ГлавнаяСтатьи"ИНТЕРЗОО-96": из Словакии в Венгрию
Опубликовано 26.11.2016 в 08:15, статья, раздел , рубрика
автор: Андрей Коткин
Показов: 476

"ИНТЕРЗОО-96": из Словакии в Венгрию

ГРАНИЦА №4

Оставив свой третий велосипед в чешском Годонине, посчитал я за лишнее покупать четвёртый. На пути пробега «ИНТЕРЗОО-96» оставалось всего три города, и этот, завершающий, этап я вполне могу проделать обычными видами транспорта. Деньги на билеты есть, да и домой ведь велосипедом ехать я совсем не собирался. И небо уже полноценно дышало осенью: 30 августа, как-никак.

Когда директор Годонинского зоопарка Мирослав Фрайс привёз меня на местный автовокзал, посадка в автобус до Братиславы уже была объявлена. Отдал я в кассу 55 крон за билет, уложил вещи в багажник, и мы обнялись на прощание.

Граница со Словакией оказалась рядом: чуть-чуть проехали, и вот она. Но тут вышла заминка. У всех пассажиров документы посмотрели и тут же вернули: все свои, местные, чехи и словаки. Один я иностранец. Более того — въездного штампа в паспорте нет! На границе после Германии чешский пограничник мне его элементарно не поставил: «Русский? А, проезжай, не задерживай!».

Ну, думаю, приехал. Станция Вылезайка. Потянут сейчас разбираться, сколько времени потеряю… Автобус, конечно, уедет без меня, а в Братиславе встречать должны. Но нет, на удивление даже из салона не попросили. Взяли документ и унесли на «штамповку». Минуты текли одна за другой, но все пассажиры ждали терпеливо и молча. Ни один не возмутился. Да и пограничник, надо признать, оперативно обернулся. И еще под козырёк взял, возвращая паспорт.

Через полтора часа я был уже в Братиславе.

СЮРПРИЗ В МЕШКЕ

В дирекции Братиславского зоопарка — прямо в коридоре напротив отведенной для меня гостевой комнаты — стояли два больших застеклённых террариума. Под лампами в них грелись два трёх-с-половиной-метроворостых тигровых питона.

— Отличные экземпляры, — заметил я директрисе Милославе Шавеловой. — Но отчего они сидят здесь, а не в террариумном павильоне?

И вот что выяснилось.

В конце зимы в зоопарк позвонили. Слегка встревоженный голос просил кого-нибудь приехать и забрать лежащий на улице мешок, в котором находятся большие змеи. Это и были питоны. По словам пани Милославы, вид они имели страшный, тощие — кожа да кости. Так рептилии оказались в коридоре дирекции: здесь было удобнее обеспечить страдальцам полноценный уход и спокойную обстановку. За полгода змеи отъелись, стали бодрыми и активными, и теперь их готовили к отправке в павильон. В таком виде питонов уже можно демонстрировать посетителям.

С детства я знал, что террариумистика очень популярна в Чехословакии, и уровень этого увлечения тут очень высок. Но не до такой же степени, чтобы выбрасывать зрелых питонов на улицу, да еще и зимой… Это, признаюсь, оказалось для меня сюрпризом. И весьма неприятным.

Братиславский зоопарк раскинулся на холме. Слева - в белом двухэтажном здании находится дирекция. Справа - белый носорог проживает в верхней части зоопарка.

ЧЕЛЮСТИ

Захотелось сфотографировать пятнистую гиену в зоопарке Братиславы. А она, как назло, спала. Почмокал я губами — гиена проснулась, голову подняла и… в два счёта у сетки вольера очутилась. Принюхалась к нарушителю её покоя, а потом вдруг шеей к металлической сетке прижалась. Мол, раз вкусного не принёс, так хоть почеши меня!

Я эту шею сначала осторожно пальцем тронул, а потому уже уверенно чесать принялся.. Зверь глаза закатил от удовольствия, млеет, а я глаз с гиеновых челюстей не спускаю. Они давление в 20 тысяч атмосфер развивают, кости бегемота разгрызают, а уж палец-то оттяпают без малейшего напряга.

В Опольском зоопарке я рыси бок почёсывал, во Франкфурте-на-Майне дикую свинью бабируссу повезло чесать за ухом, теперь вот гиенка… Так мы с ней долго ещё общались. Снимка, правда, я так и не сделал, но зато впечатление какое!

Пятнистую гиену я не снял, а вот эту полосатую — как видите. Только она поленилась даже взглянуть на меня...

БЕГЛЕЦ

Моё пребывание в зоопарке словацкой столицы подошло к концу. С утра не торопясь уложил я багаж, ещё раз обошёл хорошо теперь знакомые загоны, вольеры и клетки. Пани Шавелова разлила — «на добрую дорогу» — остатки откупоренной в день моего приезда «Спишской боровички». До поезда на Будапешт оставался час.

Ожидая машины до вокзала, я вдруг увидел в окно степенно вышагивающего по лужайке марабу. Этих крупных африканских аистов англичане называют «адъютантами» — может, за способность часами неподвижно стоять на месте, а вероятнее всего, за привычку неустанно сопровождать крупных обитателей саванны, вспугивающих в высокой траве насекомых, лягушек и прочую аистиную пищу. Гм, странно, что это он разгулялся за пределами своего выгула?

Разрешить мои сомнения мог заместитель директора по зоочасти Франтишек Шроуфек. Не успел я дойти до его кабинета, как он собственной персоной выскочил оттуда, разводя руками и сердито бормоча себе под нос: сбежал марабу, оказывается!

Марабу можно содержать в открытых загонах и даже с другими африканскими животными, но во избежание побега маховые перья на одном из крыльев нужно регулярно подстригать.

Хлопнув дверцей «Шкоды», пан Шроуфек умчался на поиски не отвечающих по телефону сотрудников. А я постарался придать своему лицу самое равнодушное выражение и принялся поедать спелую ежевику на краю лужайки, осторожно косясь на беглеца. Тот поначалу затаился в тени деревьев, но, увидев, что я веду себя беспечно и не враждебно, вышел и попытался уйти прочь. Я тут же сменил позицию, избегая прямого взгляда на птицу, чем заставил её отступить обратно. Так мы «игрались» минут семь, пока не появились запыхавшиеся «ловцы».

Впятером против одного — «адъютанту» показалось, что это уже слишком. И он устремился вниз по склону, ускоряя ход. Попытка отрезать ему путь оказалась жалкой: марабу просто развернул огромные крылья и спланировал мимо дирекции к клеткам шимпанзе.

Обезьяны возбуждённо заухали и прилипли к решетке, обрадованные неожиданным развлечением. Преследователи отчаянно работали ногами, и казалось, что пернатому беглецу уже не уйти. Но тут ему надоели догонялки, африканец легко взмахнул крылами, и они перенесли его через забор зоопарка…

По дороге на вокзал и без того вечно мрачный пан Шроуфек был еще мрачнее обычного. Разумеется, марабу за пределы Братиславы не улетит. Но легко можно было представить, какую накачку получит служитель, прозевавший момент, когда отросли подрезанные перья на крыле дорогой птицы…

На аллее Братиславского зоопарка: возле клеток с обезьянами.

ГРАНИЦА №5

Как уже написал выше, в Венгрию из Словакии я отправился поездом. Конечно, нормальный транспорт гораздо быстрее двухколёсного, слов нет, зато нет и романтики. А без этого ощущение путешествия становится гораздо преснее. И отношение к тебе на границе — тоже.

Формально никаких документов, кроме загранпаспорта, для въезда в Венгрию россиянину 20 лет назад не требовалось. Но я был рад, что запасся официальным приглашением из будапештского зоопарка: покрутив его так и сяк, пограничник не нашел причин отказать мне во въезде. Однако вещи посмотрел, полюбопытствовал и о количестве денег — а вдруг я нищий? Всё было в порядке, но что-то мешало молодому человеку в форме просто так оставить меня в покое.

В купе заглянул его коллега-таможенник. Они обменялись фразами по-венгерски, и пограничник уточнил:

— Так, значит, вы по зоопаркам ездили? Неужели никакую зверушку в рюкзак не запихнули?

Хорошие в Венгрии пограничники. Бдительные.

Не обнаружив в багаже русского путешественника никакого криминала, они вежливо откозыряли и покинули купе.

И вот я в Будапеште. В конечном пункте моего путешествия. Которое на тот момент длилось уже 94-й день.

Но до того как поведать вам о венгерских впечатлениях, не могу умолчать о любопытной детали.

Билет от Братиславы до Будапешта обошелся мне в 13 долларов, снятых кассиром за счет моих дорожных чеков «Кук и сыновья». В 65 тысяч тогдашних раздутых российских рублей. Иными словами, почти даром. Притом, во-первых, я мог поехать по нему в любой день до 1 октября, то есть, когда мне будет удобно в течение целого месяца! Во-вторых, мог садиться в любой вагон своего класса и на любое свободное место (впрочем, в Европе это в порядке вещей было и есть). И в-третьих: билет мой был «туда-обратно». А если бы я ехал только «туда», пришлось бы платить вдвое дороже. Чудно? В какой-то степени — да, но таким образом словацкие железнодорожники пытались стимулировать пассажиров больше ездить. И эта замечательная акция длилась не день, не пару часов, а целых два месяца…

Я, понятно, ехать обратно не собирался, но это никого не волновало. Фамилию мою на билете не проставляли, в паспорт при продаже не заглядывали, и платил я (будучи иностранцем) повсеместно за границей столько же, сколько и тамошние граждане. Ни одна страна не хотела поднажиться за мой счёт!

Поезд из Братиславы на вокзале Будапешта.

И вот эта-то уравненность в правах (хотя и частичная, но очень существенная для кошелька) с местным населением стала одним из самых приятных моих впечатлений за границей. Полагаю, многие со мной согласятся — а всех и не нужно, — что отдыхать от постылой дури удовольствие намного выше среднего.

Фото автора и из открытых источников в сети Интернет.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: