ГлавнаяСтатьиСеанс портрета. Натурщица
Опубликовано 20.07.2016 в 16:15, статья, раздел Арт, рубрика Дневник художника
автор: Светлана Акифьева
Показов: 810

Сеанс портрета. Натурщица

Предисловие

Наш музей - "Мастерская-музей реалистической живописи Александра Варенцова" - необычен. Одна из главных его задач - организовать в пространстве мастерской диалог художника со зрителем. Приходя в музей, каждый посетитель сам определяет тему разговора с художником своими вопросами, интересом к конкретной картине или кругу произведений. Для большинства приезжих гостей музея такая встреча единственная или редкая. Новгородские любители искусства приходят к нам часто: пообщаться, увидеть наши новые работы, нарисовать свои или просто "подышать воздухом мастерской".

Мастерская-музей соединяет рабочие пространства двух художников - мастерские, где идёт ежедневная творческая жизнь, и галерею, в которой устраиваются временные выставки. Новая выставка для нас - это всегда обозначение некой специальной темы для беседы с нашим зрителем. Вот и сейчас в галерее мы создаём пространство новой выставки. Она называется "Сеанс портрета".
Эта выставка задумана как способ не только показать лица людей, их неповторимость, своеобразие, пластические и психологические особенности, но и как рассказ о процессе работы художника над портретом. Для этого в классическую экспозицию картин мы решили включить объекты, с помощью которых мы будем проводить портретные сеансы и устраивать мастер - классы для всех желающих учиться рисовать портрет. Рисуя рядом с художниками, можно будет наблюдать за процессом создания картины или графического листа. Картины и "действующие" сеансы расскажут о различных типах портретов и продемонстрируют различные форматы портретных сеансов.

Рисование живой модели - один интереснейших феноменов искусства.

Первыми моделями профессиональных художников были заказчики, причём самые высокородные. Как правило, с них писалось только лицо, для живописи костюма и прочего позировали слуги или использовались манекены. Позднее появились портреты членов семей самих художников: родители, жёны, дети. Отдельный тип моделей представляли возлюбленные: их образы повторялись не только на портретах, но и на многих картинах, олицетворяя некий гармонический идеал красоты для художника...

В обучении художников сначала появляется мужская модель, женская модель допускается к позированию только в конце 19-го веке. Так появились два типа натурщиц, и, следовательно, два типа сеанса: «творческий» и «учебный». Такое условное подразделение бытует и теперь. Но, справедливости ради, нужно отметить и то, что мастера искусства считают подобное разделение задач вредоносным, т.к. обучаться без творчества не полезно и даже наоборот…

Наша натурщица

Обычно на портретные сеансы мы приглашаем студентов «творческих специальностей». Иногда к нам обращаются те, кто хочет попробовать себя в качестве модели. Время от времени мы просим наших моделей причесаться или одеться определённым образом, исходя из той или иной задачи портрета. Сеанс длится не менее трёх часов, с двумя перерывами, за это время мы успеваем познакомиться с натурщицами, а иногда и подружиться.

Однажды, в нашей мастерской появилась профессиональная натурщица - Виктория. Открытое, сценически - выразительное с крупными чертами лицо - находка для художника. За яркой внешностью открылась столь же яркая и неординарная личность. Виктория закончила режиссёрский факультет, пишет стихи, декламирует, реализует различные пластические перфомансы, и несколько лет позирует художникам.
Создавая выставку, рассказывающую о процессе позирования, я подумала, что было бы интересно поговорить с такой замечательной моделью и спросить её, как чувствует себя человек, которого рисуют. Виктория охотно согласилась на разговор. В назначенное время она пришла, как всегда в «специальном наряде», - необычном солнечно-зелёном платье, на голове - тонко сплетённый венок из летних трав. Она выглядела счастливой и беззаботной. Может быть, поэтому мне было трудно начать задавать свои вопросы, но как-то постепенно, за чашкой чая, мы всё же разговорились...

Виктория:

"Идея позирования принадлежит моей приятельнице, она художник и преподаватель «Колледжа искусств им. С.В.Рахманинова». Я сама там училась, только на режиссёрском отделении, так что атмосфера творческого процесса для меня родная и естественная. Первый мой "сеанс портрета" состоялся приблизительно два года назад. Помню, что тогда, чтобы сохранить внутреннее состояние и выражение лица, я всё время повторяла, не в слух, конечно, своё стихотворение. Пытаясь вжиться в игривое, излучающее нежность состояние героини. Таким образом, я одновременно создавала образ живой и подвижный в эмоциональном плане и оставалась статичной.
Улыбаются колокольчики,// Голубеньким смехом звеня...//Маленькие улитки//Прячут улыбки//В уголочках рта...//Даже тучка усмехается,//Пальцем в луже грозя//Когда Ты взглядом боишься//Задеть о мои глаза...)

Сегодня «сеансы портрета» - это уже какая-то важная часть моей жизни, не совсем работа, и далеко не всегда удовольствие. Безусловно одно, что сеанс портрета помог, да и всё ещё помогает, справляться с какими-то моими внутренними, возможно, даже детскими проблемами: и эмоциональными, и моральными. Портрет – это взгляд со стороны, на портрете ведь всегда и " я", и "не я".

Светлана:

В моём понимании, модель должна помочь художнику выразить его идеи, а высший пилотаж художника состоит в умении достать из глубины модели что-то необыденное, искреннее, вдохновенное, может быть и то, что сама модель в себе не подразумевает.

Виктория:

Да. Я об этом думала. Вот как в этом стихотворении, я всё хотела переделать последнюю строчку, но так и оставила.

Пускай хотя бы на портрете://Ты будешь думать обо мне...//Художник трепетные тени//Положит с нежностью тебе...//Штрихами исподволь покроет //Неуловимые мечты...//Я птицей счастья сяду против...//Чтобы смягчить твои черты...

Виктория вздохнула, глаза стали печальными, хотя губы по-прежнему улыбались, обозначая "легкое настроение" нашего разговора.

Светлана:

Для меня твоя уникальность состоит в способности сочинять образ и его удерживать. Расскажи, почему это происходит и как это получается?

Тут, чтобы разъяснить причину своего интереса, я поделилась и своим опытом позирования, (художники иногда тоже позируют друг другу). Я рассказала о том, как мне было трудно сохранять неподвижность, поэтому я всё время о чём-то раздумывала, вспоминала и рассуждала, конечно, тоже не в слух. Мои три часа тянулись бесконечно, и уверена, что рисовать меня было совсем не просто.

Например, когда я рисую портрет, я считываю в модели определённый образ, он вполне конкретный. Передо мной персонаж - лирический, драматический, романтический, дополняя его характеристики, я вношу характерные черты и знаки окружающей среды. Именно поэтому я очень тяжело воспринимаю те перемены, которые происходят с человеческим лицом, что случается непременно, когда в голову модели приходят разные мысли. Например, совершенно неожиданно у позирующего тускнеют глаза, или в них появляется печальное выражение, напряжение, проплывает улыбка - все эти эмоции изменяют пластику лица, иногда до неузнаваемости. Лицо преображается, но это не всегда входит в планы художника. "Персонаж" словно уводит тебя совсем на другую волну. Если сравнивать с пейзажем, то это вроде того, как если бы ты начал писать нежное весеннее утро, и вдруг, наступил ноябрьский вечер. В это время ты совершенно сбиваешься с толку, новым выражением, которое требует пластических перемен, изменения рисунка, цвета и т.д.

Тебя, в этом смысле, рисовать намного легче. Как же это удаётся удерживать состояние?

Виктория:

"Всё просто. Я именно так и понимаю процесс. Мне никто ничего не объяснял, как-то само усвоилось. Можно сказать, я словно бы становлюсь кем-то другим, изобретая различные состояния, но при этом, как правило, всё-таки всегда достаю что-то из потаённых сундуков собственного «я». То есть, я сочиняю персонаж, который каким-то образом мог бы жить во мне. Грустно бывает, когда это совсем не нужно. Потому что бывают совсем другие «сеансы портрета», где меня и не предполагается – так, какая-то оболочка, повод для рисунка или картины. К этому мне трудно привыкнуть, когда рисующий - вовсе и не замечает человека перед собой.

А то, о чём ты говорила, про образы, которые я "выращиваю" из себя, я описала, послушай:

Все женщины мира во мне...//Вся их горечь на дне...//И вся детская радость...)//Всю мудрость матрон...//И беспечность девиц,//Их незрелую шалость...//Мне бы пить с этих лиц...//Божий мир без границ//Распахни для меня...//Мне бы есть с твоих рук...//Мне бы вечности круг//Превратить для Тебя...//В золотую спираль..

Светлана:

Скажи, это взаимодействие модели с человеком рисующими - это разве обязательно для натурщицы? Ну, можно же принять за тезис, что это такая работа... И ничего личного. Я сижу - вы рисуете и всё.

Виктория:

Для меня "человеческая атмосфера" мастерской или класса очень важна. Если некомфортно психологически, это тяжелее, чем удерживать трудное движение, когда вытянута шея, или буквально "вывернуты" руки и ноги. Это физическое напряжение я могу вытерпеть, тем более, что в этом случае никакого психологического состояния удерживать не нужно, требуется только демонстрировать заданный ракурс. А вот, с чем я не могу смириться, так это с аудиторией, в которой нет никакого интереса к работе, или когда в поведении участников сеанса проявляет себя какая-то неприятная ситуация, возникает натянутая обстановка, как реакция на что-то произошедшее до моего прихода ".

Светлана:

И что же? Это же, как говорится, и вовсе не в твоей компетенции. Что ты можешь с ними сделать, сидя на своём подиуме, да еще и в трудном движении."

Виктория:

Пробую разрядить обстановку. Заговариваю, хотя это и не очень приветствуется, особенно на учебных сеансах. Что еще? Делаю комплименты во время пауз или на просмотре. Словом, как-то пытаюсь изменить среду... Вообще, думаю, это у меня миссия такая (смеётся) - улучшать окружающую среду. Конечно, можно было бы и отгородиться, и закрыться, как ты говоришь, от "чужих людей". Только я думаю, что если я там появилась, и мы уже познакомились, значит, мы уже не чужие, мы знакомы, влияем друг на друга, мы друг в друге отражаемся".

Светлана:

Тогда ответь мне, если это так трудно, насколько это необходимо? Я хочу спросить, надолго ли хватит твоего интереса и энтузиазма? Или же ты уже видишь границу этого периода, а позирование это лишь мостик, в следующий этап жизни.

Виктория:

Мостик… (В глазах моей собеседницы появилась хитрая улыбка). Я бы назвала скорее – это так - тяга через болото. Так как на материальном состоянии моё позирование существенно не отражается, то, наверное, все-таки есть у меня внутренняя необходимость. Каждый сеанс - это напряжение и моральное и физическое, он даёт много эмоций и больше всё-таки положительных. Ещё, очень важный момент и главная ценность этого процесса в том, что позирование позволило мне посмотреть на себя со стороны, как бы посмотреть другими глазами.

Светлана:

И целиком, охватить эту планету "Виктория" разом, и разглядеть на ней не только недостатки, но и безусловные достоинства...

Виктория:

Наверное.(Скромно улыбается) Ещё я заметила, что позирование всё больше превращается для меня в режиссуру. Прежде чем «исполнить роль», я должна выдумать героиню, создать некий образ, его историю, проиграть или пережить какие то мысли, чувства, отрегулировать эмоции. Возможно, что сейчас, таким образом, прорастает какая-то совсем другая жизнь и деятельность другая. Когда-то, чтобы быть режиссёром мне не хватало и сил, и смелости, а сейчас с избытком не только интереса, но и азарта. Вот и для выставки я придумала мини-моно-спектакль, что-то вроде перфоманса.

Светлана:

Я думаю, что мне пора остановить своё любопытство. Спасибо, это был очень интересный разговор.

Виктория:

Нет. (Смеётся). Ты забыла. Ты забыла спросить о моих планах… Я очень хотела бы позировать на пленэре и еще, пожалуй, хотела бы стать моделью для группового портрета, я думаю, это очень интересно.

Светлана:

Даю обещание, что в ближайшее время твои мечты исполнятся...

P.S. На прощание был еще один удивительный подарок от Виктории, для улучшения среды. Рассказывая об одном фольклорном праздничном обряде, она пропела несколько фраз. Оказалось, что и голос у нашей модели замечательный, сильный и красивый.

Другие статьи автора

Показать ещё
Подписывайтесь на наши социальные сети: