ГлавнаяСтатьиРезко континентальный рок группы "СЛОТ"
Опубликовано 7.11.2016 в 09:53, статья, раздел Звук
автор: ОК-журнал
Показов: 2854

Резко континентальный рок группы "СЛОТ"

5 ноября в LED Concert Hall объявили сильнейшее штормовое предупреждение мощностью в 7 баллов, ведь в Великом Новгороде прошла концертная презентация долгожданного альбома группы «СЛОТ» под названием «SEPTIMA». За полчаса до начала жаркого вечера журналу «Область культуры» удалось побеседовать с вокалистами группы «СЛОТ» — Игорем «Кэшем» Лобановым и Дарией «Нуки» Ставрович о проекте «Голос», музыкальном климате в стране и о геометрических татуировках.

— Чем порадуете нас сегодня на концерте? Может быть, сюрпризы будут?

Игорь «Кэш» Лобанов: Сегодня будет концерт номер два в Великом Новгороде, а первый был десять лет назад, простите. Это уже радость — мы приехали к вам. Хотя мы и ездим с презентацией альбома «SEPTIMA», в вашем городе неважно, что играть. Ведь за это время мы выпустили пять альбомов.

— Получается, для нас все новье будет...

Кэш: Нет, ну и старье мы сыграем.

— Вчера в Петербурге вы сыграли большой концерт в честь десятилетия альбома «Две войны», почему к нему такое внимание?

Кэш: Тогда к нам пришла Нуки, и альбом был перезаписан. Он хорошо «стрельнул», тогда было, где «стрелять» — в плане телеканала A-one.

Дария «Нуки» Ставрович: И первый тур группы состоялся в поддержку этого альбома.

— А сейчас есть, где «стрельнуть»?

Кэш: Мы всегда были сами с усами. Про нас что говорить? Это, получается, надо про молодых говорить, им негде «стрелять». Я говорю о современном увесистом роке. Куда им идти? Лейблы не работают, в принципе, масс-медиа — куда группу могут взять? На «Наше ТВ», если только.

— А как вы оцениваете современную молодую музыкальную индустрию?

Кэш: Оцениваем хорошо.

Нуки: Есть определенного рода всплески.

Кэш: На то же «Наше ТВ» мы приходим как жюри. Показывают пять клипов, и мы их комментируем. Приличный уровень. Молодцы все, просто им некуда это деть. Я два дня вел фестиваль «Движение», было групп 30-40. Я вообще радовался, уровень отличный. Просто поутру никого перед сценой, но к вечеру все хорошо.

— Вы работаете на международную аудиторию, сотрудничество идет...

Нуки: Оно уже не идет.

Кэш: Нет, мы попробовали и не продолжили.

— Я к чему клоню? Музыкальная индустрия в России — вещь в себе или часть сообщающихся сосудов с англо- франкоязычной и другой индустрией?

Кэш: Вещь не в себе.

Нуки: Почему же? Есть группы типа «Арконы», которые имеют свое звучание, ездят за границу, фестивалят и гастролят, молодцы. Но чтобы это был мощный уровень, нужны бабки, поддержка от страны, наверное. Как в свое время был «Парк Горького» с матрешками, сувенирами на вынос.

— Вас видят на федеральном телеканале. Многие, наверное, спрашивали про проект «Голос». Что он для вас дает? Может быть, вы стереотипы какие-то разрушили?

Нуки: Да у меня не было никаких стереотипов. Я никак не относилась к федеральному телевидению, оно не относилось ко мне. Поэтому я ничего не ожидала. Единственное, меня несколько поразило, насколько до сих пор влияние телевизора высоко на наш народ. Казалось бы, настала эпоха интернета, но телевидение — определённая магия, которая сильно влияет на сознание. Удивительно, насколько наш народ зависим от зомби-ящика.

— Вы это поняли по откликам на ваше участие в проекте «Голос»?

Нуки: Да, даже те, кто ходят на наши концерты, знают, кто мы такие, посмотрели на меня по ящику и освежили свое восприятие.

— В лучшую сторону?

Нуки: Как ни странно, да. Хотя они все такие альтернативщики: «Верни мне мой 2007...» И должны презирать всё это. Но нет! Всё наоборот — они воодушивились.

Кэш: Мне кажется, нашему рок-слушателю надо против чего-то бороться. А тут им кажется, типа рок-музыкантша борется против попсы.

Нуки: Да ну, не думаю, что это так воспринимают. Это может восприниматься ещё и как «продались, твари», пошли расширять аудиторию. Но и так тоже не воспринимается (смеётся).

Кэш: На самом деле, всё было убедительно и настолько хорошо, что и возразить никому нечего.

— Ваш взгляд на противостояние «рок против попсы», все-таки рок-музыка — это направление поп-музыки. В чем причина? Может быть, это желание реализовать протест?

Кэш: Нашему слушателю хочется как-то протестовать и что-то защищать. Принадлежать к какой-то касте.

Нуки: У нас контрастный климат в стране и восприятие контрастное. Да, кстати, влияет климат в стране.

Кэш: Как это называется, резко континентальный.

Нуки: На севере брутальные направления какие-то слушают, играют и любят, в жарких странах музыка повеселее и пободрее. А у нас может существовать и то, и другое, но редко когда человек по своему духу мультимузыкальный.

— У вас даже клип на эту тему вышел «Мочит как хочет».

Кэш: У нас на эту тему все творчество. Я там даже увидел политическое высказывание в некотором роде.

Кэш: Да ты что! Ну-ка...

— Ну именно в видеоряде. Все-таки посыл такой, что надо быть собой...

Кэш: Ну, надо быть собой, но политика-то где?

Нуки: Ну ты имеешь ввиду, момент, где серая масса. Чтобы преподнести емко, надо убрать полутона.

Кэш: Политики там никакой нет. Если ты не хочешь быть серой массой, делай, что хочешь. Если хочешь быть серой массой, будь ею.

Нуки: Глубокая мысль...

Кэш: Просто название песни говорит обо всем. Если ты хочешь увидеть в ней что-то политическое — мочи, увидь это.

— У вас название каждого альбома олицетворяет его порядковый номер. Вот уже седьмой альбом — SEPTIMA. И в одном из интервью вы сказали, что ненавидите число восемь. Значит ли, что будет сразу альбом номер девять?

Нуки: Он не любит, я люблю...

Кэш: Ну я очень расстроился, когда узнал, что Джона Леннона убили 8 декабря. Это было давно совсем, как-то я с этим живу. Неважно. Народ ждет, что альбом будет называться бесконечность, и увидит перевернутую восьмерку... На самом деле нам уже надоело это.

— У вас история была как раз с нападением на Дарию, эта тема не является у вас табу [имеется ввиду случай в 2014 году: в Санкт-Петербурге перед автограф-сессией сумасшедший поклонник ударил Дарию Ставрович ножом в шею]?

Нуки: Нет.

— Изменился ли ваш подход к обеспечению безопасности?

Кэш: Кто из вас здесь охранник?

Нуки: Видимо, наш директор иногда высказывается по этому поводу, а там кто как хочет, так и поступает. Была вчера забавная ситуация после автограф-сессии. Мы не успевали поесть перед концертом. Нам надо было срочно в столовую зайти, что-нибудь выбрать, быстро поесть и побежать. Нас омоновцы вели в плотном кольце до ближайшей столовки. Это было эпично.

— Будете ли вы как-то совершенствовать свой облик. Есть планы законченного образа?

Нуки: Кэш начал биться [набивать татуировки]. Это крупный мазок — он всю жизнь ходил чистеньким, беленьким. А теперь пошёл во все тяжкие.

Кэш: Да, у меня забита рука. Хочу забить обе руки целиком.

— С чем связано это решение?

Кэш: Я себе надоел. Я не хотел забиваться, но Нуки показала мне в городе Томске орнаментальные татуировки.

Нуки: Он просто думал, что до сих пор в моде розы, черепа и волки.

Кэш: Она мне показала геометрию, я сказал «О, вот это прикольно». Меня устраивает, что на мне нет смысловой нагрузки. Хотя одна есть [показывает «рукав» с шестигранными слотами и одним большим с символом «киберпацифик» — эмблемой группы «СЛОТ»].

— У нас фотограф рвался спросить про наш город...

Кэш: Но ему нельзя, ха-ха, фотограф должен фотографировать.

— Я спрошу. Вы во второй раз в нашем городе и, вообще, удается приехать, выйти и погулять? Или надо работать, работать и работать?

Кэш: Сегодня — нет. И уедем мы очень быстро. Иногда что-то мы видим. Раньше регулярно я выходил гулять, потому что писал отчеты на нашем сайте о каждом городе. Потом это закончилось. Поэтому никакого визуально-тактильного представления о вашем городе пока нет. Недавно директор «Арии» в соцсетях вывесила видео «А вот там мы видим города», там все мелькает так — тррррр — промелькнули города за окном автобуса. А бывает так, приезжаешь в город зимой. Темно, серо, окна, допустим, у автобуса, грязные. Просто заходишь в другие двери. Из клуба вышел — вокзал. Но, наверное, у вас есть что посмотреть. Все-таки первая столица Руси.

— Сейчас удается общаться с людьми в соцсетях?

Кэш: Общаемся по возможности. Автограф-сессию нельзя, например, назвать общением. Это поток. В соцсетях мы общаемся. Нереально, конечно, поговорить с каждым.

Нуки: у нас есть сложившийся круг людей, которые притянулись и остались, причем из разных городов.

Кэш: некоторые вообще в друзей превратились.

— У нас не будет автограф-сессии?

Кэш: Нет, у нас оперативный концерт, который начинается аж в 18:30. Потом на поезд. Логистика такая. Хотя мы хотели бы и автограф-сессию, и чтобы концерт начинался попозже.

— Бывает время на отдых и свои дела?

Кэш: Иногда надо уметь отдохнуть в то время, которое тебе дали — в отеле, в автобусе.

— И что вы обычно делаете?

Кэш: Спим. Это важнейший отдых, важнее еды.

— В одном интервью вы говорили, что не любите выражение «убивать время», потому что даже если человек ничего не делает, он что-то делает.

Кэш: У кого же была фраза? Ни одна жена художника не поймет, что он работает, когда он смотрит в окно.

Фото: Алексей Зверев и Александр Ермолаев.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: