ГлавнаяСтатьиЕфросинья – защитница мужчин
Опубликовано 27.08.2016 в 11:18, статья, раздел Жизнь, рубрика Фактор ХY
автор: Ефросинья Кочигарова
Показов: 1158

Ефросинья – защитница мужчин

Возрастное ограничение: 18+

Редактор сказал мне: «Ефросинья, как же так, вы все время пишете о женщинах, а о мужчинах кто будет писать? Кто встанет на их защиту?» Скажем так: мужчины в защите особо-то и не нуждаются. Во-первых, потому что за века своего господства они выстроили такую систему апрошей, башен, замковых стен и катапульт, что женщине крайне трудно все это сломать. Пробраться ужом внутрь крепости, когда мужчины радостно празднуют победу – это практически единственный выход. Во-вторых, мужчины так долго кричали на все углах, что это они – мощь, сила и защита, что вопрос: «Кто защитит стражей самих?» в обществе почитался даже неприличным. Но раз он таковым больше не считается, встану на защиту мужчин я, Ефросинья Кочигарова, дева-в-латах.

В чем баба виновата

Недавно в Окуловском районе, возмущенно сверкая покрасневшими щеками, чиновники местной администрации отказались от причастности к мероприятию, которое иначе, как последствием скорбной сексуальной жизни и не назовешь. Я говорю о сплаве по реке на надувных куклах из секс-шопа.

Не очень умные люди, придумавшие эту забаву, были бы, наверное, рады сплавляться просто на голых бабах, но это очень травматично. А чисто с моральной точки зрения вполне допустимо. Баба – это же не человек. Она у нас что угодно, в том числе – и средство передвижения, но только не человек. Потому я хочу мужика новгородского защитить, особенно того, который эту забаву продвигает в массы: он вынужден это делать. Потому что живая женщина – существо опасное и несговорчивое, и если есть способ поставить ее на место, так только высмеять все эти ее торчащие груди, «лишние» отверстия, толстожопость, открытый рот, готовый к оральному сексу, а заодно и повеселиться от души и, вроде как, спортом позаниматься.

Конечно же, участвующие в этой забаве мужчины – не образец джентльменского или просто уважительного поведения. Но у нас, чай, не Англия. Бабы у нас эмансипированные, стерпят. Даже, может, посмеются – особенно продвинутые либералки, которые готовы одобрять все, что, по их мнению, идет вразрез с «духовными скрепами». Так что всякие ретрограды-чиновники просто не понимают высокого смысла действа: опошлить женщину, чтобы приподняться на этом. Ведь бабы почему не сплавляются на голых мужиках? Ну, во-первых, они деньги не на секс-куклу, не дешевую, кстати, потратят, а на семью. Во-вторых, по той же самой причине они не купят эквип (экипировку) для водного слалома. В-третьи, они в воду-то не полезут – бабы-дуры, всем известно, и трусихи. Их с детства учили, что экстрим – не для баб. И правильно учили: кому нужна жена с переломанными ходилками или ЧМТ? Да никому.

Так вот и выходит, что если не удается бабу поставить раком на площади да розгами выдрать за неподчинение, можно надуть секс-куклу и, сверкая всеми ее прелестями, с гиканьем и визгом прокатиться на водной хребтине. Жив, цел, орел! Я еще удивляюсь, почему на это безобразие епархия не отреагировала.

Но я, как защитница мужчин, хочу еще предложить вот что: можно сделать еще несколько подобных мероприятий. Например: кто закинет больше горошин в интимное отверстие поставленной на голову резиновой Зины. Или можно провести флешмоб с плакатами и кастрюлями «Место бабы – на кухне!», есть еще вариант шествия молодоженов, где муж ведет за собой жену в ошейнике на цепочке. Вы поймите: мужика надо беречь, а то, что во всем виновата баба – это спокон веку так, еще со времен Адамова яблока. Которое, как на грех, у дочерей Евы гладенько пошло, а у сыновей Адама комом в горле стало.

«Мы рабы, но мы горды!»

Я давно замечала, что женщины, особенно только что родившие, или просто дома сидящие долго, тупеют. Не спасают никакие пэчворкинги и картон-клеинги, никакие там низания бус и посещения тренингов типа «Простое женское счастье» от компании Афродита-Лель (название изменено). И тогда начинаются тягостные раздумья на предмет того, а чем я, собственно, кроме борща и деторождения сильна? Мужики такой ерундой не мучаются: если прижало – пошел в гараж что-нибудь починил или разломал, а не то в танчики поиграл. Если совсем плохо: водка в компании друзей. Ну, или не водка, а крафтовое пиво. Или стриптиз. Или кальян - без разницы. А женщина так не может. Ее же не учили расслабляться и отдыхать. Ее с детства только работать учили да прислуживать. Всякие бальные танцы, которыми в детстве так гордились родители, резко заканчиваются с поступлением в институт и/или с замужеством. Сидит, в общем, она одна такая, и думает: «Кто я? Тварь дрожащая или право имею?» А поскольку признаваться честно, что тварь дрожащая, стыдно, начинает женщина думать о том, что же в ней все-таки есть. Копается внутри себя, копается, саморефлексирует как Кьеркегор, и находит. Только не внутри себя, а на паблике ванильном: «Я женщина, а значит я - богиня». И понесла-а-ась. Типичный пример: флэшмоб женственности.

Ёшки-матрешки, долбаный стыд! Женщины дарили женщинам цветы! Потому что, видимо, посчитали, что мужчины им повод дали – не дарят цветы, собаки. Не дают женщине почувствовать себя мимозой нежной, а потому надо им напомнить: нарядиться в платьишки цветастые (именно цветастые – потому что в цветах), свисток намазать поярче губной помадой, глазки наивные сделать, обвешаться шариками и опять-таки цветами. И, улыбаясь ласково, напоминать мужикам, что баба – суть лань трепетная есть, ее надо беречь, холить и лелеять. Мужиков мне резко стало жалко: во-первых, произошедшее, хоть и микроскопического масштаба, такая же клоунада, как и бег на каблуках. И женщину позорит не меньше, чем сплав на баббл-бабах. Во-вторых, мужиков ткнули носом в то, что они не джентльмены вообще и забыли, как себя вести. Но, дамы! Это не на улицах доказывается, а воспитывается в семьях, вливается в голову детям обоих полов с молочного возраста еще. И платьишки синтетические с шариками вкупе не сломят вложенное четырем уже поколениям в голову идею, что женщина есть не лань трепетная, а лошадь ломовая. И то, что вы делаете, только укрепляет мысли мужчин о том, что винтиков в голове у баб все-таки не хватает.

Мужественность нового формата

Мы сейчас, общество российское, стремительно движемся в сторону общества английского начала 19 века. Я не про социальные стереотипы, здесь мы плотно и надолго застряли в американских шестидесятых. В Англии два века назад ведь как было: если у тебя нет денег, шансы, что ты женишься, стремились к нулю. Или замуж выйдешь. Капиталы можно было приумножать, сливая их браками, а можно было транжирить, женясь по любви. Два безденежных человека сливались в экстазе только в прослойках люмпенов да беднейшего пролетариата, которому все равно было нечего терять. Сейчас у нас мужчина с гордостью произносит, что зарабатывает 30 тысяч, не понимая, что это зарплата – на него одного. И если его жена, зарабатывающая 17 тысяч (бабе, как мы знаем, платят меньше, потому что ей же только на шпильки, ее муж содержит, а если не нашла мужа – сама виновата), сядет в декрет, то тогда вечные макароны, приправленные любовью, станут его обычным блюдом. А если ипотека? А если потеря работы? Трудоспособности? Короче говоря, человек, который зарабатывает 30 тысяч в месяц права не имеет жениться. Но государство зудит в уши о деторождении, и мы имеем все больше нищих семей, распадающихся семей, женщин-ломовых-кобыл и детишек-отказников.

Не спорю, есть семьи достаточно богатые: те, у кого квартира досталась от умершей бабушки; «химические» династии; чиновники и их пристроенные удачно дети и внуки; наркоторговцы; бизнесмены из 90-х и, опять-таки, их дети. Как были в Новгороде 300 «золотых поясов», так до сих пор они и остались – триста семей, фамилии которых каждый новгородец знает наизусть, как погоняла криминальных авторитетов, державших город во время оно. Но суть в том, что это – исключения, а есть и правило. А правило таково, что большая часть новгородских семей живет очень скудно, и самое страшное, что они об этом и не подозревают. Просто не знают, что есть на свете что-то, слаще морквы.

Так вот: эта прослойка, а если говорить нагиевскими словами, «прослоище», не имеет представления о мужественности почти тотально. И о женственности. И об уважении друг к другу. То, что происходит в бомонде: балы там всякие, подавание ручки, ухаживание в старомодной манере – это только там, да в редких семьях нашей резистентной к истории интеллигенции. Вон, банальное предложение руки и сердца в Севастополе снимают на такое количество телекамер, что у нас и в городе такого не наберется. Понятно, откуда взялся сплав на бабах. И «флешмоб женственности». И вешание лапши на уши на семинарах по женскому счастью. Все оттуда, от беспросветной нищеты нашей и создании семей, которых попросту не должно было бы быть.

Вы спросите: «Ефросинья, вы против брака?» Ничуть. Я против того, чтобы брак строился на финансовых отношениях, когда муж зарабатывает, а жена – домохозяйничает. В наших условиях эта модель не работает, и несчастная женщина, встраиваясь в нее, обязана все равно работать. Хотя домостроевская модель семьи ее от этого однозначно освобождает. В итоге, женщины наши выглядят страшно, замученно. Их посещают мысли о собственной никчемности. Они занимаются ерундовыми поделками, чтобы придать видимость смысла своему существованию. А мужчины, конечно же, видя столь жалких существ, не могут не глумиться. В бомонде женщины хороши – бесспорно, их с резиновой Зиной не проассоциируешь. Но это, знаете, как в дореволюционной России: на барыню - молиться, жену – батогом по хребтине. Потому что та – женщина, а эта – баба. И то, что она таковой стала – хоть и не ее вина, но и не мужская забота. А вы говорите, откуда пошла волна ЛГБТ и чайлдфри. Да вот отсюда же. От нежелания батог на хребтине ощутить.

Послесловие

Так что я мужиков защищаю. Не надо на них нападать. За 80 лет впихиваемого им обществом в головы инфантилизма они, по большей части, превратились в жестоких детей, которым не хочется ни за что нести ответственность, но хочется отрывать крылья бабочкам и швырять грязью в девочек. Потому что те в юбках, а юбку можно задрать. И девочка стерпит, ведь она по жизни – терпила. Вот так их учили, и вот, что мы видим, получилось. Эти мужчины, не задумываясь, покупают проституток, любовниц, жен, потому что их так научили: женщина – товар, женщина – продается, дело только в цене. Где-то еще остались очаги мужественности: в богатых семьях с хорошей историей, у военной офицерской косточки, у потомственных полицейских и интеллигентов, в крепких рабочих и крестьянских семьях, где уважение жены к мужу и мужа к жене передается по наследству, как самая большая драгоценность. Но пойди-ка, пробейся в эту закрытую касту!

И я не могу не сказать и то, что каждый ребенок взрослеет одинаково. Вовсе нет: кто-то в положенные 18 лет, а кто-то в 9-11. Некоторым и 40 лет не предел. И если мужчина остался инфантилом, то он, как минимум, ленив и неумен. Он мог преодолеть социальную инертность, заботливо выпестованную мамой и бабушкой, но не захотел. И потому он надувает бабу, чтобы поплавать в реке и с насмешливой улыбкой смотрит на то, как женщины напоминают другим женщинам, что они – женщины, а не ездовая скотина. Почему с улыбкой? Да он в это не верит. И очень боится, что баба заставит его что-нибудь делать. Как же тут обойтись без девы-защитницы в латах,

меня, Ефросиньи Кочигаровой.

P.S. Если что, зовите, парни!

Фото из открытых источников.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: