ГлавнаяСтатьиКарельская тетрадь - Девушка-походник или Покоритель культовых гор
Опубликовано 1.08.2016 в 10:15, статья, раздел История

Карельская тетрадь - Девушка-походник или Покоритель культовых гор

Одной из глав «Карельской тетради» стала моя беседа с заядлым походником Юлией Минутиной, которая на этот раз водила группу в пятидневный стокилометровый поход к культовой горе Воттоваара.

Вот эта беседа:

- Я хотел бы сначала просто полюбопытствовать про твой опыт хождения в походы. Как давно ты этим занимаешься и являешься организатором таких походов?

- В походы с семьей я ходила совсем с детства, в походы более или менее взрослые – с 2002, нет, с 2001 года, с группой – с первого курса. В основном, я ходила в пешие горные походы (Хибины, Карпаты, Крым, Полярный Урал).

- То есть, вы восходите в горы?

- Не так, чтобы с ледорубами, как альпинисты, но у нас были и перевалы.

- А в Карелии в походе вы были впервые?

- В Карелии именно в походе – впервые.

- А на Карельском перешейке вы бывали в походах?

- Да, бывали, под Выборгом. Но Карельский перешеек, в отличие от Карелии, с каждым годом – всё «обжитее», людей многовато, дорожная сеть достаточно хорошо развита, поэтому и походы здесь какие-то не совсем «настоящие». Кроме того, на Карельском перешейке нет настоящих гор – только холмы, а мне очень нравятся горы.

- Правильно ли я понимаю, что вы доезжаете до какой-то станции, а потом вас «закидывают», и уже там блуждаете или просто идете до места, где вас забирают обратно?

- Бывает заброска, а бывает, что автобус ходит до какого-то пункта, и дальше мы идем сами пешком.

- А какова цель дальних походов? Что они тебе дают?

- Я хожу в походы, прежде всего, ради отдыха – отдыха от нашей современной цивилизации.

- От других участников похода я слышал, что вы ездили от Медвежьегорска (город в Карелии – Г.К.) к Беломорканалу. А что важнее для тебя в походах – природа или исторические данные о тех местах, где вы бываете с группой? Общение с людьми в своей группе, преодоление себя – или что-то другое?

- Для меня важнее воссоединение с природой, пусть даже и такой суровой, как в Карелии и севернее. Хотя было одно место, где кто-то из нашей группы сказал: «А вот здесь снималась сцена из фильма «А зори здесь тихие…»!

- Продумываешь ли ты маршрут заранее и следуешь ли ему? И кого берешь в группу?

- Маршрут планируем заранее, но, бывает, в пути вынужденно меняем его, как в этот раз. Так, моста, который был обозначен на самой «свежей» карте, не оказалось на местности, и нам пришлось переходить одну из рек вброд. Это было и забавно, и немного страшно! Кстати, одна из участниц похода заказала карту Карелии – тех мест, куда мы планировали идти, – и в картографическом бюро ее попросили следить за местностью, чтобы потом внести исправления в эту карту. Не знаю, будет ли она отправлять картографам эти данные… А люди, с которыми я хожу в походы, – или мои друзья, или друзья моих друзей. В общем, с совсем чужими людьми я не хожу.

- А бывает ли страшно в пути? Становитесь ли наедине с природой суеверными?

- Бывает, то любуюсь природой, то начинаю размышлять. В дороге для меня есть табу на некоторые слова и мысли. Но, например, в то, что гора Воттоваара, которая являлась целью нашего похода, – так называемое «место силы», я не очень верю. Любое озеро, в принципе, это место силы.

- А какими свойствами, качествами характера должен обладать человек, собирающийся в дальний пеший поход?

- Он должен уметь получать радость от больших физических нагрузок и быть терпимым к остальным участникам похода, чтобы в группе не возникали конфликты. А конфликты у нас бывали, в основном – мелкие, но был в нашей группе и один серьезный конфликт. Я эти конфликты успешно гасила.

- А были у вас экстремальные случаи в последнем походе?

- Да, были. Например, нам пришлось пить болотную воду, правда, кипяченую. Воду было тяжело нести, и мы надеялись выйти к озеру, но к вечеру третьего дня к намеченному озеру так и не вышли. Еще была такая ситуация: мы вышли к реке, мост через которую оказался разрушенным, а где можно перейти ее вброд, мы не знали. И вот мы всей группой решили строить плот – для того, чтобы переправиться с нашими пятнадцатикилограммовыми рюкзаками. Мы строили его где-то полчаса, за это время по реке проплыла одна лодка с местными рыбаками, но они нас не увидели. А достаточно скоро по реке прошла еще одна лодка, мы этим карелам сигналили уже лучше, и они нас увидели – и в два приема нас и наши вещи перевезли на противоположный берег. И денег с нас не взяли, хотя мы предлагали им оплату. Как позднее выяснилось, эту реку, как и предыдущую, также можно было бы перейти вброд по колено – в том месте, где она вытекает из озера, что было подальше.

- А вы выбираете для своих походов, прежде всего, дикие, безлюдные, труднопроходимые места?

- Нет, почему же? В Карпатах много и туристов, и местных жителей, в горах пасется скот. А на Севере страшнее может оказаться как раз в глухих местах неожиданно встретить людей. Например, в этом походе мы вышли, видимо, к избе охотника, но заночевать в ней (хотя там были спальные места, точнее – нары) так почему-то и не решились.

- А что для тебя ближе по настроению – север или юг?

- Скорее, север. Он меня больше впечатляет своей, местами мрачной, красотой. И еще – север хорош своими долгими полярными днями, когда можно от ночлега до ночлега пройти гораздо больше, потому что всё время светло летом, а я хожу в походы только в теплое время года.

- А в карельской природе больше черт от первозданного мира или от конца света?

- Мне кажется, от первозданного мира.

Фото: Михаил Князев.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: