ГлавнаяСтатьиХудожник Дмитрий Осипов: "Абстрактное искусство в своём движении подобно танцу"
Опубликовано 22.09.2016 в 14:33, статья, раздел Жизнь, рубрика Аналитический беспредел
автор: Вячеслав Лозовой
Показов: 761

Художник Дмитрий Осипов: "Абстрактное искусство в своём движении подобно танцу"

9 сентября на улице «Монмартр» культурный центр Диалог решил продемонстрировать горожанам все свои творческие коллективы за несколько часов - развернулась хаотичность и поток диссонансов.

По своей атмосфере новгородский Монмартр напоминал то восточный базар с его разнообразием звуков цветов и заманчивых развлечений, то ещё одну не менее известную улицу европейского города, когда участники творческих коллективов начали танцевать в окнах культурного центра. Но мы оставим поверхность с её праздностью и отправимся дальше на цокольный этаж диалога, где познакомимся с иррациональным, но в то же время не отходящим ни на шаг от смысла, заложенного древностью, творчеством Дмитрия Осипова.

Мы заходим внутрь, где нам предстаёт молодой парень в толстовки "Ramones" и серия его работ, названная «Моя богема». Серия работ условно разделяется на две части: абстракции с узнаваемой традицией авангардистов 20 века: Малевич, Кандинский, Поллок, деКуннинг и пр. и метафизические фигуры, разработанные с использованием приёмов М. Шемякина. Давно известен факт, что для рядового зрителя абстрактное искусство представляет собой игру цветовых пятен, не имеющих под собой никакой смысловой нагрузки. Но так же известно, что человек, знакомый с историей искусства, понимает, что это далеко не так. Имея это в виду, мы и обращаемся за разъяснениями и подробностями к автору.

- Расскажите нам, Дмитрий, не смущают ли вас столь расхожие мнения об абстрактном искусстве?

- Нет, не смущают, так как дело художника - творить, исходя из своего внутреннего императива, а всё, что кроме - вопрос вторичный.

- То есть, абстрактное искусство соответствует вашему внутреннему миру?

- Естественно, я считаю, что это искусство, в самом широком смысле, соответствует нашему времени. Известны слова П. Клее о том, что «чем трагичней и хаотичней мир вокруг нас, тем абстрактнее искусство. отражающее его». А так же всегда держу в уме слова Ницше: «Нужно носить в себе хаос, чтобы родить танцующую звезду». Я считаю, что абстракция даёт наиболее полную возможность для реализации человека, его чувств, мироощущений, она способна освободить его.

- Мы можем видеть, что некоторые работы вбирают в себя мифические образы, так же они отражаются и в названиях: «Митра», «Шаман», «Афелия», ведь это указывает на нечто большее, нежили современный мир или движения современного человека?

- Известно, что искусство вышло из обрядовых и мистериальных действий древних, стало именно мифом и религией. В своём творчестве, в том числе, и через использование мифических и религиозных мотивов, я пытаюсь показать возможность возвращения человека к подлинной связи с миром и природой. Задача художника – это, по сути функция, шамана, так же я активно использую алхимическую символику – «Бафомет». Конечно же, я понимаю всю трудность разговора о таком возвращении, но тем не менее, используя архетипическое, надеюсь на получение отклика, пусть даже не осознанного. По поводу мифа и архетипа написано уже достаточно, чтобы говорить об этом вновь.

- Вторая серия работ (сугубо абстрактных) указывает на широко известные течения в искусстве двадцатого века, возможна ли новизна в рамках этого течения?

- Вся крутость абстрактного искусства в непреходящей важности момента, в своём движении оно подобно танцу. Согласитесь, танцы всегда были разные, но суть танца остается одной во всех. Я хочу подчеркнуть вневременной характер этих явлений. Взаимодействуя с указанными художниками, я и учусь у них и реализую собственные творческие импульсы. Этот процесс имеет тесную взаимообусловленность (вне временной характер)! Абстракция ведёт к объективности, я подчёркиваю, что речь не идёт о внешнем заимствовании, но об органичном сочетании, это не постмодернистская ирония, а глубокое понимание нашего времени.

- Вот мы и услышали разъяснения автора, но и зритель не должен остаться без голоса, попробуем задать пару вопросов некоторым гостям. Никто не хотел отвечать по существу, но всё же представим один комментарий.

- Изначально у меня появилось сугубо эстетическое представление, далее обратив внимание на название работ, появились некоторые культурные ассоциации, вспомнились поэты, философы, художники, но для понимания замысла работ этого было недостаточно, я обратился к автору и через его комментарий я понял, что всё намного глубже и интересней, чем казалось изначально. Как мне кажется, к этим работам нужна пояснительная записка.

- Дмитрий, а что вы думаете по поводу пояснений?

- С одной стороны, я согласен в необходимости комментария, с другой стороны, искусство должно говорить само за себя. Я понимаю инертность зрителя, но это уже отдельный разговор…

Вечер открытия новой выставочной волны завершился, люди вновь отправились по своим делам. А мы, в наших неформальных беседах с новгородскими художниками и поэтами, ясно поняли, что действительная суть искусства лежит чуть глубже, чем усреднённая радость, быт и поверхность, что зачастую творческий процесс сопряжён с грузом ответственности, лежащим на плечах художника, грузом открытого ему времени и смыслов. Эта ответственность, прежде всего, перед самим собой и перед самой сутью творения и понимание этого делает так называемое «арт пространство» не столь уж беззаботным. Люди ушли, каждый погружённый в свои мысли или в их отсутствие, но это не важно. Известно одно, что на цокольном этаже Диалога, висит серия картин, указывающих на то, что узор традиции ещё жив.

Видео: Анастасия Ходжаева.

Другие статьи автора

Подписывайтесь на наши социальные сети: