ГлавнаяСтатьиГлаза в глаза с жирафом
Опубликовано 10.09.2016 в 08:00, статья, раздел , рубрика

Глаза в глаза с жирафом

Завистливые заметки из необычного зоопарка (часть 1)

Не раз, не два и даже не три раза на протяжении велопробега «ИНТЕРЗОО-96» случилось мне выслушать добрый совет: «Будет возможность, побывай в Эмменском зоопарке — не пожалеешь». Да что же это за дела такие, терзался я, чем он так хорош-то, чем всех купил? И честно недоумевал до тех пор, пока не подвернулся, наконец, третий случай вырваться на денек в Голландию. На сей раз меня повезли именно в Эммен, город на северо-востоке королевства, обладающий населением немногим более 100 тысяч человек, включая окрестности. То, что я там обнаружил, нужно видеть обязательно. Хотя бы раз в жизни. А описывать на бумаге, особенно в коротком очерке — дело неблагодарное. Разве если только попытаться заинтриговать.

Царство «порхающих цветов»

Самораздвигающиеся стеклянные двери бесшумно пропустили меня из коридорного полумрака в просторный светлый павильон, густо заросший яркой зеленью и цветами, пестреющими среди пешеходных дорожек, ручьев, водопадов, прудов и мостиков. На первый взгляд, помещение напоминало оранжерею ботанического сада, спроектированную и оформленную истинно в голландском стиле — с той мерой вкуса, когда грань между искусственным и естественным практически уже неразличима. Только здесь была особенность, заметить которую не составляло труда: повсюду, куда ни повернись, порхали сотни бабочек.

В окружении множества свободно порхающих тропических бабочек удивлённые рты раскрывают не только дети!

Именно порхали, а не летали. Двигались так, словно кто-то дергал их за невидимые нити. И сами при этом были похожи на немыслимо расцвеченные цветы, над которыми вились. И окраской, и величиной: некоторые из них в размахе крыльев достигали всего 4-5 сантиметров, в то время, как другие издалека походили на небольших птиц — до 20 сантиметров между концами крыльев!

Одна из обитательниц этого зала — бабочка идея (Idea leuconoe).

Я ходил по этому райскому саду, разинув рот и глупо улыбаясь, но совершенно этого не стеснялся, потому что остальные посетители выглядели не менее обалдевшими. Периодически бабочки садились на листья, кормовые столики, а иногда на головы и плечи людей, и те, осененные доверием насекомых, замирали на месте и на несколько минут невольно становились фотомоделями для окружающих.

Наряду с самыми маленькими среди пернатых — колибри — в павильоне проживали одни из самых крупных бабочек мира (до четверти метра в размахе крыльев) — павлиноглазки Атлас (Attacus atlas)

Собрание здешних бабочек, если верить пояснениям, составляет четыре десятка самых разных видов из тропических лесов Африки, Азии и Америки. Общим числом в 1500 экземпляров. Причем большинство их появилось на свет здесь же. Гусениц выкармливают в отдельном помещении, где они благополучно окукливаются, а уже куколки приносят в павильон. Так что в какой бы день вы сюда ни попали, у вас есть шанс наблюдать таинство метаморфоза собственными глазами.

Часть зала бабочек в Эмменском зоопарке.

Самым пытливым и обладающим неограниченным временем из своих посетителей «Сад бабочек» предлагает более углубленное знакомство с его обитателями. Здесь есть стойки с застекленными ящиками, хранящуюся в которых коллекцию бабочек можно разглядывать сколько душе угодно. А если и этого недостаточно — листай огромные цветные фотографии.

Элементы музейной экспозиции в зоопарковском павильоне отнюдь не случайны. Наоборот, помещены сюда из принципиальных соображений.

Гибрид зоопарка и музея

Открытый в 1935 году, зоопарк в Эммене целых 35 лет ничего особенного из себя не представлял, будучи просто одной из многих зоологических коллекций Европы, не лучше и не хуже. Сначала выглядел обычным чистеньким зверинцем, но с годами, само собой, расширился, стал просторнее и приличнее. Перемены начались в 1970-м, когда в зоопарке стали осуществлять программу развития. Правильнее, впрочем, назвать ее программой преображения, ибо через 25 лет обновленный Эмменский зоопарк отличался от прежнего, как небо от земли, а если использовать более близкую ему самому метафору, то как бабочка от гусеницы.

Если не влезать в дебри деталей, можно выделить четыре основные особенности, присущие этому зоопарку сегодня и в сочетании друг с другом делающие его уникальным заведением подобного рода во всей Европе. Главная из них — музейные экспозиции, которые с маниакальным упорством преследуют вас повсюду, начиная уже от входа.

Посвященная змеям экспозиция в "Азиатском" павильоне сочетает как живые так и музейные компоненты.

Что может быть живее зоопарка? Разве что сама жизнь. И что может быть мертвее музея? Разве что сама смерть. Однако поставленный в Эммене эксперимент отчаянной смелости удался самым изумительным образом.

К каким зоопаркам привыкли мы, жители нашей страны — хоть прежней, хоть нынешней? К таким, где можно узнать о внешнем виде животных и о том, где они живут в природе и что едят, да в обязательном порядке срок их беременности — из простейших табличек на клетке или загоне. А что можно узнать в зоопарке ХХI века, каким уже в прошлом столетии считался эмменский? Да почти всё, что о представленных животных известно современной науке. Из табличек, текст которых написан на трех языках — голландском, немецком и английском, а оформление представляет собой произведение дизайнерского искусства. Но не только из табличек.

Вот лишь один пример, объясняющий суть. В экспозиции, посвященной слонам, вы можете:

— выяснить внешние отличия всех видов слонов — как ныне здравствующих, так и вымерших;

— рассмотреть строение скелета и хобота слона;

— увидеть сердце слона, сравнить его с сердцем мыши и тут же прослушать запись биения и того, и другого;

— пощупать искусно сымитированную подошву слоновьей ноги и понять, как столь массивному животному удается ступать так мягко;

— услышать голос слона в ярости, страхе или приветливом состоянии;

— попробовать на жесткость кисточку на конце слоновьего хвоста;

— полюбоваться праздничными нарядами рабочих и боевых индийских слонов;

— узнать о культе слона в индуизме;

— просмотреть полиэкранный слайд-фильм о слонах;

— получить представление о масштабах избиения гигантов ради слоновой кости...

И много чего еще.

И так — по всему зоопарку. Объем информации предлагается просто колоссальный. А уже ваше дело, сколько из него выбрать для себя: сто процентов или ноль. Впрочем, ноль не получится даже специально.

Хроника жизни

В Эмменском зоопарке находится крупнейший в стране музей естественной истории. Подробно осмотреть его весь — не хватит и дня. Мне удалось лишь галопом пробежать по той его части, что носит название «Биохрон», занимает отдельное здание и посвящена развитию жизни на Земле от простейших до человека.

На этажах «Биохрона» всё смешалось хлеще, чем в доме Облонских. Компьютеры и чучела, муляжи и видеопроекция, аквариумы с живыми акулами и тысячами других рыб, микроскопы и скелеты динозавров... На любой интерес и вкус для стара и млада. Притом подчинено это «ассорти» строгой системе — тараканы отдельно, птицы отдельно и так далее.

В залах "Биохрона" я готов был провести целый день. жаль, времени не было...

Предупреждающих табличек тут нет, и посетителю разрешено трогать абсолютно всё, до чего сумеете дотянуться руками. Хочешь — клади руку в пасть тираннозавра, хочешь — ухватись за рог трицератопса. Такая возможность особенно важна для инвалидов по зрению, к услугам которых, кстати, и специальные тексты, и обилие звуков.

Неписаный девиз необыкновенного музея — «Дальше от стереотипов!». Чего стоят хотя бы остроумные заглавия табличек в зале с живыми насекомыми. Например, не «Африканская многоножка», а «Сбиваясь со счета». Паук-птицеед охарактеризован так: «Домосед». Или, скажем, «Смертельная инъекция» — это о скорпионе.

В стремлении дать посетителям «Биохрона» как можно больше знаний фантазия его создателей не знает удержу. В ваших силах заставить шагать на месте человеческий скелет, нажимая педали напротив. Или позвонить по телефону... саблезубому тигру!

Корова из пластика

По мнению серьезных дядей, зоопарки существуют исключительно для детей. В Эмменском зоопарке любой из этих, с позволения сказать, умников вмиг бы сам вернулся в детство. По крайней мере, я своими глазами видел, что взрослые получают здесь удовольствие ничуть не меньшее, чем их чада. Особенно на «Детской ферме» — маленькой, но самой настоящей.

Запах соломы и свежего навоза для городского населения Голландии экзотичен не менее, чем запах тропического леса. Как раз на ферме включаются подсознательные процессы, возвращая горожанину историческую память о навыках, что оставили в его сером веществе поколения деревенских предков. Чтобы ощутить преемственность поколений, вовсе не обязательно самому доить козу или корову, достаточно посмотреть, как это делают другие. Или испытать себя в обращении с резиновым выменем пластиковой черно-белой коровы в натуральную величину.

"Детская ферма", вид изнутри. Слева — та самая пластиковая корова, тренажёр для юных дояров и доярок.

Кроме этой «пеструхи», на ферме Эмменского зоопарка всё по-настоящему — и скотина, и корма, и навоз, и молоко. И пообщаться с животными никакой проблемы не составляет. Козы и овцы, телята и куры, и карликовые вислобрюхие свиньи бродят среди посетителей и подставляют себя под человеческие ладони за горстку лакомства или просто за ласку. Здесь же загон с парой лошадей, подобранных по принципу контраста: мохноногий гигант шайр из Англии (175 см в холке) делит жилплощадь с крохотным фалабеллой из Аргентины, проходящим под брюхом соседа, даже не наклоняясь.

"Детская ферма", вид снаружи. Обратите внимание: козы, овцы и прочие обитатели дворика выходят на плиточное покрытие, если хотят общаться с посетителями, но если они уходят на грунт за заграждение, то отдыхают в полной мере: людям туда доступ запрещен.

Часть фермы отведена под уголок домашних любимцев, где проживают кролики, морские свинки, и хомячки. И тут же — большие цветные фото, наглядно демонстрирующие, в частности, как отличить хомячка-самца от хомячихи. Поднявшись по лестнице на голубятню, любознательный посетитель обнаружит застекленную секцию, в каждой ячейке которой расположено гнездо — с насиживающей голубкой либо с птенцами. А в инкубаторе наблюдению открыт процесс вылупления цыпленка.

Вообще, в Эмменском зоопарке принято скрывать от посетителей как можно меньше, а показывать как можно больше. Даже святая святых — искусственное выкармливание малышей, будь то страусята, чибисята или крокодильчики, происходит за стеклянной перегородкой на виду у всякого, кому это интересно.

Восемь сотен пираний

Отсутствие решеток между животными и приходящими в зоопарк людьми — второй принцип эмменского «ковчега». Даже если вольер затянут сеткой, всегда есть место, где ее заменяет стекло, как, скажем, в павильоне африканских кошек: леопарды и сервалы занимают просторные и озелененные уличные вольеры, а люди любуются на них сквозь большие окна изнутри здания. Та же история и с амурскими тиграми. И на этом — точка.

Остальные обитатели зоопарка полностью открыты взору посетителей, живя либо в загонах, либо в бассейнах, либо на окруженных водой островах, либо в огромных вольерах, внутрь которых посетители заходят сами.

В этом отношении особенно замечателен комплекс, посвященный обитателям Южной Америки. Начиная его осмотр, вы попадаете под своды гигантского авиария, населенного несколькими сотнями пернатых, среди которых — красные карибские фламинго, алые ибисы, розовые колпицы, белые и египетские цапли, крикливые сине-желтые ары...

Сине-жёлтые ары (справа), змеешейка (слева вверху) и калифорнийская земляная кукушка, она же дорожный бегунок, она же символ велопробега "ИНТЕРЗОО-96".

На фото слева вольер для американских пернатых (за бассейном морских львов), на фото справа — посетители в этом вольере.

Перейдя затем под крышу павильона «АмериКаса» (название остроумно объединяет слова «Америка» и «каса», что означает «дом»), вы сначала оказываетесь в объятиях ночи, при слабом освещении различая в пространстве за перилами своей дорожки обезьянок-дурукули, двупалых ленивцев и летучих мышей-крыланов на ветвях и семенящих по земле броненосцев, а затем по винтовой лестнице поднимаетесь в залитый светом тропический лес. Гораздо гуще и просторнее, чем «Сад бабочек». Здесь царят яркие птицы, мелкие обезьянки-мармозетки, изящные оранжевозадые грызуны агути, похожие на безухих зайцев, и водяные черепахи. А самый «писк» — аквариум со знаменитыми зубастыми пираньями: сосчитать их невозможно, на мой взгляд — 150-200, если же верить сотрудникам «АмериКасы», то и все 800.

Под сводами "АмериКасы".

И еще один примечательный момент, сегодня характерный не только для этого зоопарка, но 20 лет назад как раз для него. Стадо жирафов. Животные, кажется, достаточно обычные, много где я их видел, но всегда — задирая голову снизу вверх. И только в Эммене получил возможность оказаться с длинношеими «на равных», лицом к лицу. Одна из сторон бескрайнего «африканского» загона представляет собой четырехметровый земляной обрыв, на котором оборудована смотровая площадка, вечно полная посетителей. Идея проста, как всё гениальное. Жирафы постоянно толкутся возле людей — в надежде на подношение. Кормить зверей возбраняется, но они на всякий случай не ленятся тянуть шеи к ладоням посетителей, а те не упускают случая погладить бархатные губы попрошаек.

(Окончание — в следующий раз).

Фото автора и из открытых источников сети Интернет.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: