ГлавнаяСтатьиСтиль Вальсроде (часть 3)
Опубликовано 20.08.2016 в 08:15, статья, раздел , рубрика
автор: Андрей Коткин
Показов: 884

Стиль Вальсроде (часть 3)

Окончание заметок из зоопарка, в который хочется вернуться много раз

Итак, дорогие друзья, сегодня мы с вами завершаем знакомство с одним из уникальных мест на карте Европы — всемирно знаменитым парком птиц, расположенным в окрестностях маленького немецкого городка Вальсроде. Это третья по счёту публикация, и, кстати, 20 лет назад я провёл там ровно три дня. Впрочем, как и во второй свой приезд туда. Причем оба раза мне не достало времени, и хотя впечатлений хватит до конца жизни, оба раза были поводы жалеть о недосмотренном и недоснятом…

8.

ПОНИМАЛ ЛИ Вольф Брем, чем может грозить его детищу бум паркостроительства? Умный человек, не мог не понимать. Тем более, при возрастающей конкуренции снижение посещаемости больно било по бюджету масштабного и потому весьма дорогого в содержании парка. Однако хозяин — барин, творит, что считает нужным.

Делая из собственного парка образец, Брем делал его образцом во всем. Категорически отрицая возможность появления в Вальсроде птичьих шоу с участием попугаев на роликах и орлов, летающих по команде, он отдавал приоритет развитию в нем зоотехнии и орнитологии. Не всё же тащить птиц из природы, особенно тех, которых мало осталось! И Вольф Вальтер вывел фогельпарк в лидеры по разведению «проблемных» и редких птиц в неволе. Многое у него было впервые. Впервые в Европе дали потомство бурые пеликаны, а в 1980-м впервые в мире были разведены новогвинейские родичи страуса — оранжевошейные казуары (фото слева). Спустя 10 лет вылупились первые за пределами Китая птенцы черношейного журавля, с тех пор разведение этого все еще редкого в неволе вида, можно сказать, поставлено на поток. Причем не только тут — в Московском зоопарке черношейные журавлята появляются на свет едва ли не ежегодно. И первое в мире искусственное разведение красногрудого тукана, андского ибиса и птицы-секретаря произошло опять-таки в Вальсроде.

В начале 1980-х Брем лично прилетал в Москву за дальневосточными аистами для программы по разведению этого исчезающего вида, и довольно скоро сотрудники парка добились успеха. В сезон 1994 года тут оперилось уже целых семь своих аистят…

Примеров не счесть. Ежегодно в парке вырастают в среднем около 1000 птенцов более 200 видов. К тому же в фогельпарке Вальсроде ведутся племенные книги по западному венценосному журавлю и большому солдатскому ара, а примерно по 40 видам зоопарк участвует в международных программах разведения, не обязательно стремясь сконцентрировать внимание на себе. Вот всего один пример: в 1990 году последняя особь редчайшего голубого ары, жившая в Вальсроде, была передана для участия в проекте по спасению вида.

Исследования и международная природоохранная работа требуют больших денег. Дабы не ущемлять фогельпарк, Брем еще в 1976 году учредил Фонд Брема, который с течением времени начал поддерживать долгосрочные программы по сохранению ряда видов и подвидов уже в природе: сокола-сапсана в Германии, азиатского аиста-разини — в Таиланде, восточного индийского журавля — во Вьетнаме, красного блестящего попугая — на островах Тонга, стерха — в Западной Сибири… Его увлекла эта деятельность, вот только, связанная с постоянными разъездами, она оставляла ему слишком мало времени для зоопарка. В 1987 году Вольф Вальтер передал фактическое руководство парком управляющему директору Гансу Гайгеру, а сам появлялся в нем все реже и реже…

9.

У ВЫХОДА из фогельпарка выстроен огромный магазин сувениров, где на память о птицах и парке можно купить всё, что угодно, — от книг, открыток, календарей, видеокассет и слайдов до футболок, кружек, тарелок и шариковых ручек с орнитосимволикой. Проголодался — к твоим услугам три ресторана, по одному на каждые 10 га территории. И по парку ходишь, глядь: возле птиц то киоск, то кафе, то киоск, то кафе... В которых, наряду с гамбургером, мороженым и кока-колой, тебе опять же сувенирчики предлагают. Так за полдня (а меньше времени фогельпарку не уделить при всем желании) и порастрясут приезжие кошельки.

Тут я должен сделать отступление со скачком во времени. Двадцать лет назад ассортимент сувенирного отдела потряс меня до глубины души. Но когда я вернулся сюда в 2009-м, не нашел и следа этого великолепия. Путеводитель, не переиздававшийся уже несколько лет (раньше это происходило практически ежегодно) и еще несколько мелких изделий, имевших отношение к парку. Всё! Остальную часть магазина занимали очень просторно расставленные полки с продукцией регионального производства, вроде мёда, вина и еще чего-то подобного, чего от расстройства я даже не запомнил.

За 13 лет парк дважды сменил владельцев, и даже был момент, когда штатных сотрудников сократили до минимума, оставив лишь тех, кто ухаживал за птицами, и даже им задерживали зарплату. «Мекка для орнитологов» оказалась на грани закрытия… Это было как раз в начале 2009 года, и я боялся, что мои планы вновь побывать здесь рухнут. Однако к маю работа фогельпарка стабилизировалась. А через некоторое время был проведен его ребрендинг, и он стал официально называться Вельтфогельпарком – WeltVogelPark – Всемирным парком птиц. И вот уже седьмой сезон работает в этом качестве, — тьфу-тьфу-тьфу! — не возвращаясь к столь масштабным проблемам…

Одно время здесь было нарушили чистоту экспозиции и «разбавили» птиц млекопитающими. Домашними, правда, но тем не менее. Для чего? очередной вдладелец посчитал, что, кроме прыганья, беганья и лазанья в «городке приключений», детям нелишне будет пообщаться с морскими свинками, кроликами, овцами и им подобными мягкими, добрыми и безвредными существами. Или побывать на «площадке птичьего молодняка», где сообща находятся близкие по размеру совята, туканчики, попугайчики, фазанята и даже страусята, и всех либо покормить, либо погладить — под присмотром сотрудников парка, естественно. Да и взрослые не раз прежде сетовали, что в Вальсроде нет столь дорогой зоопаркофилам-немцам возможности прикоснуться хоть к кому-нибудь пушистому: с дикими птицами такой номер не пройдет, они для слуха и зрения, а не для осязания…

Цель подобных нововведений — разжечь интерес, приманить людей, поднять, в конце концов, далекую от былой посещаемость. Вспомним еще раз, что фогельпарк — учреждение частное, а конкуренция тематических парков в регионе огромная. Если семья приехала сюда на неделю, то из десятка интересных мест она посетит от силы семь, и необходимо, чтобы птичий парк непременно оказался в этой семерке (пятерке, тройке). К сожалению, в 2000 году посещаемость фогельпарка упала до жалких (по сравнению с годами былой славы) 400 тысяч человек. Отсюда — появление шоу летающих птиц, когда попугай, орел, сова и масса других птиц свободно проносятся над головами разинувших рты зрителей и садятся на руку воспитателя, объясняющего их повадки. Отсюда же — новый вольер, войдя внутрь которого можно покормить ярких попугаев лори сладкой специальной смесью из пластикового стаканчика. Экзотический обитатель джунглей, доверчиво сидящий на вашем плече, остается птицей, но, кроме того, воспринимается как волнительный и радостный аттракцион.

Энергичный ведущий шоу летающих птиц Герман Алонсо представляет своего пернатого друга — южноамериканского орлиного канюка, или агуйю.

10.

ДА ВЕДЬ И САМ парк — аттракцион в полном смысле слова. Птицы, цветы, птицы, цветы... Настоящий рай, наше о нем представление во плоти, и, гуляя тут, чувствуешь себя праведником. Всё яркое, чистое, вылизанное, ни соринки, ни пылинки, ни перышка. Газоны и кусты подстрижены лучше, чем в Англии. Помет с сучков и пеньков в вольерах ежедневно стирается мокрой тряпкой. Кусты в них еще и трясут специально, чтобы опавших листьев сгрести сразу побольше. Обросли камни на дне пруда водорослями — воду, не откладывая надолго, спускают и упругой горячей струей из керхеровского шланга прошпаривают всё до камешка.

Нет здесь поблекших, облупившихся этикеток, какие — увы! — приходилось видеть даже в великолепном Берлинском Тирпарке. Нет вообще ничего, что кололо бы глаз. Всё блестит и сияет — хоть на рекламной картинке в глянцевом путеводителе, хоть в реальности. А это опять-таки явление почти фантастическое: побывав почти в полутора сотнях зоопарков (20 лет назад Вальсроде стал 35-м по счету), могу такое утверждать.

Это — стиль. Стиль Вальсроде. Можно им восхищаться, можно его ругать за «голливудство» и «диснейлендство», но в любом случае он достоин уважения, поскольку именно на уважении основан — уважении к посетителям парка, большинство из которых приезжает сюда издалека и специально.

Это то главное, до чего практически всем постсоветским зоопаркам, к несчастью, как до Марса. Потому что можно двадцать раз на бумаге хорошую и, главное, простую идею изложить, сто раз распорядиться об ее выполнении и даже начать строго следить за этим день и ночь, а ничего не выйдет: люди у нас пока (хорошо, если «пока») совершенно другие, и всегда найдется какой-нибудь один, который всё испортит. Ну да не будем о грустном.

Тропический павильон «Нузантара» снаружи и внутри.

Оставаясь крупнейшим в мире, птичий парк в Вальсроде продолжает развиваться. В том числе благодаря международным связям. Как раз 20 лет назад, в 1996 году он официально породнился с новым орнитопарком на острове Бали. Результатом стало открытие в Вальсроде через три года индонезийского тропик-холла «Нузантара» площадью 2700 кв. м, построенного в рамках всемирной выставки «ЭКСПО-2000», что проходила в Ганновере. Под сводами из пропускающего ультрафиолет прозрачного пластика макролона создан ландшафт балинезийской лагуны, декорированный оригинальными деревянными скульптурами, традиционными зданиями и храмовой стеной. Обитателями нового фрайфлюга тогда стали около 40 видов пернатых, в том числе группа больших райских птиц с пышными хвостовыми шлейфами, а также древесные кенгуру, похожие на длиннохвостых медвежат (фото слева; правда, в 2009 году сумчатых заодно с другими млекопитающими вывезли в другие зоопарки). Просторные вольеры в ответвлениях павильона населены другими райскими птицами, птицами-носорогами и рядом прочих, чрезвычайно редких в неволе видов. Всё в целом позволяет назвать «Нузантару» наиболее необычной и представительной коллекцией индонезийских птиц, когда-либо демонстрировавшейся в условиях зоопарка. Тем более, годы спустя она существенно увеличилась.

И, конечно же, выше всяких похвал садовники, зеленые архитекторы Вальсроде-фогельпарка. Мастера и художники, они творят наряд и образ парка чередованием деревьев и кустарников, цветов, трав, камней, озёрок, ручьев и водопадов; хвойных, лиственных вечнозеленых и листопадных пород. Разные оттенки зелени дендросостава и лужаек, контраст серого цвета мощеных дорожек и валунов с яркой и пестрой цветочной палитрой создают удивительный эффект очень плотного и насыщенного, но не эклектичного, а как раз цельного, хорошо ухоженного, уютного сада. А весной и летом, когда тысячами распускаются тюльпаны и рододендроны, азалии и розы, сюда съезжаются люди, интересующиеся ботаникой и садоводством. Добавьте к этому пестроту птичьих нарядов, разнообразие их голосов и движений... И тогда сами сумеете ответить на вопросы, почему фогельпарк Вальсроде — место, которое нужно посетить минимум раз в жизни, и отчего сюда хочется вернуться хотя бы еще раз, а лучше несколько.

Лично мне посчастливилось уже дважды, и я надеюсь на новую встречу с этим дивным местом. А то и не на одну.

Фото автора.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: