ГлавнаяСтатьиЮрий Мелисов: "В России невозможно заработать на рок-музыке"
Опубликовано 21.10.2016 в 11:51, статья, раздел События
автор: Марина Чупракова
Показов: 1505

Юрий Мелисов: "В России невозможно заработать на рок-музыке"

Лидеры отечественного heavy power metal — группа «ЭПИДЕМИЯ» впервые в своей истории выступила в Великом Новгороде 20 октября в «LED Concert Hall» в рамках тура, приуроченного к 20-летнему юбилею группы. «ОК-журналу» удалось побеседовать с основателем группы Юрием Мелисовым о солидности, стереотипах и классической музыке.

— Группа «Эпидемия» отмечает юбилей — 20-летие. Как вы изменились за это время? Когда оглядываетесь назад, не кажется, что первые записи были «зелёными»?

— Всё шло постепенно, и я бы не сказал, что старые песни хуже новых композиций или наоборот. Просто они разные. Конечно, группа развивалась технически, в первую очередь. В плане концепции мы давно уже определились с нашим стилем, и ничего в нем не меняется: мы совершенствуем, по большей части, исполнение и звук. Мы больше десяти лет назад ввели концептуальные альбомы — метал-оперы, в этом направлении мы тоже двигаемся. Состав менялся, как и во всех группах, но сейчас у нас 6 лет не происходит никаких перемен в составе. Это здорово.

— Вы исполняете рок-оперы. Не хочется ли вам объединить классику и рок? Выступить, например, в консерватории вместе с оркестром

— В консерваторию тяжёлую группу не пустят: помещение не приспособлено для такого звука. Даже с оркестром рок-группы выступают в обычных залах или клубах. Подобные концерты визуально выглядят эффектно, выступления с симфоническим оркестром — пиар. Мы никогда к этому не стремились и не видим причин, чтобы такой показухой заниматься. Да и коллектив оркестра мы всё равно не сможем возить по большим городам. Зачем нам это, когда у нас есть достаточно вещей, которыми мы привлекаем слушателей на концерты?

— Например?

— Например, постановка метал-оперы «Эльфийская Рукопись», которая состоится в Москве. В неё будут задействованы известные вокалисты, звёзды, также мы пригласили танцоров, фаерщиков, рыцарей. Люди любят красочные постановки со световым шоу и прочими элементами.

— Как часто и где можно увидеть подобные шоу?

— Мы их стараемся довезти до больших городов: в Петербурге и Москве выступаем всегда, берём с собой вокалистов из других городов. Например, недавно с нами ездили несколько певцов из Нижнего Новгорода и Екатеринбурга.

— Выступаете ли на реконструкторских фестивалях?

— В этом году мы выступали на Международном рыцарском фестивале «Дудутки» в Белоруссии. Антураж фестиваля соответствовал тематике наших песен, мы довольны выступлением, было очень интересно. С удовольствием выступим на подобных фестивалях.

— Великий Новгород называют Родиной России. С нашим городом связано много фольклорных персонажей, например, Садко. У вас же в творчестве присутствует эльфийская тематика. Не хотели бы вы обратиться к исконно-русским образам?

— Мы нашли уже свою стезю в музыке, и она довольно удачна. Нам незачем обращаться к таким образам. Я воплощаю в музыкальные произведения то, что читаю и люблю. Так получилось, что фэнтези и сказки, прочитанные мной, воплотились в песнях «Эпидемии».

— Какая раскрытая книга на данный момент лежит у вас на столе?

— «Хроники Амбера». Вообще, я постоянно что-то читаю. Сейчас появилось много новых авторов и произведений. Сложно успевать следить за всеми сагами и сериалами. Но стараюсь быть в теме.

— Кроме фантастики что-то читаете? Классику, например.

— Мне нравится французская романистика. Жюль Верн, Проспер Мериме. Фэнтези литература появилась в 90-е, а читать я научился в 80-х годах. У меня дома огромная библиотека. Приходилось и классику читать. Классика — это не скучно.

— А есть ли песни в вашем творчестве, напрямую связанные с какими-то произведениями?

— Да, есть «Феанор», «Чёрный маг». Они написаны не по сценарию, а на основе уже существующей книги.

— Как относитесь к карнавализации? Хотелось ли сделать выступление в стиле какой-то эпохи, в костюмах, чтобы зрители устроили такой флэшмоб?

— Сейчас это модно — косплеи и прочее, нам это было бы приятно, если бы поклонники так украсили наше выступление. Но нам надо бы тогда разработать конкретные костюмы персонажей, чтобы люди понимали, во что одеваться. У нас уже были подобные постановки, но зрители все были в абсолютно разной одежде. Мне, может быть, не совсем солидно это делать. Но гитаристы, барабанщики и вокалисты вполне могут себе такое позволить.

— Что для вас солидность тогда?

— Солидность — это быть самим собой. Я старый рокер и не приветствовал бы на себе рясы и прочее. Я одеваюсь в футболку, джинсы, кеды, потому что для меня это естественно. Если, конечно, мы будем создавать суперпостановку, и продюсер или режиссёр скажет, что музыкантам нужно одеться в определённую одежду, то мы это сделаем ради шоу.

— По вашим «металлическим образам» кажется, что вы приехали на байках и из еды, как настоящие мужчины, предпочитаете стейк с кровью. Насколько стереотипы о металлистах соответствуют реальности?

— Вы правильно сказали, что это стереотип. Мы все обычные люди, просто имеем некие увлечения в определённой культуре. Люди могут быть и разные даже в рамках одной рок-группы: кто-то действительно может ездить на байке, а кто-то одеваться в офисные костюмы. У нас разные музыкальные вкусы: кто-то любит жёсткую музыку, а кто-то помелодичней, но у нас нет противоречий из-за этого. Каждый слушает то, что ему нравится и имеет пристрастия помимо музыки: я увлекаюсь спортом, играл в футбол, а кто-то его не приемлет. Но на первом месте у нас искусство.

— Ещё вас объединяет один стиль, длинные волосы. Кстати, откуда это пошло?

— Это образ металлических музыкантов. У нас любимые коллективы, кумиры детства были тоже с длинными волосами. Нам это нравится. Не нравилось бы — не носили, тем более, сейчас это не очень модно.

— «Эпидемия» — медицинский термин. Есть ли у вас в группе люди, связанные с медициной?

— Никакой связи с медициной нет. Когда-то было кино с Дастином Хоффманом, может быть, оттуда навеяло. Эпидемия — это что-то массовое, что поражает всё вокруг. В этом плане мы хотим быть позитивной эпидемией и заражать хорошим, светлым и добрым.

— Нужны ли психотропные вещества творческим людям?

— Кому-то, может быть, и нужны, но не мне. Для меня источник вдохновения — это книги и сама жизнь.

— Были ли у вас критические ситуации в жизни, которые вас подтолкнули к написанию песен?

— Да, были. Негативные эмоции тоже могут содействовать написанию новых песен, особенно по молодости. У меня в такие сложные периоды выходили баллады — они грустные и лирические, помогают выплеснуть плохое настроение.

— Ваш ребёнок слушает вашу музыку?

— Я ничего не навязываю. Понравилось — хорошо, не понравилось — не страшно. Моему ребёнку 7 лет и сложно говорить о каком-то музыкальном вкусе.

— Какова сегодняшняя программа?

— Мы собрали лучшие песни за 20 лет, думаем, в Великом Новгороде её оценят по достоинству, как и в других городах.

— Вы уже 20 лет живёте рок-музыкой. Можно ли на роке заработать в России?

— В России — нет. Мы все работаем, а музыка для нас — увлечение. Музыканты уровня Кипелова, может быть, и неплохо себя чувствуют.

— У всех музыкантов свой бизнес?

— Не бизнес, просто у всех есть основная работа. Кто-то ещё занимается музыкой в других местах, вокалист, например, поёт в театре, басист работает на заводе в радиоэлектронике. А вообще, для того, чтобы заработать на рок-музыке нужно радио и телевидение: если коллектив и там, и там, то у него всё будет. А мы в андеграунде.

Фото из группы "Эпидемии" ВКонтакте: https://vk.com/albums-123941830

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: