ГлавнаяСтатьиВысоцкий и Влади: "скалолазы"
Опубликовано 3.12.2016 в 09:15, статья, раздел События
автор: ОК-журнал (Наталья Попова)
Показов: 1065

Высоцкий и Влади: "скалолазы"

Она каждый раз его вытаскивала из трещины, он – за ней тянулся из последней силы. 12-летний брак-восхождение Владимира Высоцкого и Марины Влади. Это была любовь.

«Колдунья» и «Гамлет»

Марина Полякова-Байдарова, дочь русских эмигрантов, с детства была причастна к миру искусства. Ее отец — Владимир Поляков-Байдаров — был знаком с Модильяни и Матиссом, играл в русских труппах во Франции, после его смерти Марина возьмет часть его имени как псевдоним. Мать — Милица Энвальд — балерина, танцевала в Парижской опере и Русском балете Монте-Карло.

Уже в 11 лет Марина сыграла свою первую роль в кино и сама решила свою судьбу: быть актрисой. Первая крупная роль в фильме «Колдунья» принесла 18-летней актрисе поистине мировую славу, фильм имел успех даже в СССР. Тогда, в 1957 году, на экране ее впервые увидел Высоцкий.

Высоцкий и Влади фото 5.jpg
Владимир Высоцкий в 1957 году — студент актерского отделения Школы-студии МХАТ, подающий большие надежды, талантливый, но неизвестный. Свою самую громкую роль в театре — Гамлета — он сыграет, уже будучи мужем Марины Влади.

Их первая встреча произошла 10 лет спустя. В 1967 году Влади была в очередной раз приглашена на ММКФ, кроме того она должна была встретиться с режиссером Сергеем Юткевичем, который пригласил Марину на роль возлюбленной Чехова Лики Мизиновой в свой фильм «Сюжет для небольшого рассказа».

Для советского времени ситуация не самая обычная, но французская актриса была на хорошем счету у КГБ: у нее были теплые отношения с итальянскими коммунистами от мира кино — Лукино Висконти и Тонино Гуэррой — и русские корни. Высоцкий — напротив, не диссидент, но «заноза в мягком месте» советской цензуры.

Во время этого очередного визита в СССР Влади привели на репетицию в Театр на Таганке, самый модный театр того времени. Марина описывала это в своей книге «Владимир, или Прерванный полет»: «Я приехала в Москву на фестиваль, и меня пригласили посмотреть репетицию «Пугачёва», пообещав, что я увижу одного из самых удивительных исполнителей — некоего Владимира Высоцкого.

Как и весь зал, я потрясена силой, отчаянием, необыкновенным голосом актёра. Он играет так, что остальные действующие лица постепенно растворяются в тени. Все, кто был в зале, аплодируют стоя. На выходе один из моих друзей приглашает меня поужинать с актёрами, исполнявшими главные роли в спектакле.

<…> наша небольшая компания устраивается за столиком. Наш приход вызывает оживлённое любопытство присутствующих. В СССР я пользуюсь совершенно неожиданной для меня известностью.

<…> краешком глаза я замечаю, что к нам направляется невысокий, плохо одетый молодой человек. Я мельком смотрю на него, и только светло-серые глаза на миг привлекают моё внимание. Но возгласы в зале заставляют меня прервать рассказ, и я поворачиваюсь к нему.

Он подходит, молча берет мою руку и долго не выпускает, потом целует её, садится напротив и уже больше не сводит с меня глаз. Его молчание не стесняет меня, мы смотрим друг на друга, как будто всегда были знакомы. Я знаю, что это — ты. Ты совершенно не похож на ревущего великана из спектакля, но в твоём взгляде чувствуется столько силы, что я заново переживаю все то, что испытала в театре. А вокруг уже возобновился разговор. Ты не ешь, не пьёшь — ты смотришь на меня».

Ужин проходил в ресторане ВТО (Всероссийского театрального общества) на улице Горького, ныне это «Галерея Актер» на Тверской. Остаток вечера компания провела в гостях у журналиста французской коммунистической газеты «Юманите» Макса Леона, который потом станет близким другом пары и одним из свидетелей на свадьбе Высоцкого и Влади.

«Люблю тебя сейчас, не тайно – напоказ»

Роман актеров развивался стремительно несмотря на то, что оба на тот момент состояли в отношениях. Высоцкий был женат на Людмиле Абрамовой, у них уже было двое сыновей. У Влади сыновей было трое, от двух предыдущих браков с актером Робером Оссейном (тот самый Жоффрей из французских фильмов про Анжелику) и с летчиком Жаном-Клодом Бруйе. И хотя Влади на тот момент была разведена, но крутила роман с румынским актером Кристе Авраму.

Второй раз они встретились через пару дней в баре гостиницы «Москва» и, по свидетельствам самой Влади, уже тогда Высоцкий пообещал сделать ее своей женой несмотря ни на что.

Высоцкий и Влади фото 7.jpg
Влади уехала из СССР и, казалось, не собиралась поддерживать роман с нищим русским актером, вернувшись к своему румынскому бойфренду. Но Высоцкий с характерным ему упрямством начал бомбардировать красавицу длинными письмами – которые сначала Марине читала мать (Влади не очень хорошо говорила по-русски в то время).

Вернулась она в 1968 году ради съемок в фильме Юткевича и вновь попала в «окружение»: Высоцкий всеми силами старался завоевать ее, быть постоянно на виду у возлюбленной и даже пропускал репетиции в театре ради нее.

Как рассказывали современники (точнее, современницы), ухаживать Высоцкий умел. Именно его галантность: вовремя подать пальто, приставить стул — производила впечатление на женщин. Причем сохранял он эту свою особенность даже в состоянии изрядного подпития. Кто-то из его друзей писал в своих воспоминаниях, что однажды после вечеринки, будучи уже сильно навеселе, Высоцкий остановил молоковоз и уговорил подвезти их с Мариной до гостиницы.

Их отношения становились все более серьезными, но если официальная жена актера Людмила Абрамова обо всем узнала последней, то тогдашняя любовница Высоцкого Татьяна Иваненко безуспешно пыталась отбить его у француженки.

В конце 1968 года Людмила Абрамова ушла от Высоцкого и пара подала на развод. При этом актер продолжал видеться с детьми, провожал их в школу и заботился о семье – даже купил для них квартиру в рассрочку. Абрамова и позже в интервью не высказывала обид Влади, считая, что проблем «Марина с Высоцким хлебнула побольше».

Высоцкий и Влади фото 4.jpg
Влади и Высоцкий поженились в декабре 1970 года. На скромной регистрации в столичном ЗАГСе было всего двое свидетелей: Всеволод Абдулов со стороны жениха и Макс Леон со стороны невесты. Никаких торжеств, никакого марша Мендельсона.

Даже последовавшее празднование в съемной квартире на Фрунзенской набережной было весьма сдержанным. Нарушил аскетичное начало брака Зураб Церетели, пригласивший молодоженов на медовый месяц в Грузию: вот уж где свадьба действительно пела и плясала.

«Ну, здравствуй, это я…»

Строчки из песни «Ноль семь» стали для многих олицетворением любви, преодолевающей расстояния и запреты. Вернувшись из поездки в Грузию, Влади немедленно отправилась в ОВИР, оформить для мужа разрешение на выезд из страны. В учреждении актрисе заявили, что вопрос «рассматривается» - это рассмотрение затем затянулось на два с половиной года.

Все это время Влади летала из Москвы в Париж и обратно, пытаясь заботиться о сыновьях, матери и муже. Последний доставлял все больше хлопот. О его пристрастии к алкоголю Марине было известно, но одно дело знать, другое – быть готовой к регулярной битве с болезнью. Они ссорились, она клялась не возвращаться к нему, но все же возвращалась. Настаивала на лечении, чем злила его еще больше.

«Телефон настойчиво звонит, я беру трубку и впервые слышу незнакомый голос, который временами заглушают стоны и крики: «Приезжайте сюда, надо его забрать». Ты лежишь на провалившемся диване и жалко морщишься. Пол уставлен бутылками и усеян окурками. Ты пытаешься подняться, ты протягиваешь ко мне руки. Я дрожу с головы до ног, я беру тебя в охапку и тащу домой…» - вспоминала Влади.

Несмотря на все сложности, начало 70-х — самый продуктивный период в жизни Высоцкого. Он играет Гамлета, начинает наконец записывать пластинки, ездит по СССР. Марина — его муза — дарит мужу дорогие подарки, например, машины. От автомобилей артист всегда был без ума и частенько гонял, однажды даже разбил «Рено», которую жена привезла ему из Парижа.

Высоцкий и Влади фото 3.jpg
В 1973 году Высоцкому наконец позволяют выехать из страны. Каждый раз артиста выпускают «со скрипом», боятся, что он станет невозвращенцем, но он каждый раз возвращается, удивляя КГБ.

***

18 июня 1980 года Высоцкий в последний раз вышел на сцену театра на Таганке. Уже во время того спектакля он чувствовал себя нехорошо. За кулисами постоянно дежурил врач, делал ему уколы обезболивающего. 27 июля он должен был выйти на сцену в последний раз в сезоне, а 29-го лететь в Париж к жене.

23 июля ему стало хуже, к нему домой приезжала бригада реаниматологов из института Склифосовского. 24 июля в квартире Высоцкого остался дежурить знакомый врач актера Анатолий Федотов. «Я был со смены – уставший, измотанный. Прилег и уснул – наверное, часа в три.

Проснулся от какой-то зловещей тишины – как будто меня кто-то дернул. И к Володе! Зрачки расширены, реакции на свет нет. Я давай дышать, а губы уже холодные. Поздно. Между тремя и половиной пятого утра наступила остановка сердца на фоне инфаркта», - рассказывал Федотов.

Марина Влади в это время была во Франции, об этом страшном дне она позже напишет: «В четыре часа утра двадцать пятого июля я просыпаюсь в поту, зажигаю свет, сажусь на кровати. На подушке — красный след, я раздавила огромного комара. Я не отрываясь смотрю на подушку — меня словно заколдовало это яркое пятно. Проходит довольно много времени, и, когда звонит телефон, я знаю, что услышу не твой голос. «Володя умер».

Высоцкий и Влади фото 2.jpg
Рассказывала Наталья Попова, журнал "Апрель" - http://april-knows.ru/articles/vysotskiy_i_vladi_skalolazy/

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: