ГлавнаяСтатьиПарикмахерская или...
Опубликовано 6.11.2016 в 08:15, статья, раздел Слово, рубрика Город имён

Парикмахерская или...

От слов БУКЛЯ и ЛОКОН на вывесках парикмахерских, которые интересовали нас в прошлом выпуске, легко перейти вообще к именам парикмахерских. Но сначала надо подумать о терминах этих заведений. В самом деле, что за слово такое – парикмахерская?

Не надо большой сообразительности, чтобы догадаться, что парикмахерская – производное от слова парикмахер, это место, где он работает. А само это неуклюжее для русского слуха немецкое слово означает буквально «делатель париков». Появившись в русском языке в начале XVIII века, оно еще в XIX веке не было одиноким: в литературном языке были гешефтмахер и шахер-махер.

Первое на русский язык переводят как делец, буквально это «делатель делов» (вспомним выражение «ну ты делов понаделал»), то есть что-то вроде английского и более нам знакомого бизнесмен; но в русском языке стали иметь в виду под этим словом мастеров совершать выгодные и не всегда честные сделки; поэтому в словаре Ушакова (а ведь то уже 1935 год) оно толкуется как «ловкий делец, спекулянт» с пометами разговорное, пренебрежительное.

Второе слово еще интереснее: шахер по-немецки – плутовство, значит, шахер-махер (писалось так!) – плут, «мелкий изворотливый делец, ловкач, умеющий обделать любое дело» (так в словаре Ушакова), но этим словом стали обозначать не только человека, но сами делишки, плутовство, например, Анатолий Рыбаков в уста одного из своих героев вкладывает такую характеристику другого: … был делец, сапожное дело бросил, пошёл по торговой части, я думаю, спекулировал, делал всякий шахер-махер.

Парикмахер отрицательные оценки как-то миновали, потом слово отошло от своего буквального значения и стало обозначать мастера ухаживания за волосами, оказавшись в семействе обозначений этой профессии – французского куафёр, польского цирюльник, русских – брадобрей, стригун, волосочес, причесник (эти слова приводит Даль). Слово парикмахерская он не сообщает, а слово парик – представляет как архаичное, иллюстрируя его такими выражениями: Наши старики не носят парики; Старичишка в паричишке.

Слово куафёр хорошо известно в русской литературе, так у Н.А.Некрасова найдем в поэме русские женщине: Зато посмеивался в ус, / Лукаво щуря взор, /Знакомый с бурями француз, / Столичный куафёр. Значит, оно использовалось, как и многие другие французские слова, в начале 19 века (в поэме речь о женах декабристов). Оно прямо сотносилось со словом куафюра = прическа, что находим, например в записках А.П.Керн: Я находила, что эта моя подруга гораздо лучше меня одета: на ней была куафюра с пероми, очень украшавшая ее молодое, почти детское личико

Слово цирюльник увековечено в названиях оперы Дж. Россини «Севильский цирюльник» и фильма Н. Михалкова «Сибирский цирюльник». «Цирюльник Иван Яковлевич, живущий на Вознесенском проспекте» – персонаж знаменитой повести Гоголя «Нос». Пришедшее через польский язык, это слово происходит (в это трудно поверить) от слова хирург. И это неспроста: цирюльники, кроме бритья, выполняли некоторые хирургические операции – пускали кровь, что тогда считалось полезным от многих болезней, рвали зубы…

Брадобрей – не совсем то же, что куафёр и цирюльник, уже по значению, и объект его воздействия назван корнем. К женским куафёрам это слово не отнесешь. Слова стригун, волосочес, причесник – вполне подходили бы для общего названия профессии, но это диалектные слова, в литературный язык они не вошли.

Итак, три заимствованных примерно в одно время слова обозначают одну профессию. Легко предпположить, что остаться должно было одно из них, и победителем оказалось слово парикмахер. А когда понадобилось название для городского заведения, входит в оборот производное от него парикмахерская, хотя никаких париков среди предметов повседневности давно уже не было. В таком значении оно начинает использоваться в конце XIX века. Так, Глеб Успенский в «Письмах с дороги» (а это 1887 год) пишет: Парикмахерская оказалась «тут же», в двух шагах.

В XX веке это слово оказалось в ряду терминов городских заведений – таких, как прачечная, столовая, пирожковая, пельменная, рюмочная, что составило ему грамматическую поддержку. В советские времена оно стало единственным обозначением мест, где стригли, завивали, причесывали и красили, хотя было и цирюльня – слово с семантикой места, это активный в польском языке суффикс места и мы ощущаем в словах баня, пекарня, богадельня...

Сегодня вывесок ПАРИКМАХЕРСКАЯ – сколько угодно.


Но уже никак не скажешь, что это единственный термин для обозначения таких заведений. Языковой вкус тех, кто выбирает для них названия, предпочитает другие слова – в первую очередь салон, студия, чаще всего в сочетании со словом красота.

Характерно, что маленькая парикмахерская на Торговой стороне выбрала себе название САЛОНЧИК КРАСОТЫ. Я понимаю это так: на салон мы «не тянем», но и паримахерской быть не хотим.

С осторожностью некоторые именуют себя как салон-парикмахерская: первая часть для престижности, а вторая – для понятности. Кажется, только однажды встречается у нас стиль-клуб.

Итак, в языке современного города идет обновление словаря заведений красоты. Если выйти за пределы нашего города, то можно найти и центры парикмахерского дела, и фабрики причесок… Список не закрыт.

Интересно, что это обновление идет не только за счет новых для этого дела слов, но и за счет возращения забытых. Так, «первая традиционная мужская парикмахерская» в нашем городе взяла себе название ЦИРЮЛЬНЯ «ЩЕГОЛЪ», подчеркнув архаичность своего названия и орфографически – обозначив в конце имени собственного дореформенный еръ. Кстати сказать, логотип цирюльни включает слова БРАДОБРЕИ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА (так и хочется добавить: «объединяйтесь»).

Надо сказать, что формирование словаря терминов (у нас в городе их полтора десятка) и отказ от термина парикмахерская связан еще и с расширением «спектра услуг»: кроме стрижки и причесывания, в этих заведениях предлагаются маникюр, солярии, коллагенарий, SPA и др (не все их этих слов я знаю).

Теперь эти заведения относятся не к гигиене и врачеванию, как было с цирюльнями, а к индустрии красоты. И практически обязательными для них стали имена собственные, о которых мы поговорим в следующий раз.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: