жуковский предложил писателю Загоскину написать исторический роман о подвиге Сусанина, что тот не сделал. В 1815 году, когда Глинке было 11 лет, композитор итальянского происхождения, много лет живущий в России, Катарино Альбертович Кавос написал оперу «Иван Сусанин». Однако, опера, включавшая в себя по традиции того времени песни и разговорные диалоги, заканчивалась спасением главного героя, который заканчивал оперу весёлыми куплетами со словами: «Пусть же враг страшится и дрожит весь век. Должен веселиться русский человек.»

Для Глинки же подвиг Сусанина открыл возможность создания отечественной героико-патриотической оперы. Он с жаром принялся за работу, и нередко музыка создавалась раньше текста. Либретто оперы писал барон Егор (Георгий) Фёдорович Розен. В молодости он служил в гусарском полку, затем служил при дежурном генерале Главного Штаба, вышел в отставку в звании майора, а потом был назначен секретарём к Великому Князю Александру Николаевичу, будущему императору Александру II. И всё это было чудесно, но он увлекался написанием стихов, среди который были и хорошие, но стихи либретто будущей оперы Глинки были слабыми. В противовес этому, музыка была прекрасна!

И вот дальше в музыковедческой литературе, написанной в 50-60-е годы ХХ века и рассказывающей об опере, и даже в современном учебнике музыкальной литературы для музыкальных школ, очевидно, основанном на старых ложных сведениях, расписывают о том, как цензура, а то и сам царь Николай I заставили автора переименовать оперу из «Ивана Сусанина» в «Жизнь за царя». Разве можно было допустить даже мысль о том, что Глинка, народный композитор, был дружен с царской семьёй, во время прогулки беседовал с императрицей? Ведь нас учили, что все цари тираны, самодуры и тому подобное. Обратимся же к «Запискам» М.И. Глинки:«Решено было дать мою оперу на открытии театра (Большого театра в Петербурге - Н.С.) по возобновлении (т.е. после ремонта — Н.С.). Незадолго до первого представления я имел счастие встретить государя на одной из репетиций...Государь подошёл ко мне и ласково спросил: доволен ли я его артистами? - «В особенности ревностию и усердием, с которым они исполняют свою обязанность»,- отвечал я. Этот ответ понравился государю, и он предал его актёрам. Чрез содействие Гедеонова (директора императорских театров — Н.С.) я получил позволение посвятить оперу мою государю императору, и вместо «Ивана Сусанина» названа она «Жизнь за царя».

Надо сказать, что Глинка, безусловно, хотел изменить название оперы на «Смерть за царя», т. к. не могло быть двух опер с одним названием, и Кавос был недоволен и интриговал. В итоге опера получила название «Жизнь за царя».

В старых книгах о музыке можно также прочитать и о том, что светское общество не приняло оперу, назвав её музыку грубой и «кучерской». Снова читаем в «Записках»: «Наконец, в пятницу 27 ноября 1836 года назначено было первое представление оперы «Жизнь за царя». Невозможно описать моих ощущений в тот день, в особенности перед началом представления. У меня была ложа во втором этаже, первый весь был занят придворными и первыми сановниками с семействами...Успех оперы был совершенный, я был в чаду и теперь решительно не помню, что происходило, когда опустили занавес. Меня сейчас после того позвали в боковую императорскую ложу. Государь первый поблагодарил меня за мою оперу, заметив, что не хорошо, что Сусанина убивают на сцене; я объяснил его величеству, что не быв на пробе по болезни, я не мог знать, как распорядятся, а что по моей программе во время нападения поляков на Сусанина занавес должно сейчас опустить, смерть же Сусанина высказывается сиротою (приёмным сыном — Н.С.) в эпилоге. После императора благодарила меня императрица, а потом великие князья и в. княжны, находившиеся в театре. В скором времени я получил за оперу импраторский подарок: перстень в 4 000 руб. асс., он состоял из топаза, окружённого тремя рядами превосходнейших бриллиантов...Несмотря на блистательный успех, нашлисьзоилы; Фаддей Булгарин напечатал в «Северной пчеле» две длинные статьи в декабре 1836 и в генваре 1837. Эти статьи любопытны и ясно определяют степень невежества в музыке их автора. Некоторые из аристократов, говоря о моей опере, выразились с презрением: «Это кучерская музыка».

Рядом с этой фразой Глинка на полях своей рукописи приписал: «Это хорошо и даже верно, ибо кучера, по-моему, дельнее господ!» Кстати, первая фраза Сусанина в опере основана на цитате — песне лужского извозчика, которую он пел, подвозя композитора. Далее Глинка пишет о том, что опера шла с неизменным успехом «лучше и лучше» и что напечатанные в типографии сцены из оперы, которые пели дома любители музыки, раскупались мгновенно и номера не поспевали вовремя по требованию публики. Вот вам и неуспех.

Чествование Глинки произошло 13 декабря на завтраке в доме Всеволожского. В архиве Одоевского сохранился список приглашённых и список произнесённых тостов. Тогда же и был сочинён канон в честь Глинки. Четыре поэта написали по четверостишию, а музыку придумал Одоевский. Вот эти стихи:

Виельгорский: Пой в восторге русский хор
Вышла новая новинка.
Веселися Русь! Наш Глинка -
Уж не Глинка, а фарфор.
Вяземский: За прекрасную новинку
Славить будет глас молвы
Нашего Орфея Глинку
От Неглинной до невы.
Жуковский: В честь столь славныя новинки
Грянь труба и барабан!
Выпьем за здоровье Глинки
Мы глинтвейну стакан.
Пушкин: Слушая сию новинку,
Зависть, злобой омрачась,
Пусть скрежещет, но уж Глинку
Затоптать не может в грязь.

Очень важно помнить о том, что по сравнению с исторической достоверностью Глинка сделал ряд изменений, которые подчёркивали патриотическую идею оперы. Так, оперный Сусанин не разрешает дочери выходить замуж когда в стране безвременье и бесчинства врагов. На самом деле, дочь его была уже замужем и воспитывала сына. Приёмного сына у реального Сусанина не было. В опере же он воспитывает сироту Ваню. Это идея преемственности подвига Ивана Сусанина старика Иваном Сусаниным молодым. Так из поколения в поколение передаётся любовь к родине и воспитывается готовность к подвигу.

«Жизнь за царя» стала первой в мире оперой, ставшей образцом музыкальной эпической драматургии, для которой характерна героико-патриотическая идея, раскрываемая в хоровых сценах, которые, к тому же, обрамляют всё произведение; исторический сюжет и подробная и последовательная характеристика противоборствующих сил. В опере это 1 действие, раскрывающее образ русского народа, защищающего родину, и показывающее главных русских персонажей — Сусанина, его дочь Антониду и её жениха, ополченца Собинина. 2 действие характеризует врагов — поляков. Это бал во дворце короля Сигизмунда III, мечтающего посадить на русский трон своего сына королевича Владислава. Остроумна характеристика врагов — они лишь танцуют 4 танца: полонез, краковяк, вальс и мазурку. В начале XVII века ещё не существовало вальса, но Глинка исходит из психологии восприятия слушателей — что ж это за бал без вальса! Дифференцированных характеристик польских персонажей нет, есть лишь несколько реплик короля и гонца, рассказывающего о том, что очередной отряд разбит русскими. Кстати, композитор ничуть не пародирует польские танцы — танцы врагов. Ведь «музыку создаёт народ». Музыка «польского» акта роскошна!

Оперу венчает знаменитый хор «Славься».

Читайте продолжение через неделю.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: