ГлавнаяСтатьиПосвящение от будетлян Председателю земного шара
Опубликовано 9.11.2016 в 11:16, статья, раздел Слово
автор: Григорий Князев
Показов: 330

Посвящение от будетлян Председателю земного шара

Когда умирают кони — дышат,

Когда умирают травы — сохнут,

Когда умирают солнца — они гаснут,

Когда умирают люди — поют песни.

[1913]

К 131-й годовщине Велимира Хлебникова.

Велимир (настоящее имя – Виктор Владимирович) Хлебников родился 28 октября (9 ноября) 1885 года в селе Тундутово, близ Астрахани в семье ученого-естественника – и трагически скончался 28 июня 1922 года в деревне Саталово Новгородской губернии, где, тяжело заболев в дороге, не смог получить необходимой медицинской помощи.

Между этими формальными датами рождения и смерти человека-поэта пролегла короткая (неполные тридцать семь лет), но, тем не менее, исключительно богатая внутренняя жизнь и судьба яркой, талантливой, неординарной личности, которую мы знаем только внешне, только косвенно, восстанавливая образ поэта на основе достаточно скупых биографических данных и, конечно же, глядя сквозь призму его во многом экспериментальных стихов.

Велимир Хлебников относится к тому ряду или роду поэтов, чье творчество и чью личность одни обожают и считают гениальными, а другие, с более традиционными вкусами, пристрастиями и взглядами на искусство, не понимают – и поэтому не принимают. Как бы то ни было, при жизни поэт не был признан широкими кругами читателей, оставаясь высоко чтимым горсткой ценителей-поклонников. Вероятно, этому немало способствовал постоянно шедший в стихах Хлебникова активнейший поиск новых языковых форм (сначала – на почве родственных славянских языков, затем – при помощи «звездного», а также заумного языка, непрерывно творимого самим поэтом). Кроме того, Хлебников уповал на некие утопические формы организации общественной жизни, связанные, по его мнению, с формированием поэтами и вообще творческими людьми всей Земли некоего утопического «Государства времени», в котором они могли бы жить автономно, – в противовес вечно воюющим между собой традиционным «государствам пространства»! Вот почему Хлебников, имевший хорошие математические способности и заранее предсказавший обе революции 1917 года, был полушутя-полувсерьез избран ближайшим кругом друзей-футуристов «королем поэтов» и «Председателем земного шара»!

И хотя при таких поисках легко впасть в бред и даже сойти с ума, стихи Велимира Хлебникова, – во время Первой мировой войны прикидывавшегося сумасшедшим, чтобы не воевать, – на мой взгляд, хоть и очень странные, крайне необычные на вид, но они совершенно точно не являются ни бессмысленным бредом сумасшедшего, ни бездарным бумагомаранием графомана!

Предлагаю вниманию тех, кому интересны первые пробы поэзии русского авангарда, тех, чей слух чуток к поэтической речи в любых формах ее выражения, все-таки наиболее понятные стихи Велимира Хлебникова. Как говорится, имеющий уши – да услышит! В составленную мной небольшую подборку вошли стихи как из школьной программы, так и менее известные произведения этого удивительного поэта, отчаянно пытавшегося освободиться из оков языковых форм (как за столетие до него, и при этом неизмеримо более успешно, обновил – и тем самым оживил – наш язык Пушкин, некогда «сброшенный» теми же футуристами «с парохода современности»):

К У З Н Е Ч И К

Крылышкуя золотописьмом

Тончайших жил,

Кузнечик в кузов пуза уложил

Прибрежных много трав и вер*.

"Пинь, пинь, пинь!" - тарарахнул зинзивер**.

О, лебедиво!

О, озари!

1908 или 1909

* * *

Бобэоби пелись губы,

Вээоми пелись взоры,

Пиээо пелись брови,

Лиэээй - пелся облик,

Гзи-гзи-гзэо пелась цепь.

Так на холсте каких-то соответствий

Вне протяжения жило Лицо.

* * *

Нам много ль надо?

Нет: ломоть хлеба,

С ним каплю молока.

А солью будет небо,

И эти облака!

* * *

Сегодня снова я пойду

Туда, на жизнь, на торг, на рынок,

И войско песен поведу

С прибоем рынка в поединок!

[1914]

* * *

Весны пословицы и скороговорки

По книгам зимним проползли.

Глазами синими увидел зоркий

Записки стыдесной земли.

Сквозь полет золотистого мячика

Прямо в сеть тополёвых тенет

В эти дни золотая мать-мачеха

Золотой черепашкой ползет.

[1919]

* * *

Где волк воскликнул кровью:

«Эй! Я юноши тело ем»,

Там скажет мать: «Дала сынов я» –

Мы, старцы, рассудим, что делаем.

Правда, что юноши стали дешевле?

Дешевле земли, бочки воды и телеги углей?

Ты, женщина в белом, косящая стебли,

Мышцами смуглая, в работе наглей!

«Мертвые юноши! Мертвые юноши!» –

По площадям плещется стон городов.

Не так ли разносчик сорок и дроздов, –

Их перья на шляпу свою нашей, –

Кто книжечку издал: «Песни последних оленей», –

Висит, продетый кольцом за колени,

Рядом с серебряной шкуркою зайца,

Там, где сметана, мясо и яйца.

Падают Брянские***, растут у Манташева****,

Нет уже юноши, нет уже нашего

Черноглазого короля беседы за ужином.

Поймите, он дорог, поймите, он нужен нам!

[1915]

* * *

Свобода приходит нагая,

Бросая на сердце цветы,

И мы. С нею в ногу шагая,

Беседуем с небом на «ты».

Мы, воины, строго ударим,

Рукой по суровым щитам:

Да будет народ государем

Всегда, навсегда, здесь и там!

Пусть девы споют у оконца,

Меж песен о древнем походе,

О верноподданном Солнца –

Самодержавном народе.

12 апреля 1917

* * *

Мне спойте про девушек чистых,

Сих спорщиц с черемухой-деревом,

Про юношей стройно-плечистых:

Есть среди вас они - знаю и верю вам.

* * *

Вечер. Тени.

Сени. Лени.

Мы сидели, вечер пья.

В каждом глазе - бег оленя

В каждом взоре - лет копья.

И когда на закате кипела вселенская ярь,

Из лавчонки вылетел мальчонка,

Провожаемый возгласом:"Жарь!"

И скорее справа, чем правый,

Я был более слово, чем слева.

* * *

Где прободают тополя жесть

Осени тусклого паяца,

Где исчезает с неба тяжесть

И вас заставила смеяться,

Где под собранием овинов

Гудит равнинная земля,

Чтобы доходы счел Мордвинов,

Докладу верного внемля,

Где заезжий гость лягает пяткой,

Увы, несчастного в любви соперника,

Где тех и тех спасают прятки

От света серника,

Где под покровительством Януси

Живут индейки, куры, гуси,

Вы под заботами природы-тети

Здесь, тихоглазая, цветете.

* * *

Годы, люди и народы

Убегают навсегда,

Как текучая вода.

В гибком зеркале природы

Звезды - невод, рыбы - мы,

Боги - призраки у тьмы.

П Т И Ч К А В К Л Е Т К Е

О чем поешь ты, птичка в клетке?

О том ли, как попалась в сетку?

Как гнездышко ты вила?

Как тебя с подружкой клетка разлучила?

Или о счастии твоем

В милом гнездышке своем?

Или как мушек ты ловила

И их деткам носила?

О свободе ли, лесах,

О высоких ли холмах,

О лугах ли зеленых,

О полях ли просторных?

Скучно бедняжке на жердочке сидеть

И из оконца на солце глядеть.

В солнечные дни ты купаешься,

Песней чудной заливаешься,

Старое вспоминаешь,

Свое горе забываешь,

Семечки клюешь,

Жадно водичку пьешь.

* * *

Из мешка

На пол рассыпались вещи.

И я думаю,

Что мир -

Только усмешка,

Что теплится

На устах повешенного.

О Т К А З

Мне гораздо приятнее

Смотреть на звезды,

Чем подписывать смерный приговор.

Мне гораздо приятнее слушать голоса цветов,

Когда я прохожу по саду,

Чем видеть ружья,

Убивающие тех, кто хочет

Меня убить.

Вот почему я никогда,

Никогда

Не буду правителем!

* * *

Я победил: теперь вести

Народы серые я буду,

В ресницах вера заблести,

Вера, помощница чуду.

Куда? отвечу без торговли:

Из той осоки, чем я выше,

Народ, как дом, лишенный кровли,

Воздвигнет стены в меру крыши.

* * *

Когда над полем зеленеет

Стеклянный вечер, след зари,

И небо, бледное вдали,

Вблизи задумчиво синеет,

Когда широкая зола

Угасшего кострища

Над входом в звездное кладбище

Огня ворота возвела,

Тогда на белую свечу,

Мчась по текучему лучу,

Летит без воли мотылек.

Он грудью пламени коснется,

В волне огнистой окунется,

Гляди, гляди, и мертвый лег.

* * *

Ни хрупкие тени Японии,

Ни вы, сладкозвучные Индии дщери,

Не могут звучать похороннее,

Чем речи последней вечери.

Пред смертью жизнь мелькает снова,

Но очень скоро и иначе.

И это правило – основа

Для пляски смерти и удачи.

* * *

Гуляет ветреный кистень

По золотому войску нив.

Что было утро, стало день.

Блажен, кто утром был ленив.

* * *

Еще раз, еще раз.

Я для вас

Звезда.

Горе моряку, взявшему

Неверный угол своей ладьи

И звезды:

Он разобьется о камни,

О подводные мели.

Горе и вам. Взявшим

Неверный угол сердца ко мне:

Вы разобьетесь о камни

И камни будут надсмехаться

Над вами,

Как вы надсмехались

Надо мной.

* В е р – камыш.

* * З и н з и в е р – маленькая птичка, живущая у реки.

(Примеч. Хлебникова)

* * * «Падают Брянские» – здесь имеются в виду акции брянских военных заводов.

* * * * «Растут у Манташева» – акции бакинской нефтепромышленной компании Манташева.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: