ГлавнаяСтатьиПир поэзии и праздник духа: Светлой памяти Поэта и Человека Галины Гампер
Опубликовано 26.09.2016 в 09:15, статья, раздел Искусство
автор: Григорий Князев
Показов: 1001

Пир поэзии и праздник духа: Светлой памяти Поэта и Человека Галины Гампер

На Вечере памяти Галины Сергеевны Гампер – русского поэта и переводчика, нашего учителя и друга и просто замечательного по-настоящему светлого и стойкого человека, ушедшего от нас осенью 2015 года, было людно, шумно и живо. В этот раз всё происходило почти так же, как и при ее жизни...

Гулкая атмосфера нашей встречи естественным образом сменялась сценой тихой задумчивости.

А минуты размышления над стихами Галины Гампер и над стихами гамперовцев памяти ушедшего Поэта и Человека, как и наши раздумья над вопросами жизни и смерти, плавно перетекли в неформальное общение между поэтами у стола, на котором так неожиданно и быстро (как, впрочем, бывало и до этого) появились цветы, вино и разные вкусности – как покупные, так и домашние.

Так поминки и праздник духа, пир поэзии и творчества стали единым актом нашей любви к вдохновлявшей и вдохновляющей нас и после своего ухода выдающейся женщине, которую кто-то из нас считает последним носителем культуры Серебряного века, кто-то говорит о светлой печали и вообще светлых и сложных чувствах, которые в нас поселил ее образ и ее уход, кто-то говорит о душевной и духовной связи с ней и спустя год, как ее не стало…

Мне же кажется, что, несмотря на то, что наше ЛИТО не распалось за этот критический для него год и до сих пор собирается в той же комнате в Доме писателя, оно стало менее складным. По-моему, Галина Сергеевна рифмовала нас, разных по уровню и по интонации, и читала нас всех, как стихотворение или как цикл стихов. Мы были во многом ее творением, созданным ею братством, ее семьей; а ее дом для многих гамперовцев и друзей Г.С. (как мы ее звали в переписке) периодически становился родным.

К сожалению, я редко (хотя мне есть где остановиться в Питере) приезжал из Новгорода на ЛИТО при жизни Галины Сергеевны (то лень ехать, то учеба), а если и приезжал, то рановато уходил с праздничной части нашей встречи – почти сразу после того, как все прочитали свои стихи. Редко я и звонил по межгороду Галине Сергеевне, боясь ее, прикованную к инвалидному креслу, лишний раз потревожить. Да и в ее доме я побывал уже после ее ухода, но этот дом хранит как ее тепло, так и тепло двух женщин, которые ей во всем помогали. Одна из них, Грита, однажды встретив Галину Сергеевну в больнице и записав ее стихи, как родная сестра, посвятила ей следующие 46 лет жизни! Кстати, Грита чувствует (в том числе и через созвучие своего и моего имен) родственность наших душ, что, конечно, кроме шуток, гораздо глубже!

Теперь, поддерживая контакт и с Гритой, и с поэтами-гамперовцами (Еленой Качаровской, Калерией Соколовой, Верой Чигариной, Олегом Ильиным, Алексеем Королевым, Антоном Погебняком, Николаем Нероновым, Марией Мещерской, Еленой Шипиной, Викторией Рыскиной и другими), оставаясь теперь на наших поэтических встречах до самого конца, я, впервые пришедший на ЛИТО Галины Гампер в 2009 году - одно из двух наиболее демократичных ЛИТО Петербурга, которое она вела с 2002 года, - понимаю, как мне не хватило живого, непосредственного общения с этим настоящим человеком и подлинным поэтом!

И вот несколько моих любимых стихов Галины Гампер:

***

…Когда опустошит великий ветер

Твой дом и сад,

Когда погибнут дети,

Поляжет скот,

И погорят хлеба…

Поверженный,

В чем ты найдешь опору,

Не дав угаснуть

Разуму и взору?

Как устоишь?

А ты ведь устоишь.

***

А телу так хотелось жить

Без страха, без уёма.

И душу просто приютить,

Как дерево у дома,

Как кошку около печи -

Мурлыкай или помолчи.

Но, соответствия нарушив,

Из берегов выходят души.

И, разогнавшись добела,

Куда-то в небо волны рвутся.

И наши утлые тела

Вот-вот готовы захлебнуться.

 *** На склоне гор и на исходе лета Я задержусь, и вы меня не троньте. Я вижу море розового цвета С зеленой полосой на горизонте И все оно в светящемся покое, И все оно в неведомой оправе. И знаю я - произойдет такое, На что я и рассчитывать не вправе.
  ***
 Уж сколько нам даров дано в дорогу, Лишь дар провиденья не дан нам, слава богу, И я кричу: "Мгновенье, ты прекрасно!" - Когда, быть может, и шептать опасно, Когда, быть может, оглянуться жутко, Когда мне жизни может стоить шутка. Все может быть. Но, отнимая вечность, Судьба взамен нам жалует беспечность.
  ***

Сказала мне моя земля:
Не принимай меня в расчет,


И небо вдруг сказало мне:
Не принимай меня в расчет.


И дом, такой бесспорно мой
До каждой трещинки в полу,
Сказал: ни летом, ни зимой
Не принимай меня в расчет.


И нету ноши на спине,
И нету птицы в вышине.
И полон мир чужих забот -
Не принимай меня в расчет.

Галина Гампер

Порой советовавшаяся с нами, хорошо ли, плохо ли то или иное место в ее стихах, Галина Сергеевна, давно признанный поэт, бывало, спрашивала и у меня, одного из самых молодых по возрасту гамперовцев, каковы ее последние стихи, читала мне их по межгороду. Писавшая всю жизнь коротко, но метко, она признавалась мне, что завидует моим большим стихам, которые, по ее выражению, разворачиваются в пространстве подобно целым книгам. Хоть я уже после ухода Галины Сергеевны попробовал писать более емко (интересно было бы ее мнение об этих моих восьмистишиях!), но вот мое стихотворение памяти Галины Сергеевны получилось длинным, как она любила:

* * *

Памяти Галины Сергеевны Гампер

Первая огромная утрата

В прожитую мною четверть века.

Странно: провожаю без возврата

Встреченного чудом человека.

Осенью – богатой, золотою –

В комнате прощальной сумрак жуток,

И меж голосом и немотою

Мертвых уст – громадный промежуток.

Голос замер в записях и книжках

С нами говорившего поэта –

Мало мне его и в строчках-вспышках…

Как же сопоставить то и это?!

Мы еще весной в ЛИТО встречались,

Кто куда на лето – в блажь каникул,

Ни о чем особо не печалясь…

Август это горе нам накликал.

Помню, попросила напоследок:

«Приезжай к нам, миленький, почаще!

Приезжай, а то ты как-то редок…»

Вечер четверга теперь – пропащий.

Если и удастся нам собраться,

Всё не то, ни тона нет, ни лада…

Просто мы осиротели, братцы,

И меж нами, да и в нас, прохлада.

На ветру у морга два котенка,

Слышу, но безмолвья не нарушу,

Плачут за людей суровых тонко –

Ангел скорби забирает душу…

И свою невольно чую участь

Смертную и первый смертный холод.

Цепенею, и в ногах – летучесть,

Как бы ни был я горяч и молод.

Хороню осознанно впервые.

Все – потенциальные мишени,

И со мною говорят живые,

А уже – как будущие тени…

30.9.2015, Новгород, СПб

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: