ГлавнаяСтатьиЗдесь был Илья: Афон. Путешествие на родину безмолвия
Опубликовано 11.10.2016 в 10:15, статья, раздел Жизнь, рубрика Здесь был
автор: Илья Мельников
Показов: 623

Здесь был Илья: Афон. Путешествие на родину безмолвия

В этом году мне довелось побывать в необычном и весьма примечательном месте, о котором слышали многие, но побывать там могут далеко не все. Речь идет о горе Афон и одноименном полуострове — своеобразной монашеской республике, одном из крупнейших духовных центров мира.

Строения на берегу — сухопутная граница Греции и монашеской республики

Что бы вы ни слышали об Афоне, это не будет преувеличением. Уже около полутора тысячелетий сюда стремятся люди в поиске спокойствия духа, так что исторически сложилось так, что население полуострова составляют лишь монахи и приезжие туристы и паломники. Это место необычно для современности хотя бы тем, что на всей территории полуострова не действуют современные законы Греции и Евросоюза.

Полуостров протянулся с северо-запада на юго-восток, так что, путешествуя утром на пароме из Уранополиса, можно видеть восход солнца над горой

В законодательной базе и особенностях быта Афон во многом является живым осколком Византийской империи. Сюда запрещен въезд женщинам и даже животным женского пола, в качестве официальных законов действуют только буллы византийских императоров, церковные правила и постановления Константинопольского патриарха. Афон имеет свое самоуправление и практически полную автономию относительно остальной территории Греции.

Черный двуглавый орел на желтом (золотом) фоне - герб византийских императоров Палеологов, от них же он пришел в геральдику России и многих других европейских стран. Доныне это еще и герб вселенского патриархата

Для того, чтобы попасть сюда, необходимо оформить специальную визу. Уладив формальные вопросы, мы, наконец, выезжаем на пароме из небольшого города Уранополис. Во время поездки по Эгейскому морю паром пристает к прибрежным монастырям и скитам. Но наша остановка почти последняя — это скит св. Анны (Агиа Анна), основанный в 14 веке и расположившийся на скале у основания самой горы Афон, на уровне 350 метров над морем.

Внизу у причала за отдельную плату вновь прибывших ожидают ослики - идти высоко, скит св. Анны виднеется вверху справа...

Полуостров довольно скалистый, но скалы особенно отвесны на его окончании. Они сразу обрывом уходят в море, практически не покрыты растительностью. Издревле здесь было место особеного уединения, и до сих пор здесь виднеются небольшие одинокие кельи отшельников, погруженных в духовное созерцание. Афон — родина учения об исихии, или молчании и погружении в мысленную «умную» молитву, приводящую к созерцанию Бога. Это учение получило название исихазма. Глядя на красоты окружающей природы, понимаешь, почему оно появилось именно здесь.

Изображения Фессалоникийского епископа Григория Паламы, основателя исихазма, много лет прожившего на Афоне, можно встретить практически в каждом монастыре

Конечно, созерцательная жизнь — удел единиц. Большинство монахов живет в крупных монастырях, которых насчитывается 20 (больше основывать нельзя) и множества приписанных к ним скитов. Обязанностью монастырей является в том числе прием многочисленных паломников и туристов. Совершенно безвозмездно все приезжие размещаются от одного до нескольких дней в монастырях и могут наблюдать и даже участвовать в монастырском распорядке дня, строго регламентированном и неизменном на протяжении столетий.

Монашеские захоронения, ввиду скудости земли, в нкоторых монастырях имеют форму костниц - часовен, в которых открытым образом собраны останки насельников

Большинство приезжих — греки, приезжающие отдохнуть на выходные, побродить по окрестным горным тропам, а заодно и помолиться (они довольно набожны, в основной своей массе). Однако, среди афонских монастырей есть и такие, которые были основаны православными аскетами из других стран. Неудивительно, что среди наших спутников мы всречаем много русских, румын, болгар и сербов.

Священников и монахов в Греции полно (здесь их называют "папасами", по-русски - попы), и отношение к ним самое обыкновенное, без трепетного обожания или пренебрежения, как в России

Из более необычных посетителей можно отметить христианина из Ливана, а также мужчину средних лет из Новой Зелландии. Типичный англосакс по внешности, резко выделяющийся из темноволосой и кареглазой толпы греков и славян, вероятно, почувствовал во мне родственную душу (греки говорили, что я похож на финна, одним словом, северянин) и мы разговорились. Оказалось что наш спутник — бывший англиканин, принявший православие. Прожив в разных Афонских монастырях несколько месяцев, он решил стать монахом и остаться здесь навсегда.

Скит св. Анны остался где-то внизу

Высадившись с парома, мы начинаем подъем на гору Афон. По меркам Кавказа, например, гора средняя — чуть более 2000 метров. Но подъем начинается с нуля. Если к скитам на скалах ведет уложенная камнями и бетоном дорожка, то выше начинается настоящая горная тропа с обрывами. Примечательно, что выше 800 метров нам навстречу попадаются только русские, поднявшиеся либо до вершины, либо до часовни Панагия, расположившейся на отметке в 1500 м. Лишь один молодой парень-поляк, чем-то внешне напомнивший хиппи, опередил нас. Кстати, он тоже хочет стать монахом на Святой Горе. К сожалению, нехватка времени заставила нас вернуться в скит, когда мы немного не дошли до вершины. Однако, в скиту — не менее интересно.

На высоте более 1000 м уже сложно определить, где заканчивается море и начинается небо

Благодаря турецкому завоеванию, греческая церковь была надолго оторвана от внешних европейских влияний. К тому же природный национализм греков, любящих все свое-родное, сохранил в церковных практиках многие древние традиции. Здесь не встретишь чванливых и дородных священников на джипах, все иконы написаны от руки, храмы расписаны в древней византийской традиции, практически утерянной в России. В особенный восторг меня привело греческое церковное пение вживую. Протяжное, с восточными мотивами, оно звучит органично и своевременно, как переливы органа в западноевропейском костеле или призыв муэдзина в мечети.

Молятся монахи подолгу и часто, однако, никто из пришлых не принуждается к присутствию на службе. Всем вновь прибывшим монастырские работники выносят на подносе 50-ти грамовую стопку узо — национальной греческой сладкой водки, блюдо лукума и графин холодной воды. Кормят два раза в сутки, как и положено по монастырским уставам. Самая распространенная еда — оливки, замоченные в дополнительно просоленной морской воде, хлеб, яблоки и овощи. Мяса монахи не едят. Запивают все водой, смешанной с красным сухим вином, подающимся в отдельном графине.

Вид из монастыря Дионисиат

Сам монастырь - типичный средневековый замок

Самая аскетичная часть полуострова - его южная окраина. Среди скал виднеются отдельные кельи отшельников и небольшие скиты

Из скита св. Анны мы по горным тропинкам вдоль побережья пробираемся в относительно новый монастырь св. Павла. Там нас встречает русская речь — один из обитателей монастыря выходец из Одессы. Вообще, многие из монахов-греков понимают и немного говорят по-русски, но поистине интернациональный язык, объединяющий и посетителей, и монахов — английский с разным уровнем владения. В последнем из приютивших нас монастырей, Дионисиате, основанном в 14 веке, молодые греки, узнав, что я из небольшого русского городка «в 180 км от Петербурга» (так легче всего объяснить) понятливо кивают головами:

- Петрополис! «Зенит»!

У сгорбленного старичка из Салоник другие ассоциации:

- Россия, 1979, Брежнев! Я был там...

Время, проведенное на Афоне, прошло незаметно, и нам уже пора возвращаться назад, в Уранополис, а впереди Салоники, Афины и Стамбул, который греки по-прежнему называют не иначе, как Константинополь.

А вот афонская рыба далека от аскетизма и с удовольствием поглощает большие куски хлеба, бросаемые с причала

Однако, именно Афон, с его молчаливыми скалистыми склонами, пожалуй, надолго останется в памяти как место, куда хочется вернуться снова и снова.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: