ГлавнаяСтатьиЖизнь в Муравьёвских казармах сто лет назад
Опубликовано 16.08.2016 в 08:15, статья, раздел Наследие, рубрика Человек с ружьём
автор: Илья Хохлов
Показов: 715

Жизнь в Муравьёвских казармах сто лет назад

"Всюду видна прочность, долговечность, но слишком мало света и воздуха"

О Муравьёвских казармах, некогда возвышавшихся на берегу Волхова, сейчас уже почти ничто не напоминает. Однако когда-то здесь кипела жизнь. В казармах размещался крупный гарнизон – в начале XX века он состоял из 4-го мортирного артиллерийского полка, 24-го летучего артиллерийского парка и 2-го батальона 88-го пехотного Петровского полка.

Муравьёвские казармы. Вид со стороны плаца.

Интересную зарисовку о жизни в Муравьёвских казармах оставил посетивший их в начале прошлого столетия новгородский журналист Александр Григорьевич Слезскинский.

Одним из пунктов «экскурсии» по казармам артиллеристов были казарменные помещения:

«В два ряда плотно стояли койки. Над изголовьями возвышались рамы, на которых висело оружие, амуниция и немудрый обиход солдата. Вешалки у стен облеплялись шинелями. Через пять-шесть коек оставлялся узкий проход».

В другой батарее по-прежнему сохранялись нары аракчеевских времён:

«Вместо коек на аршин высоты от пола тянулся дощатый настил, длиною немного больше человеческого роста. К ногам настил имеет уклон».

Из постельных принадлежностей солдатам в то время полагались соломенные тюфяки и такие же подушки без наволочек. Одеяла не выдавались, поэтому спать солдатам приходилось, укрывшись шинелью. Правда, каждая рота старалась обзавестись одеялами за свой счёт, а после русско-японской войны каждому солдату стали выдаваться казённые одеяла и постельное бельё. Кроме того, каждый солдат имел деревянный сундучок, хранившийся под койкой. Его содержимое составляли немудрёные солдатские пожитки – бритвенные принадлежности, иголки, нитки, смена белья, письма, гостинцы от родных. Здесь же, в жилых помещениях располагались и стойки для оружия и амуниции солдат.

Стены казармы украшались портретами героев, знаменитых русских полководцев и представителей правящей династии, репродукциями изображавших подвиги русских солдат картин. Здесь же зачастую вывешивались списки георгиевских кавалеров роты, полученные ею призы за стрельбу и т.п. Кроме того, в помещении каждой роты помещался киот с иконой – ротной святыней. Эта икона была предметом особой заботы офицеров и солдат, и каждая рота старалась украсить её по мере возможности. В праздники перед образом совершались богослужения.

Зимой жилые помещения отапливались посредством русских или голландских печей. Освещались казармы чаще всего свечами (на каждые 10 человек полагались две свечи в сутки), в некоторых казармах было газовое или электрическое освещение. Днём в жилых помещениях проводились гимнастические и учебные занятия, в результате чего воздух в них, особенно ночью, был тяжёлым. Лишь некоторые казармы в то время были оборудованы электрическими вентиляторами.

Зачастую здесь же, в жилых помещениях, солдаты принимали пищу (хотя в некоторых частях имелись для этого отдельные столовые). В 4-м мортирном артиллерийском полку отдельную столовую имела каждая батарея:

«Мы спустились по тёмной чугунной лестнице в подвальный этаж. Просто какие-то катакомбы. Низкие потолки, своды, арки, кирпичный пол. Квадратные окна выходили на свет Божий вровень с тротуаром. Здесь всё осталось до наших дней так, как было прежде. Длинные чёрные столы, кругом скамейки – вот и вся незатейливая обстановка столовой. В углу кухня. Собственно говоря, какая кухня – сложенная из кирпича плита, наподобие старинной лежанки; края для прочности обрамлены железом, верх устлан чугунной плитой, сквозь которую широкими жерлами смотрят в потолок три котла; под каждым своя топка. Рядом вмазан медный куб для чая. В одном котле приготовляется варево, в другом – каша, третий, так называемый запасный, с кипятком. Пища вынимается металлическими ковшами, насажанными на длинные палки. Тут же висит разграфленная доска, на которой, за подписью дежурного офицера, ежедневно помечается порционное довольствие. Прежде всего, ставится день и число нижних чинов, состоящих к этому дню налицо в батарее; затем в клетках пудов и фунтов включаются только цифры против написанных уже названий провизии мяса, капусты, крупы, соли, лука, картофеля и др. Впрочем, есть и золотниковые клетки для перца и лаврового листа. Кроме плиты, куба и доски, больше никаких нет принадлежностей. Чины приходят с казенными медными чашками, берут пищу, едят в столовой или уносят с собой».

На нескольких солдат полагался один жестяной котелок, из которого они вместе ели.

Муравьёвские казармы. Здание гауптвахты.

В 1907 году в бане при Муравьёвских казармах, расположенной на берегу, всё ещё работала качавшая воду из Волхова машина аракчеевских времён. В бане же хранились две пожарные машины того же времени, перенесённые туда из здания гауптвахты с каланчой. На освободившемся месте, помимо гауптвахты, была устроена телеграфная станция.

В офицерском собрании (расположенном там, где при Аракчееве размещалась офицерская «ресторация») была бильярдная, столовая, зал, неплохо обставленная гостиная:

«Всюду, конечно, видна прочность, долговечность, но слишком мало света и воздуха. Особенно этими недостатками отличается зал; потолок в нём очень низкий, окна только с одной стороны, да и то, как в главной комнате, выходят куда-то на дровяные сараи». В собрании устраивались вечера и любительские спектакли. Однако случалось это нечасто – вечера надоедали своей однообразностью, «а с театрами немало хлопот и возни».

Ещё одним развлечением были поездки в Новгород. Зимой путь в город был не очень удобным: сначала нужно было проехать шесть вёрст до Подберезья и лишь оттуда – в город. Летом в Новгород можно было попасть на пароходе. Вообще же, по свидетельству современника, в свободное время офицерство предавалось скуке.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: