ГлавнаяСтатьиНовгородцы смогут прикоснуться к бриллиантам коллекции Ван Гога
Опубликовано 29.11.2016 в 12:15, статья, раздел , рубрика
автор: ОК-журнал (Василий Киноведов)
Показов: 378

Новгородцы смогут прикоснуться к бриллиантам коллекции Ван Гога

Музей Ван Гога в Амстердаме открывает свои двери и коридоры для беспрецедентного доступа ко всем бриллиантам своей коллекции. 30 ноября в 19:40, только в Кинотеатре НОВГОРОД пройдёт показ фильма-выставки "ВИНСЕНТ ВАН ГОГ. НОВЫЙ ВЗГЛЯД"


Подготовленный в сотрудничестве с кураторами музея к 125-летию со дня смерти одного из самых влиятельных художников, этот фильм заново представит публике богатейшую коллекцию работ признанного гения кисти, предложит интерпретации ведущих искусствоведов мира, а также расскажет о новейших исследованиях творчества великого живописца, проведённых сотрудниками Музея Ван Гога.

Хотя творчество нидерландского художника хорошо изучено, и любой почитатель импрессионистов знает трагическую историю Ван Гога, авторам фильма удается раскрыть неизвестные ранее детали создания знаменитых полотен, погрузив зрителя в бурлящую жизнь живописцев второй половины девятнадцатого века – времени, когда зарождались художественные течения, давшие начало новому витку развития живописи в двадцатом веке.

В нашу эпоху социальных медиа, когда детали и технологии художественных процессов становятся все прозрачнее – и доступнее постороннему взгляду – значение и актуальность мифа Ван Гога только возрастает. Действительно, мало кто из художников оставил после себя столь исчерпывающий «бумажный след» – более 800 писем (три четверти из которых были написаны Винсентом своему брату, конфиденту и благодетелю Тео Ван Гогу), дающих полное представление о всех сторонах артистической, личной и бытовой жизни живописца. Кроме того, сама судьба Винсента – юношеские метания между карьерами арт-дилера и евангелиста, позднее прозрение на предмет собственного призвания, попытка построить семейную жизнь с проституткой Син, хрестоматийно богемные парижские годы, удивительный творческий взрыв последних лет, безумие, отрезанное ухо и, наконец, самоубийство – вся эта стопроцентно голливудская история настолько перенасыщена драмой, что «человеческое измерение» Ван Гога всегда будет интересовать людей в не меньшей степени, чем его полотна.

Именно поэтому кинематограф подарил нам, как минимум, три выдающиеся картины о Ван Гоге: «Жажду жизни» (Lust for Life, 1958), снятую тезкой художника, режиссером Винсенте Минелли, с Кирком Дугласом в главной роли; «Винсента и Тео» (Vincent & Theo, 1990) Роберта Олтмена (с Тимом Ротом в роли художника) и «Ван Гога» (Van Gogh, 1991) Мориса Пиала, за роль в котором Жак Дютронк получил своего «Сезара» (также можно вспомнить, что на заре карьеры Ален Рене получил «Оскара» в номинации «лучший короткометражный документальный фильм» за своего 20-минутного «Ван Гога» 1948 года). И именно поэтому руководство амстердамского Музея Ван Гога решилось в прошлом году на серьезный поступок – переосмыслить сам принцип расположения своей постоянной экспозиции, придать ей как можно более «биографический» характер, заодно попытавшись вставить личность, карьеру и творчество Ван Гога в максимальное количество исторических контекстов, связанных с семьей, артистическим становлением и окружением художника.

Режиссер Дэвид Бикерстафф и продюсер Фил Грабски, снявшие свой очередной фильм в рамках проекта «Фильмы-выставки», попытались отследить логику, двигавшую кураторами музея в воплощении новой идеи экспозиции, и заодно пролить новый свет на некоторые реперные точки вангоговского мифа. Например, зрителю предлагается переосмыслить популярную идею прижизненной непризнанности Ван Гога в контексте его собственной жизнестроительной программы, в которой протестантское, по своей сути, мировоззрение, отрицавшее всякое стремление к славе, сочеталось с предельным артистическим максимализмом, не знавшим компромисса. Анализируя же внутренние устремления и Ван Гога в связи с недолгим эпизодом совместного проживания с Син и ее детьми, старший научный сотрудник музея Луис ван Тилборг призывает поразмыслить над сакраментальным вопросом: обладал ли Винсент подлинной способностью любить – или вся его личная жизнь полностью вписывалась в тщательно сконструированный самим художником симулякр «проживания артистической биографии»?

В свою очередь, привлеченный Грабски «эксперт со стороны» – в данном случае, шотландский художник Лаклан Гуди – высказывает любопытные идеи относительно истинного смысла автопортретов художника, а правнук Тео – один из советников музея В. Виллем Ван Гог – делится животрепещущими подробностями ранних стадий зарождения вангоговского мифа. Как всегда в фильмах-выставках, прогулки по музею и интервью с кураторами чередуются с художественными вставками, в данном случае выполненными, скорее, в жанре видеопортретов а-ля Роберт Уилсон, где в роли «живой скульптуры» самого Ван Гога выступает британский театральный актер Джейми де Корси, известный также по «Аббатству Даунтон» (Downton Abbey, 2010) и «Гонке» (Rush, 2013) Рона Ховарда; а письма художника читает голландский актер Йохум тен Хаф, снимавшийся у Гринуэя в «Ночном дозоре» (Nightwatching, 2007). Таким образом, заявленный в названии фильма «новый взгляд» на наследие Ван Гога (заодно проявившийся в трех разных, но одинаково незнакомых русскому уху способах произнесения фамилии художника!), можно считать если не полностью откалиброванным, то, как минимум, инспирированным.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: