ГлавнаяСтатьи Часть 14
Опубликовано 26.07.2016 в 12:36, статья, раздел Арт, рубрика Фотография как метод переживания
автор: Андрей Колодин
Показов: 966

Часть 14

Обогатить теорию светописи своими размышлениями вряд ли получится (да и задачи такой не ставилось!), а вот, глядишь, быть полезным, как подсказка для тех, кто еще не очень в теме, думается, дело посильное. Что называется, проложил в лесу тропинку – поставь вешки для других.

Наверное, будет несправедливо заканчивать разговор, обойдя вниманием столь популярный, хотя и неофициальный жанр в фотографии как котики. И это не шутка. Напротив – дело весьма серьезное, если учесть, с каким упорством снимающая публика во все времена уделяет такое завидное внимание этим братьям меньшим. Речь идет не об анималистической фотографии вообще - тут свои законы, незыблемые и одинаково принимаемые приверженцами этой фотографической ниши. Другое дело – кошаки! Нет, конечно, может, кому-нибудь больше крысы нравятся, но кошачье племя ни разу не снизило свой высокий рейтинг за время существования массовой фотографии. И с этим приходится считаться. Но и разобраться не мешало бы, чем немедленно и займемся. Тем более, что ситуация почти знаковая

Фото: Ольга Савченко

Начнем с того, что явление это не новое в массовом искусстве. Давно ли канули в Лету вышивки и лубковые рисуночки с изображением котят (а также их родителей)? В домах наших милых бабушек и сейчас может отыскаться парочка таких картинок. Ну что поделать – наделил Господь этих в общем-то бесполезных в быту, но безусловно очаровательных домашних питомцев особым шармом. В самом деле, мышей они уже давно не ловят, а вот умилить хозяев – это всегда пожалуйста. И прощаются им всякие кошачьи подлости за их льстивое мурлыканье и неистребимую привычку подхалимски тереться о ноги домочадцев. Иного смысла наличия этих животных в наших жилищах не обнаруживается. Это, если хотите, некий символ домашнего уюта вроде торшера или фикуса. Столь же символичными оказываются и снимки, на которых изображены кошаки. То есть, той же ценности, что и лубковые картинки в прошлом. И если это устраивает – то о чем разговор! А если не устраивает?..

У нас в студии бытует этакий дурашливый лозунг: закаты и котяты – вне закона! О закатах – как-нибудь в другой раз. Что до котят – тут все понятно: долой кич! Потому что чем же, как ни кичем, можно номинировать то, что раньше именовалось лубком (разумеется, в его уничижительном смысле)?! Признаться, этот шутливый запрет (инициированный, ясное дело, худруком) нещадно нарушается в каждой без исключения учебной группе. Почему? Да потому что миляги они, хоть ты тресни! Один слушатель (откровенно издевнувшись над «преподом») так просто и сострил в своем творческом отчете: «Запретить снимать котов на государственном уровне!» (Что характерно, за всю историю существования нашего объединения ни один остряк не принес фото червей).

Фото: Ольга Савченко Фото: Ольга Савченко

Ну, конечно же, можно, (а, может быть, и нужно) снимать кошаков. Другое дело – как. В английском языке есть слово catty, что значит лицемерный. В буквальном переводе это звучало бы как кошачий. Чувствуете, где собака, т.е. кошка зарыта? Это животное наделено людьми человеческими качествами. Речь ведь об образе - ни много ни мало! И вот когда этот самый образ состоялся в «кошачьем» снимке – тогда да, это уже наша «юрисдикция». К примеру, кот переходит улицу (двор). Вы посмотрите на этого наглеца – он же словно говорит: «Я здесь живу. И вообще – я здесь главный!» А рыжий окрас придает образу пущую убедительность. Ну разве это не славная фотография?! Целую историю можно нафантазировать! Надо лишь позаботиться о том, чтобы наш хвостатый герой был вписан в «сценарий» снимка, а не просто бестолково, хоть и умилительно лупал на зрителя с фотографии. Так что, «кошак в образе» не подлежит никакому, даже шуточному прещению!..

Фото: Ольга Николаева

(Кстати, у автора этих строк кот есть. Между прочим, рыжий. Ловлю себя на том, что общаюсь с ним, как с человеком, используя всю палитру чувств – от действительно умиления до праведного, надеюсь, гнева. А вот сфотографировать его ни разу не приходило в голову. Наверное, потому, что не вижу в нем модели, как обычно и происходит с нашими домашними. Член семьи, одним словом!..)

Фото: Иван Андреев Фото: Ольга Савченко

Можно, конечно, с юмором отнестись к удивительно популярной для съемки теме, которую мы с усмешкой сейчас обсуждаем. Но все гораздо серьезнее. Поскольку подход к ней конкретного автора будет сразу же свидетельствовать о его способности абстрагироваться от реального, пусть даже очень привлекательного объекта ради создания пусть даже очень нехитрого, но образа. (С закатами та же история, только еще хуже). Так что знаковость, о которой было заявлено в самом начале, налицо. Более того, уже можно говорить и о диагнозе (ну или, желательно, об его отсутствии).

Фото: Ольга Савченко

Здесь впору лишний раз напомнить друг другу о той ответственности, которую мы как авторы неминуемо несем перед нашими зрителями. Пичкая их фотографическим кичем и величая наши фото-поделки художественными произведениями, мы, так или иначе, прививаем им дурной вкус. Всплывает в памяти фрагмент из «Операции Ы», где в базарном ряду персонаж по «имени» Трус зазывает покупателей: «Налетай, торопись – покупай живопись!» Примерно такое же, с позволения сказать, искусство мы навяливаем окружающим, когда популяризируем самочинный жанр котики. Между тем, «зритель получает автора в готовом виде и сравнивает с собой, со своей эстетикой и опытом. Иначе говоря, зритель за счет автора получает самого себя. Парадокс. Но вот того, чего в зрителе нет, он (зритель) и не увидит». (К.Новосартов). И наоборот: увидит то, что хочет, и возрадуется. Мол, я в полном порядке! Вот в такое нехорошее заблуждение мы можем ввести потребителей нашей грошовой продукции…

Фото: Борис Вирский

Посмотрим на ситуацию шире. Нужно, разумеется, уважать своего зрителя, прислушиваться к нему и идти дальше. «Но не за ним, а вперед, предлагая свою руку… Фотограф-художник должен вести за собой, предлагая край изображения как линию старта, как отправную точку в его внутреннее пространство». (Источник тот же). Ну а о каком внутреннем пространстве может идти речь, если на снимке ровным счетом ничего, кроме приторных кошачьих мордашек?! Внутреннее пространство – это уже из области сценарной, способной смоделировать наши переживания побогаче, чем лубковое умиление.

Фото: Константин Родин Фото: Алексей Иванов

Вообще, развивая тему автор – зритель, хорошо бы усвоить очень важную для понимания искусства светописи психологическую подоплеку этой взаимосвязи. Позволим в этой связи еще раз обратиться к авторитету Кирилла Новосартова: «Надо принимать во внимание, что фотограф нажимает на кнопку спуска фотокамеры, когда внешние проявления мира уравновешены его внутренним состоянием, отношением, когда пространство перед объективом отвечает ему взаимностью и максимальным созвучием с его пониманием мира. Иначе говоря, он снимает самого себя. Так же и зритель, выбирая ту или иную плоскость искусства, говорит шепотом между строк о себе». Отзвук этих размышлений находим и у другого исследователя нашего искусства Дороти Ланг (Доротея Ланге): «Все увиденные фотографом картины окружающего мира, все запечатленные им кадры становятся в какой-то мере его автопортретами». Впервые же магию фотографического изображения связал с психологическими процессами еще Зигфрид Кракауэр, а это, надо отдать ему должное, величина в глубоком аналитическом толковании светописи и кинематографа. (Ну и причем тут котики?..)

Фото: Влад Коротков

Вот такая у нас получается история: начали с кошаков, а размахнулись на весь белый свет. А вернее, на ту его, вне сомнения, большую часть, которая попадает в объектив. На том и стоим, не размениваясь по пустякам…

Фото: Сергей Буров

В самом деле, грех ерундой заниматься, когда главные проблемы творчества не решены. Какие? Да все те, о которых мы здесь без устали рассуждаем. И все кажется, что чего-то недоговариваем, без чего наши представления о предмете разговора будут неполноценны – такое вот нервное недоумение. Тут уж вспоминается старый добрый анекдот. Морское побережье, задорный кавказец продает газированную воду. Подходит покупатель. Тот его спрашивает: «Вам с сиропом или бэз? Если бэз, то бэз какого?»

Фото: Александр Осокин

А если серьезно, разговор о творчестве можно прервать только волевым усилием, поскольку творчество, как космос, беспредельно. Вот такое усилие и предпримим сегодня. Всю ответственность беру на себя, поскольку поневоле оказался провокатором. А если и впрямь чего-то не договорили, то – какие наши годы!..

Фото: Светлана Разумовская

Напоследок (с позволения благосклоннейшего читателя) хочется поделиться личным опытом, который может оказаться весьма полезным, если сделать правильные выводы. Речь вот о чем…

Фото: Анна Широкова

Ваш покорный слуга несколько лет тому назад стал автором книги, получившей название «Единица измерения». В процессе подготовки ее к печати все шло сравнительно гладко, как вдруг издатель неожиданно напряг: «У вас в книге почти триста страниц, «слепой» она не должна быть – думайте об иллюстрациях!» Ничего лучшего мне в голову не пришло, как предложить в качестве иллюстраций свои фотографии. А поскольку это была какая-никакая художественная литература (повесть, стихи, рассказы, миниатюры), издатель серьезно засомневался в толковости такого предложения: «Вы что ж, актеров будете нанимать, чтобы они персонажей разыгрывали?» «Нет, - говорю, - это будет ассоциативный фотографический ряд». Надо отдать должное издателю, который не видывал на своем издательском веку ничего подобного и, тем не менее, мужественно решил рискнуть. Потом уже выяснилось, что книга, как только вышла из печати, сразу же стала раритетом: на тот момент она была первая и единственная в стране, где литература была проиллюстрирована авторскими фотографиями. Но мы об этом узнали гораздо позже.

Фото: Анна Бочарова Фото: Никита Тимофеев

Лишь один снимок в этой книге оказался прямой иллюстрацией. Бреду как-то берегом озера, камера привычно на шее. И вдруг… своим глазам не верю: стоят у самой кромки воды мои Леночка и Лешка, точь-в-точь, как в финальном эпизоде одноименного с книгой рассказа (как это мне, сочинителю, представлялось), и о чем-то очень проникновенно беседуют. Это было даже больше, чем удача! Оставалось только одно – справится с волнением и немедленно нажать на кнопку, чтобы не упустить мгновение, когда в кадре сложилось и упаковалось все (даже косячок уточек над горизонтом!) – но лишь на долю секунды! Мне бы отблагодарить моих неожиданных статистов, но было неловко помешать их беседе (а вдруг там что-то очень важное – как у моих героев!). И по сей день несказанно благодарен этим ребятам, имен которых уже никогда не узнаю…

Фото: Андрей Колодин Фото: Андрей Колодин

Такое попадание в «яблочко» бывает, наверное, раз в жизни. В моей, выходит, уже не повторится. А произошло потому, что, как говорится, оказавшись в нужное время в нужном месте (совершено случайно!), был потенциально готов к съемке. Речь о готовности не столько физической – камера наготове, – а психологической или, если хотите, психической. Эту заряженность (если уж вышел из дома с фотоаппаратом) в свое время привил мне мой тогдашний наставник Александр Исаакович Овчинников, чье имя «МЫ» теперь носим. Думается, эта почти невероятная история - серьезный аргумент в пользу той самой спасительной творческой дисциплины.

Фото: Николай Велицкий

Но главное, чего ради вспомнил про книгу, в том, что она невольно стала мощным доказательством центробежности фотографии. Это когда снимок становится лишь поводом для самых что ни на есть переживаний, которые начинаются уже за его кадровой рамкой. В случае с книгой – это текст, будь то стихи или проза. Причем (это так важно!!!), то, что изображенона фото, может ровным счетом не иметь ни малейшего отношения к содержанию текста. Но при этом совершенно естественно усиливать воображение, становясь чем-то вроде детонатора, взрывающим потаенную философию снимка. Ассоциативность – это непреходящее достояние светописи. Иначе говоря, ее возможности просто безграничны! На том и стоим, не скрывая своей радости…

Фото: Глеб Веригин

Ну что, самое время ставить точку? Пожалуй. Только вот врезается в беседу чей-то настойчивый голос. А! Старый знакомый! Неугомонный Иной Читатель!

Фото: Анатолий Вестимов

Он: - Болтали, болтали столько времени, а вместо ясности – только туман…

МЫ: - Какой ясности ты ожидал?

Он: - Ну, так и непонятно, как все-таки научиться классно снимать.

МЫ: - В смысле, как стать талантливым фотографом? Похоже, и в самом деле, зря болтали…

Он: - Нет, понятно, талантливым надо родиться, но не все же поголовно талантливы, а фотографов – пруд пруди. И что, если ты неталантлив - бросай снимать?

МЫ: - Тут уж сам решай. Только ведь одного таланта мало – еще и труд нужен. И потом, если ты не Пушкин, что ж теперь и стихов любимой не писать? Или непременно – общественное признание?

Он: - Оно, конечно, не помешало бы… Но попробуй пробейся – все уже давно засижено!..

МЫ: - Слушай, ты все-таки определись! Может, раз такое дело, попробовать крестиком вышивать? Тут конкурентов фактически нет, стать великим куда проще…

Он: - Ой-ой-ой! А вы, значит, ревнители светописи, будете зорко следить, чтобы на вашу заповедную территорию какой-нибудь случайный прохожий не зашел?

МЫ: - Если случайный - будем! Обязательно! На том и стоим!..

Фото: Алексей Ватанович

Фото: Павел Ропшин

Фото: Денис Романов

Фото: Юрий Кленов

Фото: Марина Колвая

Фото: Алексей Иванов Фото: Михаил Аксенов

Фото: Николай Велицкий

Фото: Николай Велицкий

Фото: Наталья Камайкина

Фото: Роман Колесников

Фото: Николай Лужков

Фото: Юлианна Рубан

Фото: Галина Кемерова

Фото: Юлианна Рубан

Фото: Марина Колвая

Фото: Кирилл Летов Фото: Пётр Дружинин

Фото: Марина Колвая

Фото: Андрей Колодин

Фото: Роман Бабаев.

Фото: Юлианна Рубан.

Фото: Алексей Бирюков Фото: Николай Велицкий

Фото: Марина Рыбалёва

Фото: Марина Рыбалёва

Фото: Андрей Лифар

Фото: Полина Петухова

Фото: Александр Волоцков

Фото: Ольга Савченко

Фото: Марина Рыбалёва

Фото: Наталья Камайкина

Фото: Сергей Дмитриев

В статье использованы фотографии из архива Дома творческой фотографии "МЫ" имени Александра Овчинникова.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальный сети: